Воскресенье,
20 августа 2017
Наши сообщества

Ну почему Президент отвечает так долго?

«А что касается заказчиков отравления, то диоксин производится в трех лабораториях мира», – сказал Ющенко, догадайтесь, мол, сами, а мы не будем так прямолинейно наезжать на страну, с которой нас связывают давние дружеские и энергетические связи...

Есть прогресс. Раньше Виктора Андреевича можно было назвать «Мистер Полчаса», приблизительно столько длился его средний ответ журналисту на средний вопрос. А теперь можно назвать «Мистер Двадцать Минут», его ответы сократились. При такой положительной динамике к сокращению выдаваемого строчкообъема к весне его ответы сократятся до пяти-семи минут, и, думаю, что эффективность встреч с медиа от этого возрастет в разы.

Виктор Андреевич почти прямо сказал, что будет баллотироваться на следующих президентских выборах (ну, разумеется, если это будет нужно его нации), и если его ответы к следующей предвыборной кампании сократятся до пяти минут, может быть, я даже снова за него проголосую. У журналистов есть поговорка: «Краткость – сестра таланта, но теща гонорара». Журналисты имеют в виду гонорар – денежный. Продолжая эту аналогию, можно сказать, что краткость не только сестра таланта, теща денежного гонорара, но она еще и родная мать гонорара политического. Попытайтесь, Виктор Андреевич, самосеквестируйтесь и люди потянуться к вам.

И чтобы вы не думали, что мы не слушали спичи Президента, пару слов о его ответах прессе. Можно не соглашаться с ним, что этот год стал годом политической культуры, но Президент справедливо взял себе часть лавров за то, что приняты практически все «вэтэошные» законы. Виктор Андреевич высказал свое мнение практически по всем больным вопросам. Он был достаточно корректен и четко дал понять чего он хочет и чего не хочет.

Он хочет отмены реформы, полупрозрачно намекнув, что даже не побрезгует при этом референдумом. Он сказал, что Черноморский флот будет в Украине до 2017 года. Причем этот ответ мог прозвучать и как «только до 2017 года и не дольше», и как «до 2017 года будет, а там посмотрим». А как еще мог ответить Президент на этот вопрос накануне приезда к нам российского Президента?

Точно также Президент ответил на вопрос о своем отравлении. Он сказал, что год ждал экспертизы, прошло расследование, а потом, обратившись к прокуратуре, с милой непосредственностью попросил прийти генпрокурора и взять с наручниками виновных. «А что касается заказчиков отравления, то диоксин производится в трех лабораториях мира», – сказал Президент, догадайтесь, мол, сами (а мы не будем так прямолинейно наезжать на страну, с которой нас связывают давние дружеские и энергетические связи).

Президент покритиковал бюджет, но без фанатизма, ограничив его замечаниями выполнимого характера. Он достаточно четко дал понять мэру, что тот перебрал с тарифами и пусть отменит сам, иначе это царской рукой сделает Президент. Сказал также пару слов в защиту министров. Правда, защита в пользу Тарасюка была слабоватой. «Лицо главы внешнеполитического ведомства формируется годами. Кто выиграл от отставки Тарасюка?», – вопрошал Президент. На что хотелось возразить, что ведь и визиты первых лиц готовятся месяцами, чтобы их отменять рукой главы МЗС. Но вот пассаж в пользу Луценко пошел хорошо. Все-таки есть уверенность, что Юрий Витальевич – удачный или нет он был министр, но более порядочный человек, чем все его предшественники. А именно это качество в большом дефиците у наших политиков.

И на закуску… Президента спросили, что он хочет получить под елку. И он не принялся бить себя в грудь – мол, единственное, что ему надо, – это благо для народа. Он честно признался, что всегда хотел мотоцикл (как память, у его отца был К-750) и при первом же случае намекал близким, что хочет мотоцикл. А недавно жена преподнесла ему такой подарок, 1942 года выпуска.

Лена Мигачева

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение