Понятно, что три месяца — чрезвычайно малый срок, чтобы судить о качествах нового спикера. Хотя явные сходства и отличия с «папердниками» уже видны.

К примеру, Владимир Васильевич, как и остальные, не удержался, чтобы даже в этот маленький срок не поманипулировать регламентом и депутатами. Захочет — микрофон включит, а захочет — не включит. А возьмите процесс принятия законов! Давно известно, что в этом процессе спикер – ведущий персонаж. Есть желание – поставит проект на голосование, а нет  — задвинет документ в повестке дня так далеко, что и 300 лет не хватит, чтобы к нему добраться. Так делали все. И Рыбак – не исключение.

Наверное, каждый спикер видит себя «санитаром парламента». Хранителем спокойствия на печерских холмах.  Особенно это проявилось во время зимних каникул: вот, захотели оппозиционные депутаты вдруг поработать во время каникул, собрали необходимые 150 подписей для созыва  внеочередного заседания – а свежеиспеченный спикер Рыбак в ответ: «а подписи-то – ненастоящие!!!». И не назначил заседание. Ну, собрались оппозиционеры, погутарили и разошлись. Эффект явно не тот. Усилия ушли, как говорят, в песок.

А эта смешная ситуация с персональным голосованием, или «сенсорной кнопкой». Ну, хочется депутатам поиграть не только со смартфонами, но и всей системой голосования – «Рада-3». Ведь в Конституции записано: каждый депутат голосует пальцем сам за себя. Да и «Рада-3» готова. Но не хочет Рыбак ее вводить, и все тут.

Или другой пример. Выступление министра на парламентской трибуне. Захочет спикер – и защитит бедолагу. Исключит любую возможность задавать представителю исполнительной власти провокационные вопросы, как в случае с назначением Соркина главой Нацбанка. А захочет — такую порку устроит, что член правительства и не рад будет, что сунулся на парламентскую трибуну. Чепуха, скажете? Да нет. В Украине не одна судьба министра была так сломлена.

Конечно, если спикер начинает наглеть, то тогда ему могут и микрофон сломать, что не единожды случалось в истории отечественного парламентаризма. А если же спикерской наглости нет предела, тогда и яйцами могут забросать, - как это было с Владимиром Литвиным, когда тот весной 2010 года незаконно поставил на голосование вопрос о продлении срока базирования Черноморского флота России в Крыму.

Если говорить об отличительных чертах «донецкого спикера», то Рыбак – явно не оратор. По манере произношения — чистый Леонид Ильич Брежнев. По всему видно, что тяжело ему вести заседание парламента. Тем более, на украинском языке.

Вот иные предшественники были – ораторы, так ораторы. К примеру, Александр Мороз молниеносно мог даже стихами ответить любое на словесное нападение.  За словом в карман не лезли Владимир Литвин и Арсений Яценюк. А Иван Плющ и вовсе был мастером крылатых выражений. Его многочисленные авторские фразеологизмы - «впихнуть не впихуемое», «а что мне делать с уже высунутыми членами», «какие зайцы, такая экология», «Лариса Скорик, кончайте уже» - будут и впредь вызывать улыбку не одного поколения соотечественников.

Но не надо думать, что Рыбак — спикер слабенький. Чем превзошел он всех остальных, так это своим безжалостным отношением к депутатам. До сих пор любой спикер оберегал народных избранников, как мог. До последнего защищал их от гнева президентского. Но, то ли дело Владимир Васильевич! Президент сказал – спикер сделал. Без тени сомнений направил представление в суд на лишение депутатских полномочий. Без мандата (по решению суда) уже остались Александр Домбровский и Павел Балога, Сергей Власенко и Андрей Веревский... Сдал Рыбак подопечных, как стеклотару.  И это при том, что рулит парламентом —без году неделя. А что же будет еще через три месяца? Такими темпами останется в ВРУ не более 300 кнопкодавов – и то, так, для приличия.

Как говорится, каждый выбирает свой путь. В истории всегда так бывает: кто-то возрождал парламентаризм, а кто-то его убивал.

Мне кажется, Владимир Васильевич предчувствовал недоброе, когда его родная партия заставляла усесться в спикерское кресло. Не зря он не так давно сам Рыбак проговорится: мол, всю ночь не спал перед назначением. Ведь так резко обесценивать пост спикера никому еще не приходилось.

Николай Бабич