REUTERS

Стефан Вагстил в своей статье, которая называется «Крушение малазийского самолета заставило представителей бизнеса поддержать санкции», опубликованной в британской газете Financial Times, пишет, что один из лидеров немецкого бизнеса Экхард Кордес неизменно уважал Россию в целом и президента Владимира Путина в частности. Но после того как был сбит самолет Малазийских авиалиний в июле прошлого года, глава восточноевропейской лоббистской группы Германии не сдержался. Он призвал Путина оказать влияние на пророссийских сепаратистов, которых обвинили в крушении самолета. «Если он никак на них не влияет, он должен это сделать», – сказал, который раньше возглавлял розничную сеть Metro, как будто говоря о неэффективности работы менеджера магазина.

Именно в такой риторике нуждалась канцлер Ангела Меркель, чтобы заставить представителей бизнеса перестать скептично относиться к жесткой политике в отношении Москвы, и получить поддержку для введения широких санкций. После крушения малазийского самолета стало возможным то, что казалось невозможным, – в немецких бизнес-кругах поддержали санкции.

По правде говоря, у Кордеса, главы Восточного комитета немецкой экономики, выбора практически и не было, учитывая то, с каким негодованием общественность отреагировала на крушение самолета.

Формально лидеры бизнеса поддержали канцлера в вопросе о санкциях за несколько месяцев до этого, весной, когда ЕС принял свои первые меры. Во время телевизионной пресс-конференции с г-жой Меркель, лидеры деловых кругов показали, что они согласны с тем, что в политическом процессе на первом месте должна стоять политика.

Но в душе они не соглашались с этим. Те, кто представляют компании, сильно заинтересованные в России, в том числе г-н Кордес, продолжали предупреждать, что санкции принесут больше вреда, чем пользы.

REUTERS

После крушения самолета они должны были перестать хитрить. Г-н Кордес сказал: "Такое отношение к катастрофе является актом бесчеловечности… Бизнес сделает все, что решат правительство и ЕС… на 100 %".

Но это длилось недолго. Уже осенью представители Восточного комитета вернулись к своей работе, лоббируя, как и прежде, ограничение санкций. Но к тому времени было уже слишком поздно заставлять Ангелу Меркель отступать. Если в Украине не произойдет резкой деэскалации конфликта, санкции, введенные летом прошлого года, почти наверняка, будут действовать как минимум до августа этого года.