Мировая пандемия коронавируса добралась до Украины, вынуждая власти прибегнуть к беспрецедентным ограничительным мерам. В стране уже месяц не работает индустрия туризма и развлечений, рестораны, заведения общественного питания и большинство магазинов, кроме продуктовых. Многие оставшиеся худо-бедно работать организации и бизнесы, отправили часть своих сотрудников на «удаленку» или в отпуска, в том числе без содержания.

Если бизнес не работает, он не платит зарплаты своим работникам и налоги своей стране, а в случае затяжного вынужденного простоя может никогда больше не возобновить свою деятельность. Карантин уже остановил работу свыше полумиллиона компаний, которые обеспечивали рабочие места для трех-четырех миллионов украинцев. При таком объеме потенциальных банкротств масштабы кризиса, безработицы и обострения криминогенной ситуации сложно представить.

Прогнозы относительно дальнейшего развития событий неутешительные

Пока украинская экономика в эти первые недели в целом относительно спокойно реагирует на эпидемию и веденные ограничения. По крайней мере, так утверждают в Национальном банке, отмечая лишь незначительное снижение объемов средств на валютных счетах клиентов в банках, относительно низкую инфляцию и настрой большинства предприятий сохранить рабочие места. Особо не пострадал и государственный бюджет: отставание от плана по доходам по итогам первого квартала осталось на уровне двенадцати процентов, как и до введения карантинных мер.

В то же время, прогнозы относительно дальнейшего развития событий неутешительные. Так, Всемирный банк ожидает падения украинской экономики в текущем году на три с половиной процента, Международный валютный фонд – почти на восемь, а украинские эксперты - на десять-пятнадцать процентов. И не смотря на заявления, что Украина по сравнению с болезненными кризисами 1998, 2008 и 2014 годов более тщательно подготовилась к новому экономическому шторму, украинцы остро нуждаются в поддержке.

Власти крупнейшей экономики мира - США, не дожидаясь волны банкротств, приняли решение о беспрецедентном за всю историю пакете поддержки для своего населения и бизнеса на два триллиона долларов. Бюджетный дефицит в США по итогам 2019 года составил почти триллион долларов, то есть, эти два триллиона американцы просто «напечатают», увеличив бюджетный дефицит втрое.

Нацбанк сопротивлялся наводнению экономики страны деньгами, вспоминая пережитые кризисы. И имел для этого свои аргументы

Похоже, такой же сценарий разворачивается и в Украине – в начале текущей недели парламент принял изменения в государственный бюджет на текущий год с увеличением дефицита втрое, или на двести миллиардов гривень. Очень похоже на американский сценарий, с той лишь разницей, что в Украине пока еще денег не напечатали. До корректировки госбюджета

Нацбанк сопротивляется наводнению экономики страны деньгами, вспоминая пережитые кризисы. И имеет для этого свои аргументы.

Если украинцы уже подзабыли кризисные девяностые с фантиками вместо денег и обвал валютной ипотеки 2008 года, то воспоминания о 2014 годе еще достаточно свежие. В тот злополучный год жертвами кризиса стали три десятка украинских банков, и для выплат вкладчикам этих финучреждений Фонд гарантирования вкладов получал миллиардные кредиты в НБУ и Министерстве финансов. Иными словами, пришлось напечатать деньги.

В итоге, объем ОВГЗ в портфеле НБУ за год вырос вдвое, или на 171 миллиард гривен. Захлебнувшись от потока денег, гривна за год обесценилась к доллару вдвое, а инфляция ускорилась до 25 процентов. В 2015 году Нацбанк выкупил у правительства ОВГЗ еще на 72 миллиарда гривен, и гривня обвалилась еще в полтора раза, освоив исторический минимум на уровне 30 гривен за доллар, а годовая инфляция превысила сорок процентов.

