Кремль не смог (и не сможет) агрессивно отреагировать на Джанкой

Джанкой сломал (надломил) две важные скрепы. Первая - слепая вера в то, что после референдумов по аннексии коллективный Запад испугается третьей мировой и начнет давить на Украину, чтобы мы прекратили боевые действия (по сути, это казус 2014 года, когда Крым стал неприкасаемым).

Вторая скрепа сложнее для восприятия, но не менее важна. Джанкой дал огромную пробоину в виртуальном мире, который двадцать два года строили российские пропагандисты. И дело не только в том, что россияне не могут в ответ на "хлопки" сделать "судный день", как обещал нам Дмитрий Медведев. Дело в том, что сейчас, именно в эти дни, происходит то, чего в русском сознании не было с начала 80-х.

Видео дня

Виртуальный мир, который создавался последние двадцать два года, уходит в полный диссонанс с реальностью. До сих пор эти два мира - реальный и пропагандистский - жили в полной гармонии друг с другом. Но, как писал классик, "все семьи счастливы одинаково, а несчастные по-разному". И вот, экономический кризис, война, смерть, визы в ЕС - все это возвращает в реальность и бомбит виртуальный мир, а власть никак не успевает латать в нем дыры.

Власти считали, что они дотянулась до каждого. И каждый, даже самому себе, боялся что-то сказать. Но пока это был не столько страх, сколько примирение с относительно комфортным виртуальным миром новояза.

Благодаря тому, что шесть месяцев россияне ничего не могут сделать в Украине, а также благодаря "хлопкам" в Джанкое и Саках, виртуальный мир рядового россиянина удалось прорвать

Для тех, кто не помнит, напомню, что Оруел предложил термин "новояз", чтобы объяснить тоталитарный язык. Поэтому, когда мы смеемся над "хлопками", "отрицательными всплесками" и так далее, мы должны четко понять - путинская Россия создает этот новый язык не потому, что им нечего делать. А потому, что язык - это последний бастион свободы даже самого ничтожного раба. Виртуальный мир современной России живет в этом самом новоязе, который регламентирует внутреннее "я" каждого, даже самого либерального россиянина. И этот самый либеральный россиянин каждый раз должен включать самоцензуру и делать это даже у себя дома, ведь напротив может сидеть фээсбэшный сексот.

До сих пор россияне жили в полном подчинении повестке дня государства, но при этом они не отвечали за то, что делало руководство этого государства. Это устраивало всех. И тут все начало меняться. Комфортный виртуальный мир начал ломаться.

Благодаря тому, что шесть месяцев россияне ничего не могут сделать в Украине, а также благодаря "хлопкам" в Джанкое и Саках, виртуальный мир рядового россиянина удалось прорвать. Теперь главное заполнить эту дыру правильными словами. Ключевые из них более чем простые: взрывы (вместо хлопков), кризис и дефицит (вместо импортозамещения), коррупция, беспомощность, некомпетентность (вместо "шаг за шагом мы достигаем целей"), ложь и безнаказанность. Сейчас россиянин должен вставить в свой официальный новояз именно эти слова.

А на верхушке этой словесной пирамиды должно быть два запретных слова: война и Путин. И до них мы дойдем чуть позже.

Вадим Денисенко, советник министра внутренних дел Украины, исполнительный директор аналитического центра "Украинский институт будущего"