Дональд Трамп / REUTERS

Верховный суд вынесет решение по вопросу спорного иммиграционного указа Трампа только осенью. До тех пор будет применяется его весьма ограниченная версия, которая уже вызвала путаницу. Президент США радуется в любом случае.

Об этом пишет Марк Питцке в статье "Циничная игра Трампа", опубликованной на сайте издания Der Spiegel.

Нюансы чужды Дональду Трампу. И этот раз не стал исключением. "Бесспорная победа для нашей национальной безопасности", - торжествовал президент США. "Я не пущу в нашу страну ни одного человека, который хочет нам навредить".

Трамп имел в виду решение Верховного суда о предварительной отмене блока его указа, который на некоторое время запрещает въезд в США гражданам шести преимущественно мусульманских стран. Но поражает не только величественное "Я" Трампа, то, как он говорит о себе. Все это, конечно же, сложнее.

Во-первых, Верховный Суд примет решение о том, является ли эта и без того размытая версия оригинального запрета на въезд законной, только в октябре, когда перестанет действовать временное постановление. До тех пор, благодаря новым, более запутанным постановлениям суда, стране грозит новая неразбериха.

Во-вторых, указ Трампа (если он действительно будет принят) никоим образом не служит интересам "национальной безопасности". Это очевидно хотя бы потому, что неотложность, которой Трамп оправдывал оригинальную версию, была опровергнута пять месяцев спустя. Судьи также высказали соответствующие сомнения. Что же остается? Фарс, с помощью которого Трамп набирает очки среди своих ультра-консервативных ксенофобских сторонников.

Решение Верховного суда – пока только формальность

Первый запрет в январе касался семи государств: Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Судана, Сомали и Сирии. Чтобы, как тогда было сформулировано, отсеять предполагаемых террористов, въезд из этих регионов Ближнего Восток будет приостановлен на 90 дней, а прием беженцев – на 120 дней.

Последующий указ, принятый в марте, исключил из списка Ирак и конкретизировал запутанные правила. Тем не менее, он был заблокирован несколькими судами. Поскольку Трамп во время избирательной кампании говорил о "запрете мусульман", это соответствует религиозной дискриминации. Также это превышает президентские полномочия Трампа.

Решение Верховного суда – пока только формальность. Он включил возражение правительства в свою повестку дня, но не выносил решение. Единственное, что постановил суд – это то, что нижестоящие суды несколько перешли границы в своих заключениях. До принятия окончательного решения, запрет может действовать, но в весьма ограниченной форме.

Но в этом и заключается суть. Судьи одобрили вступление в силу запрета на въезд с четверга, но в то же время внесли новые исключения, в том числе для тех иностранцев, которые имеют "доказуемое отношение" к американским физическим или юридическим лицам.

Неясность в определении понятия "отношение"

Что именно это значит? Правительство США будет принимать решения для каждого отдельного случая – соломонова директива, которая, как предупредили трое из девяти судей, "невыполнима" и может привести к дальнейшим проблемам.

Читайте такжеГосдепартамент США начнет исполнять миграционный указ Трампа через 72 часа

Одно можно сказать наверняка: пересмотренный запрет пощадил всех приезжающих в страну с четко обозначенными "отношениями в США", - семьи, студенты, сотрудники американских компаний. То есть, все те, кто обжаловал указ и хотя бы частично выиграл, как жаловался Трамп.

Но пощадил ли он других, чьи "отношения" не так ясны? Об этом эксперты спорили уже в понедельник – признак огромных конфликтов, которые может повлечь за собой каждое индивидуальное решение.

Распространяется ли запрет на беженцев, которым помогают американские группы? С какого момента должны устанавливаться такие "отношения"? Уточнить это теперь должны (до сих пор безнадежно недоукомплектованные) министерства юстиции, иностранных дел и внутренней безопасности. В понедельник Госдеп пообещал "надлежащую" реализацию, но не уточнил деталей.

Трампу важны только его сторонники?

Уже появилась угроза судебного противостояния. "Встретимся в суде", написала в Twitter правозащитная организация ACLU. Этого боятся и три консервативных судьи Верховного Суда – Кларенс Томас, Сэмюель Алито и Нил Горсач. Они предпочли бы одобрить запрет без условий, и протестовали в письменной форме против "компромисса" своих коллег. Неясные предписания могут "спровоцировать новый наплыв судебных исков".

Но это не столь важно для Трампа. Аргументы в пользу его указа всегда были сомнительными – и теперь, спустя пять месяцев после его принятия, совершенно устарели. Большинство террористических актов совершают не новые иммигранты или люди, приехавшие из указанных стран, а граждане США, которые подверглись радикализации или действовали как отдельные преступники. Запрет совершенно не учитывает не менее разрушительные атаки правого расистского спектра.

Почему? Напрашивается предположение, что с помощью указа (и громкой борьбы) Трамп хотел угодить правым консервативным сторонникам. На что действительно повлияет запрет, не так уж важно. Чтобы укрепить свою власть, Трамп обращается к своим ярым сторонникам, которые с удовольствием реагируют на ксенофобские лозунги.

И кто знает, что еще может произойти, пока Верховный суд не вернется из летнего отпуска в октябре, и примет окончательное решение. Четыре месяца – долгий срок, прежде всего в Twitter-Вселенной Дональда Трампа.