Стоит учитывать, что украинская гривня в отличие от американского доллара не является свободно конвертируемой валютой

После этого кризиса Нацбанк долговые бумаги правительства больше не покупает, постепенно снижая их объем в своем портфеле, но он все равно огромный - на уровне свыше трехсот миллиардов гривен, или сорока процентов всех ОВГЗ в обороте. При этом, НБУ регулярно подпитывает экономику деньгами с использованием осторожных каналов, предполагающих возврат денег из системы. В частности, это рефинансирование банков и выкуп валюты на межбанковском рынке. В результате курс гривны в последние годы колеблется в разумных пределах - без роста и падения в разы, а инфляция снизилась до уровня около двух процентов.

Стоит учитывать, что украинская гривня в отличие от американского доллара не является свободно конвертируемой валютой, а свободно конвертируемые доллары, евро и фунты Нацбанк не печатает. С хроническим дефицитом внешней торговли, когда импорт превышает экспорт, и соответственно, из страны уходит больше валюты, чем приходит, покупка валюты для оплаты импорта и погашения внешних долгов в условиях девальвации обойдется стране гораздо дороже.

Еще Украина разительно отличается от США и европейских стран в подходе к распределению кризисного финансирования. В США из двух триллионов долларов поддержки 250 миллиардов будут направлены на прямые выплаты физическим лицам и семьям, 250 - на выплату пособий по безработице, 350 - на кредиты для малого бизнеса, 500 - на займы для пострадавших компаний, а оставшиеся 650 - на масштабные финансовые вливания в экономику для сдерживания роста безработицы. То есть, на соцвыплаты придется только четверть финансирования.

Еще один пример: пакет кризисной помощи Евросоюза в объеме свыше пятисот миллиардов евро, из которых порядка 240 миллиардов получат государства еврозоны, более всего пострадавшие от пандемии коронавируса. При этом, двести миллиардов евро будут направлены на кредитование европейских предприятий с акцентом на малый и средний бизнес, а около ста миллиардов - на субсидирование зарплат, чтобы компании не сокращали своих сотрудников. Снова большую часть финансирования получит бизнес.

В Украине дефицит госбюджета увеличен на двести миллиардов, но с учетом снижения ожидаемых доходов и сокращения финансирования по ряду программ дополнительные «коронавирусные» расходы составят 110 миллиардов. Почти 65 миллиардов из этой суммы – фонд борьбы с COVID-19, из которого согласно закону будут финансироваться медицинские расходы, доплаты врачам и работникам стратегических сфер, денежные выплаты гражданам, пособия по безработице и дополнительные расходы Пенсионного фонда.

Наводнение страны деньгами даст лишь краткосрочную иллюзию облегчения, за которую украинцам снова придется расплачиваться из своего кармана не один год

Помимо фонда COVID-19, почти тридцать миллиардов дополнительных расходов госбюджета приходится на Пенсионный фонд, почти шестнадцать – на программу госгарантий медицинского обслуживания.

Прямая поддержка бизнеса в бюджете не предусмотрена и ограничивается обещанными программами, объемы которых просто смешные на фоне раздутой социалки. Меж тем, социальные выплаты граждане наверняка привычно конвертируют в доллары и гречку, подогревая девальвацию и инфляцию, которые в условиях углубляющегося кризиса и без того ускорятся.

Разумеется, государство обязано в период кризиса помочь своим гражданам, но учитывая опыт пережитых кризисов, глупо наступать на те же грабли и использовать такие неосторожные механизмы, как запуск «печатного станка». Наводнение страны деньгами даст лишь краткосрочную иллюзию облегчения, за которую украинцам снова придется расплачиваться из своего кармана не один год.

Что касается поддержки бизнеса, то минимум, который государство может сделать, если не получатся помочь деньгами, это дать ощущение стабильности. Для этого точно не надо сотрясать пространство заявлениями о дефолте и реструктуризации внутренних долгов. Потому что следом за внешними инвесторами от страны отвернутся и внутренние. Никто не даст денег взаймы, даже под самый высокий процент, если заемщик с порога кричит, что он не собирается возвращать долг.

Ольга Гордиенко

Читайте все статьи автора

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram