Как мой русский папа отменил вечеринку, приуроченную 100 дням Януковича

12:06, 14 июня 2010
Разное
3529 0

Мой папа – гражданин Украины, но по духу, типичный «российский соотечественник за рубежом» (так называют этот тип украинских граждан в РФ).

Первые полтора месяца президентства Януковича отец наслаждался его победой, хотя за него в этот раз и не голосовал… Иногда он даже мучился по этому поводу.

Но как-то он зашел в мою комнату и задумчиво спросил, почему Тимошенко не показывают по телевизору.

– Первые плоды интеграции с Россией, – ответила я. Как прогнозировал мой ньюсмейкер из российской оппозиции, в случае нашей интеграции российская несвобода затопит украинское политическое пространство.

– Но он обещает реформы…

– Скоро мы их почувствуем. Для начала он поднимет тарифы. Ведь надо же будет отдавать долг, который «честно» проиграл в Стокгольмском суде глава минтопа, возвращая долги своему компаньону.

В другой раз отец принес мне газетенку, некогда популярный таблоид, который становится все более одиозным.

– Ознакомься, – предложил мне папа.

Я, открыв наугад страницы, стала вслух читать заголовки этого издания:

– «Крах неравного брака Галичины и Украины», «Символический Союз Востока и Запада закончился дурдомом», «Две идеологии, две страны, два образа жизни», «Галичина – искра зажигания в моторе Украины»… И это все в одном номере. Тебе это нравится? Газета Януковича таким образом строит единство нации? – спросила я отца.

– Ну, это другой взгляд на вещи…

– Послушай, я недавно брала интервью у главного бандеровца из националистического движения. Знаешь, что он сказал? Нам не нужно всем быть националистами, давайте будем хорошими людьми и вместе строить Украину. А еще, знаешь, что сказала моей подруге родственница Бандеры: не президенты творят человеческие судьбы – давайте вместе переживем этот период. Скажи, кто лучший гражданин – тот, кто пишет такие статьи, или упомянутые мной националисты?

Вопрос повис в воздухе, и мой родитель явно расстроился.

Однажды вечером, когда я пришла с выступления Януковича в дворце "Украина", папа встретил меня едва ли не цветами и почти шепотом спросил:

– Ну что послушала президента? Как он выступил?

– Послушала. Очень мило. Но я слушала его, а слышала, как нагло, едва ли не ногами, оттирают от дворца «Украина» моих приятелей из движения «За Украину», как их оскорбляет братва президента в форме «Беркута», как пикетчикам не дали развернуть знамена.

– Я сам, когда ехал из больницы, видел, что там было много милиции, – уныло согласился отец. – Но почему же ты не была с пикетом?

– Потому что мне надо было быть во дворце «Украина».

– Впрочем, хорошо, что не была, у тебя ребенок, – резюмировал отец.

На следующий день, после пресс-конференции Януковича, я рассказала, как милиционеры не дали подойти к Украинскому дому еще одному пикету.

– Он сворачивает демократию, – констатировал отец. – Но какова цена этой демократии, если она не может себя защитить?

В этот раз уже я не знала, что сказать. Но мысленно отметила, что впервые у нас наметилось единство в оценке государственной политики.

Признаюсь, что отдельные события мой папа отмечает, устраивая среди пенсионеров во дворе такие себе пенсионные пати, – сто грамм, разговоры о политике, воспоминания о прошлом. Среди его товарищей есть разные, есть коммунисты, есть националисты, они спорят, но не ругаются, пенсии-то у всех одинаково низкие. Как-то услышала, что мой папа с чувством плохо скрываемой гордости говорил приятелю-националисту:

– Макисмыч, у меня дочь такая, как ты… В идейном смысле я потерял ее…

– Добра доня, – соглашался Максимович.

Так вот, мой папа чин чином планировал отметить сто дней Януковича. Но, заметив, что его пенсионная вечеринка откладывается, я спросила отца, не передумал ли он.

– Жарко, – ответил папа. – Эту дату мы уже пропустили. Но скоро день России, проставлюсь мужикам, я ж русский.

– Максимович на день России не придет, – заметила я, подумав, что на День России тоже будет жарко, и отец явно проигнорировал 100 дней Януковича. – Максимовича угости на день Конституции, как ее ни попирают, а все-таки Основной Закон.

– Ты права, – ответственно заявил мой родитель и сделал пометку в календаре.

Я подумала, что, несмотря на весь ужас современного политического процесса, в жизни всегда есть место творчеству. А главное творчество – это семья. И права та дальняя родственница Бандеры, сказавшая: не президенты творят человеческие судьбы.

А знаете, чем мне запомнятся 100 дней нынешнего президента? Мой отец перестал мучаться, что не голосовал за Януковича во втором туре. С его-то ответственностью, это колоссальный прорыв.

Маша Мищенко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter