Тушки вместо тушек

17:16, 07 июня 2013
Разное
2535 0

Неудачный, но прижившийся термин «тушка» обязан своим происхождением старому анекдоту про говорящего попугая и его хозяина. Хозяин сталкивается с проблемой при попытке выехать из СССР на запад. Ему запрещают брать с собой живую птицу, - ее можно вывезти только в виде тушки или чучела. Обескураженный эмигрант советуется с попугаем, который и произносит сакраментальную фразу: хоть тушкой, хоть чучелом, а сваливать надо.

Впрочем, термин созвучен еще одному, уходящему корнями в седую древность. Напомним, что в России во время Смуты бояр и князей, перебегавших на службу к Лжедмитрию второму, вставшему лагерем в подмосковном Тушино, называли «тушинскими перелетами». А вот во Франции, например, сменивших партийные пристрастия политиков именуют «вывернутыми пиджаками».

Сейчас обидный термин звучит в адрес свежих перебежчиков из лагеря оппозиции Вячеслава Кутового и Владимира Купчака. Оппозиционеры при анализе поведения своих недавних сторонников акцентируют внимание на двух вещах. Одни говорят о давлении и подкупе. При этом упоминаются суммы в 5-6 миллионов долларов и обещания выделить деньги на решение проблем округа. Другие упирают на то, что перебежчики состоят в партии Яценюка и стали кандидатами в депутаты с подачи Мартыненко. Обе позиции направлены больше на то, чтобы обеспечить нужный информационный фон накануне «объединительного» съезда, чем на поиск истины.

Нуждаются ли депутаты-перебежчики в деньгах до такой степени, чтобы это побудило их нарушить свои клятвы и обещания? Напомним, что оба шли на выборы с программами, в которых имелся типовой пункт, да еще и значащийся под первым номером, - вступить во фракцию ОО «Батькивщина» и не покидать ее на протяжении всего депутатского срока. По декларациям о доходах за 2011 год, по данным кандидатами во время избирательной кампании, сложно судить, насколько велики их материальные затруднения.

Кутовой до избрания занимался бизнесом, возглавляя общество с ограниченной ответственностью «Газовик». В качестве общей суммы своего годового дохода он указал 9 541 гривню и 59 копеек. То есть меньше восьмисот гривень в месяц. Вклад Кутового в уставной капитал предприятия составил 67 тысяч. Члены семьи, жена, сын и дочь, за это время заработали 28 тысяч, то есть примерно те же восемьсот в месяц на каждого. Впрочем, газовый бизнес позволял семье не только влачить существование на минимальные зарплаты, но и выплатить 96 тысяч гривень на погашение кредита плюс 16 тысяч на выплату процентов, а также потратить 160 тысяч на приобретение жилого дома и 16 тысяч на два земельных участка.

Купчак на момент выборов значился безработным. Правда, с годовым доходом, почти в пять раз превышающим аналогичный показатель бизнесмена Кутового – 45 479 гривень и 26 копеек. Из них 20 тысяч с мелочью составил «доход от преподавательской, научной и творческой деятельности, медицинской практики, инструкторской и судейской практики и спорта» (или, во всяком случае, от одного из этих занятий, перечисленных в соответствующей графе декларации), примерно столько же – дивиденды и проценты. Еще две тысячи составила зарплата и 2 138 гривень – материальная помощь. Супруга и сын Купчака прибавили к семейному бюджету еще 27 тысяч 971 гривню.

Обе семьи также имели по две сравнительно новых иномарки, и обе как-то умудрились наскрести денег на победные избирательные кампании. Кутовому с выборами пришлось труднее. 95-й округ с центром в Ирпене стал рекордсменом по количеству зарегистрированных кандидатов в депутаты, их было 48, а к моменту голосования осталось ровно четыре десятка. Основным кандидатом от власти был регионал Петр Мельник, действующий депутат и ректор расположенного в Ирпене университета налоговой службы, смело задекларировавший полтора миллиона годового дохода против нищенских девяти с половиной тысяч Кутового.

Тем не менее, Кутовой занял первое место, набрав почти 27% голосов избирателей, а Мельник с 21% оказался только третьим. Второе место занял получивший 22,5% кандидат от УДАРа Юраков. Стоит обратить внимание, что даже при наличии столь серьезного противника от власти оппозиционные кандидаты не посчитали нужным объединять усилия, а продолжали соперничать друг с другом. А это значит, что партийное руководство так и не смогло обеспечить своему ставленнику «зеленую улицу», так что основания затаить обиду на начальство и счесть себя свободным от части обязательств у Кутового имелись. А не победи оказавшийся перебежчиком Кутовой, его место занял бы Юраков. Есть ли гарантии, что он не пошел бы по тому же пути? Гарантий нет, есть некоторые факты, позволяющие сделать некоторые допущения. А именно: Юраков на момент кандидатства значился директором ООО «Л.И.Т. групп», конечным собственником которого называют австрийскую фирму, принадлежащую Антону Пригодскому, 53-му номеру в списке Партии регионов, бизнес-партнеру Ахметова и личному другу Януковича.

Купчак в своем округе на Ивано-Франковщине не имел таких проблем и победил почти безальтернативно, набрав 47,5%. Ближайший преследователь самовыдвиженец Николай Круць получил всего лишь 19,75%. Еще в два раза меньше набрал выдвиженец партии Кличко, которого и тут не стали снимать ради общей победы. Любопытно, что нашеукраинец Круць, бизнесмен, наделенный журналистами званием «короля украинского шифера», на момент выборов был действующим депутатом и тоже… тушкой. В июне 2010-го, за три года до выхода своего победителя из оппозиционной фракции, он вступил в депутатскую группу Давида Жвании «Право выбора», ставшую на тот момент местом сбора перебежчиков из лагеря оппозиции.

Так что проблема перебежчиков не в проколах кадровой политики оппозиционных партий и не в наличии депутатов, более падких на деньги, чем другие. Как видим, оба свежих перебежчика вполне нормально умудрялись сводить концы с концами и выигрывать выборы, зарабатывая меньше тысячи гривень в месяц или вообще не имея работы и перехватывая пару тысяч в год в виде материальной помощи. И, проиграй они выборы, на их месте оказались бы такие же перебежчики.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter