цей матеріал доступний українською

Foreign Policy: России не нужны куски Украины, ей нужны разменные монеты

13:18, 09 декабря 2019
Мир
1209 0
REUTERS

В разгар процедуры импичмента Дональда Трампа в США очень легко забыть о проблеме в Украине, которая имеет больший геополитический вес. Россия вторглась в восточные украинские регионы, а Киев наладил партнерство с Западом, чтобы дать ей отпор. Перед встречей лидеров Украины, Франции, Германии и России в Париже, во время которой они попытаются договориться о новом соглашении о прекращении огня, настало время для США снова включиться в процесс. Особенно это важно потому, что появились некоторые индикаторы о готовности влиятельных голосов в Москве перейти к более мягкому подходу.

Более гибкая интерпретация Минских соглашений от 2015 году может положить конец кровопролитию на Донбассе и привести к более осторожному обращению с украинскими вопросами. А это, в свою очередь, может повысить шансы на мир, - пишет Foreign Policy.

Читайте такжеFinancial Times: Западу придется выбирать между независимой Украиной и дружбой с Россией

«Часть американской проблемы заключается в том, что она не правильно диагностировала проблему в Украине. Не часто случается день, чтобы какой-то обозреватель не допустил, что Россия вторглась в Украину, потому что Путин хочет полное подчинение соседней страны Москве. Это неправильное понимание поощряет ястребов в США, которые поддерживали санкции против России за ее действия. Правда в том, что российская деятельность в Украине более тонкая», - говорится в статье.

Россия не аннексировала Донбасс. Вместо этого она устроила там сепаратистскую войну, чтобы добиться автономии для региона внутри федеративной Украины. Таким образом, Москва может сохранить контроль над частью украинской территории, даст ей право вето в стратегическом сближении Киева с Западом. Многие заявления самого Владимира Путина подтверждают, что Россия рассматривает федерализацию Украины как привлекательный инструмент для блокировки евроатлантической интеграции соседней страны. А закрепление лояльности Донбасса должно удовлетворить российское желание. Кремль может вести себя жестоко, когда речь идет об Украине, но он не сумасшедший.

Читайте такжеWashington Post: Независимости Украины нужна поддержка США перед "нормандской" встречей

Путин точно знает, что вторжение и оккупация Украины будет кровавой и слишком дорогой операцией, которая к тому же не поможет ему закрепить влияние на украинскую политику при минимальных геополитических потерях. На самом деле, российские действия в соседней стране пошли не так, как планировалось изначально. Первые шесть месяцев российское вмешательство по всем статьям было абсолютным беспорядком. А части Восточной Украины охватил невиданный уровень насилия и анархии. В конце концов, Кремль смог установить более-менее управляемые режимы в Донецке и Луганске. Но для этого понадобилось проводить длительный и кровавый процесс чисток среди идеологических фанатиков и тех, кто не был готов подчиняться линии Кремля.

Трудности кампании против Украины стали испытанием способности российской элиты сохранять единство. С течением времени и повышением ставок внутренние расколы стали более очевидными. Сегодня в российской политике относительно так называемых «республик» в Донецке и Луганске участвует несколько конкурирующих групп государственных игроков с интересами, которые часто конфликтуют между собой.

Читайте такжеAtlantic Council: Миру между Украиной и Россией мешают восемь причин

К примеру, в управлении так называемыми «республиками» ключевую роль играет Владислав Сурков. Это влиятельный политический стратег Кремля, который управляет политикой по Донбассу в пределах президентской администрации. Его задача состоит в строительстве подобия государства в Донецке и Луганске. Он, управляя законодательной и кадровой политикой, поддерживает политическую стабильность в «ДНР» и «ЛНР», а также продвигает их интересы на международных переговорах по войне в Украине.

Люди Суркова часто вступают в конфликт с российской разведкой и армией, перед которыми стоят силовые задачи на Донбассе. Они бы хотели, чтобы службы безопасности в так называемых «республиках» подчинялись руководителям Вооруженных сил РФ. Поэтому возникает неприязнь с политическими менеджерами Суркова. Их противоречивые приоритеты порой приводили к внутренним столкновениям. К примеру, в 2017 году ФСБ добилась, чтобы бывшего офицера разведки назначили лидером так называемой «ЛНР» вместо гражданского кандидата Суркова.

Третья российская группа, действующая на Донбассе, занимается вопросом финансирования российских операций в украинском регионе. В последние годы заместитель премьер-министра РФ Дмитрий Козак возглавлял эту группу. Он продвигает более гибкий подход к имплементации Минских соглашений. В частности, он хотел бы найти способ закончить войну, чтобы ослабить финансовый и экономический груз России, которой приходится поддерживать глубоко коррумпированные военные режимы. Команда Суркова, с другой стороны, рассматривает такой подход демонстрацией готовности делать неприемлемые уступки.

Читайте такжеВ России отреагировали на слова помощника Зеленского о стене в ОРДЛО

Это внутреннее противостояние привело к непоследовательности российской политики. А в последнее время появились признаки потенциального изменения российской позиции в отношении Украины. В течение двух лет позиции Суркова постепенно слабели. Его отозвали из-за жосткого подхода. К примеру, в октябре 2018 Путин изменил состав ключевого президентского директората, который неофициально ответственный за Украину. Полномочия и персонал этого бюро сократили. Среди российских либералов и технократов ходят также слухи, что ограниченные жесты доброй воли по Украине считаются допустимыми, если они приведут что снятию санкций ЕС из России.

Главным препятствием для любых изменений в российской политике в отнощении соседней страны остаются глубокое убеждение российского руководства, что любые уступки приведут к еще большему давлению Запада и новым требованиям.

Читайте такжеBusiness Insider: Новые диктаторы лгут, играют с популизмом и даже обещают побороть коррупцию

Именно поэтому, какие бы уступки Россия не сделала, у нее останется четкая красная линия: Кремль продолжит поддерживать политический контроль на Донбассе, который даст ему влияние на украинскую внешнюю политику. А даже меньшие уступки не будут обсуждаться до тех пор, пока Россия будет бояться ястребов на Западе.

Встреча в Париже вряд ли принесет прорыв. Переговорные позиции обеих сторон, кажется, остаются непримиримыми. Но США не стоит игнорировать признаки того, что часть российской элиты готова искать лучшие решения, чем статус-кво. Война в Украине стала редким случаем, когда Россия посеяла раскол не только за рубежом, но и дома. И именно поэтому Западу следует подумать, как конфликт интересов в самой России можно разыграть.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter