По популистскому потенциалу отмена неприкосновенности депутатов превосходит, пожалуй, даже смертную казнь коррупционеров и химическую кастрацию педофилов. Благо народ у нас своих избранников заслуженно недолюбливает, смачно поругивает и рад бы всячески ограничить в правах и привилегиях, будь у него такая возможность. А те ему убедительно поддакивают, но в руки не даются.

Неудивительно, что очередная лопата заявлений о снятии депутатского иммунитета вбрасывается в вентилятор политической повестки дня при каждом новом обострении. Нынешнее весеннее обострение исключением не стало. Провластные и оппозиционные депутаты с удовольствием обмениваются обвинениями в стремлении уйти от ответственности за сомнительные делишки и в желании использовать репрессивный аппарат против политических оппонентов.

Тем временем в головах самих избранников по этому вопросу царит изрядная каша, о чем свидетельствует хотя бы недавнее телеинтервью спикера парламента. «Я не вижу необходимости, что депутат должен быть в лучшем положении, чем простой человек. Единственное, вот когда ты депутат, ты должен быть защищен, если ты критикуешь председателя Верховного Совета или президента и так далее. Это должно быть», - заявил Владимир Рыбак в ответ на просьбу прояснить свою позицию по неприкосновенности.

Из слов спикера может сложиться впечатление, что, по его мнению, «простой» человек, в отличие от депутата, не должен быть защищен, если вдруг вздумает критиковать его лично, президента, «и так далее». Интересная точка зрения, как для главы высшего законодательного органа страны. Ну да ладно…

Совсем по-другому смотрели на эту проблему оппозиционные депутаты. Во всяком случае, летом прошлого года, когда отправляли в Конституционный суд законопроект авторства 153-х оппозиционеров о лишении неприкосновенности не только депутатов, но и президента, и судей, включая судей КС, на чье рассмотрение был отправлен законопроект.

Там от всей 80-й статьи Конституции, гарантирующей народным избранникам эту самую неприкосновенность, предлагалось оставить только среднюю часть. Согласно ей депутаты не несут юридической ответственности только за результаты голосования или высказывания в парламенте и его органах. И то за исключением ответственности за клевету и оскорбление. Напомним, что в первой части пресловутой статьи констатируется, что депутаты имеют депутатскую неприкосновенность, а в третьей – что народный депутат не может быть привлечен к уголовной ответственности, задержан или арестован без согласия парламента.

Тут уместно обратить внимание, что, вообще-то, и прочие граждане не несут ответственности за высказывания, если это не оскорбления. А такой состав преступления как клевета исчез из украинского уголовного кодекса еще в 2001 году, и попытки нардепов-регионалов вернуть его обратно пока что успехом не увенчались. Так что остается непонятным, какой смысл вообще оставлять в Конституции статью в том обрезанном виде, который предлагали оппозиционеры.

Впрочем, Конституционный суд охотно пошел им навстречу в этом вопросе. И даже не без некоторого сарказма напомнил, что, собственно и раньше не возражал против таких новаций, только вот депутаты их так и не приняли. Поэтому он и сейчас не видит никаких препятствий к тому, чтобы лишить нардепов иммунитета.

А вот с прочими предложениями законопроекта оппозиции судьи решительно не согласились. В снятии неприкосновенности с президента суд узрел угрозу ограничения прав и свобод человека и гражданина (что любопытно – не только президента), а также угрозу ликвидации независимости и нарушения территориальной целостности Украины. Такой вывод тоже был сделан судом уже второй раз. Но если дата первого решения - 1 апреля 2010 года – провоцировала на фантастическое допущение, что это просто такая хохма, то 10 июля 2012 все было вполне серьезно.

В предложении лишить неприкосновенности судей Конституционный суд не обнаружил признаков покушения на государственную независимость и территориальную целостность страны. Но зато увидел в нем потенциальную опасность для прав и свобод человека и гражданина и на этом основании депутатам-оппозиционерам отказал.

По-другому КС отнесся полтора месяца спустя к законопроекту авторства Януковича и Лавриновича. Да это и понятно: Янукович и Лавринович не покушались на независимость и целостность страны, предлагая лишить неприкосновенности президента. Мало того, за главой государства они предлагали сохранять президентское звание пожизненно даже в том случае, если он вдруг смещен с поста в результате импичмента.

Не вынашивали Янукович с Лавриновичем и зловещих планов ограничения прав и свобод человека и гражданина путем снятия неприкосновенности с судей, включая судей Конституционного суда. Они сосредоточились исключительно на депутатах. Да и с депутатами обошлись милостивее, чем авторы оппозиционного законопроекта. Кроме сравнительно бесполезной второй части 80-й статьи они предложили оставить еще и третью, но в несколько измененном виде. Депутатов, согласно законопроекту, по-прежнему запрещается задерживать или арестовывать без согласия парламента, но только до того момента, пока не вступит в законную силу обвинительный приговор суда.

Суд счел законопроект Лавриновича и Януковича достойным того, чтобы быть вынесенным в сессионный зал и, в случае получения трехсот голосов, заменить собой соответствующие положения действующей Конституции. Но вот с этими тремя сотнями голосов обычно и возникает проблема.

Заметнее всех за отмену депутатской неприкосновенности в свое время боролся пропрезидентский блок НУНС и даже сделал этот лозунг основной фишкой своей кампании на досрочных парламентских выборах 2007 года. Тогдашняя оппозиция в лице регионалов не отрицала необходимости такой отмены, но требовала также снять иммунитет с президента и судей. Как видим, позже, когда власть и оппозиция поменялись местами, они к тому же поменялись ролями и взглядами. А блок НУНС на тех выборах набрал традиционные админресурсные пятнадцать процентов – почти столько же, сколько набрал предыдущий проющенковский блок НСНУ на предыдущих выборах годом раньше без подобного лозунга. Это к тому, что при всем своем популистком потенциале идея снятия депутатской неприкосновенности на выборах может и не дать своим сторонникам существенной прибавки голосов.

Очередной этап рассмотрения закона запланирован на 18 апреля. Но тут есть еще одна неувязочка конституционного характера. Если какой-то законопроект по конституционным изменениям получил поддержку большинства ВР и одобрение КС, то триста голосов он должен, согласно Конституции, получить на следующей(!) очередной сессии парламента. А следующая сессия за той, на которой оба упомянутых законопроекта были поддержаны и направлены в КС, уже давно не только наступила, но и закончилась.

Теперь остается два варианта. Первый – принимать конституционные изменения с нарушением Конституции. Тоже не новость, но зато у желающих появляется вполне уважительная причина этого не делать. Второй – начинать все сначала. Совсем как в сказке про того самого белого бычка, упомянутой в заголовке:

— Сказать ли тебе сказку про белого бычка?

— Скажи.

— Ты скажи, да я скажи, да сказать ли тебе сказку про белого бычка?

— Скажи.

— Ты скажи, да я скажи, да чего у вас будет, да доколь это будет! Сказать ли тебе сказку про белого бычка?

…Скажи...

Называется это жанр докучной сказкой. А суть его поясняется так: докучная сказка – сказка, в которой многократно повторяется один и тот же фрагмент текста. Такая сказка похожа на цепь с большим количеством повторяющихся звеньев, количество которых зависит только от воли исполнителя или слушателя. Сюжет сказки не развивается, связующий вопрос вызывает у слушателя только недоумение и досаду.

А ведь все могло быть иначе. Достаточно просто объяснить избирателю очевидные вещи. Во-первых, что без иммунитета при нашем политическом режиме, хоть нынешнем, хоть предыдущем, парламентские оппозиционеры рискуют стать объектом политических преследований, выдаваемых за экономические или совмещенных с ними.

Во-вторых, что бизнесмены действительно идут в депутаты за неприкосновенностью. Но не все – для того, чтобы безнаказанно убивать людей в своих охотничьих угодьях и давить автомобилями по дороге туда.

В-третьих, что без денег бизнеса ни власть, ни оппозиция никаких выборов выиграть не способны. А всех денег у абсолютно честного и такого безупречного, что придраться просто не к чему, бизнеса не хватит даже на победу в стране одного сельского головы. За неимением такого бизнеса.

И, в-четвертых, что даже в случае принятия конституционных изменений в редакции Януковича-Лавриновича, а не оппозиции, уголовных дел на депутатов будет заведено столько, сколько нужно власти. А поскольку сказано только о запрете на арест и задержание, но не упомянуты другие варианты ограничения свободы, мы имеем возможность увидеть кучу парламентариев под подпиской о невыезде или с электронным браслетом на ноге.

Но вместо этого депутаты обоих политических лагерей продолжают громогласно пояснять, что вот им-то неприкосновенность как раз не нужна, они потерять ее не боятся, ибо невинны, а вот политические противники только притворяются. «Большинство играется в снятие депутатской неприкосновенности. Не смешите. По понятным причинам, она вам нужна больше, чем другим депутатам. И я уверен, что именно вы – большинство – будете первые, кто за это не проголосует», - пишет в своем твиттере Виктор Балога.

— Сказать ли тебе сказку про белого бычка?

— Скажи…

Игорь Гридасов