REUTERS

Европа предпочитает держаться в стороне от войны, истощает бедные страны, экономит на помощи развивающимся странам – и поэтому тоже неcет ответственность за трагедию с беженцами.

Об этом пишет Маркус Бекер в своей статье «Вина Европы», опубликованной на сайте немецкого издания Der Spiegel.

Представьте, что вы живете в городе с 50 000 жителей. Руководство согласилось принять четырех беженцев. Сразу же возникает ожесточенный спор о том, как распределить этих четверых по кварталам города. Даже после месяцев переговоров согласия достигли только по размещению троих. О четвертом будут продолжать переговоры ближе к концу года.

Звучит абсурдно? Это сейчас происходит в ЕС. Его 28 государств-членов в июне договорились распределить между собой 40.000 беженцев, которые после опасного и мучительного путешествия высадились в Греции и Италии. 40 000 – это меньше, чем одна десятитысячная из примерно 507 млн граждан ЕС. И именно из-за них Европа не может прийти к согласию: до сих пор новый дом нашли только 32 000 беженцев.

Торг по распределению – это не только недостойное зрелище. Он также показывает, насколько безнадежно перегружена Европа. По данным агентства пограничной охраны ЕС Frontex, только в июне прибыли 107 000 беженцев, из них – 50 000 в Грецию. И государства ЕС до конца года будут спорить о распределении 8 000.

Если бы проблема была только в цифрах. Но кризис беженцев открыл ту сторону Европы, которую многие считали пройденной – и которые теперь должны понять, насколько они ошибались. Дорогу пробивает себе не только враждебность. Беженцы сталкиваются с расизмом и явной ненавистью в таком масштабе, что это просто ошеломляет.

Отказ в помощи развивающимся странам

Европейские политики должны противопоставить этому сигнал, который выходит за рамки простого лечения симптомов. Борьба с торговцами людьми или прием беженцев, даже если он происходит в большом масштабе, на самом деле не многим больше, чем это. Борьба с причинами требует согласованных внешней политики, политики в области развития и безопасности, убедительности, выносливости и она дорого обходится.

REUTERS

С этим, однако, до сих пор богатые страны не справлялись. В 2005 году ЕС объявил о том, что к 2015 году увеличит расходы на помощь развивающимся странам на 0,7 процента от объемов производства. Но даже эта скромная цель с треском провалилась: в течение многих лет цифра находится на уровне около 0,4 процента. Помощь африканским странам к югу от Сахары, из которых прибывают многие беженцы, страны ЕС даже сократили. По данным ОЭСР, с 2005 по 2013, с поправкой на инфляцию, она снизилась с 18 до 12 миллиардов долларов в год – снижение на одну треть.

По информации Spiegel, теперь на саммите ЕС-Африка в ноябре на Мальте, Союз хочет предложить более одного миллиарда евро дополнительно для целевого фонда ЕС-Африка. Ограниченная сумма, выплата которой больше чем когда-либо будет зависеть от того, заберут ли африканские страны обратно беженцев без ходатайства о предоставлении убежища.

Шизофренические действия, вместо последовательных

Так помощь развивающимся странам превращается в продажу индульгенций – как это часто бывает. При этом разумно использованная, долгосрочно действующая поддержка может стать средством против наплыва беженцев. Тем не менее, она должна сопровождаться внешней, экономической, экологической и политикой в сфере безопасности. И не в последнюю очередь поведением потребителей. Но, в основном, все делается с точностью до наоборот.

REUTERS

Европейцы переводят средства на помощь, когда бури и наводнения убивают тысячи людей – но продолжают весело выпускать в воздух парниковые газы, которые делают такие погодные катаклизмы более вероятными. Они строят рынки в бедных странах, чтобы затем затопить их субсидируемой продукцией. Они с удовольствием покупают дешевую одежду, которую производят за нищенскую заработную плату. Они любят доступные смартфоны, минералы для которых добывают в катастрофических условиях. Они покупают фрукты из стран, которые растрачивают свои последние запасы воды для их выращивания. За конфликтами прямо у своей двери они часто просто наблюдают (как в Сирии), или после краткого вмешательства теряют их из виду (как в Ливии). Последствия таких действий отражаются как раз на тех странах, чьи граждане сейчас находятся на границах Европы.

Конечно, Европа не может предотвратить всех войн и отстроить каждое несостоявшееся государство. Но Европа должна поддерживать нестабильные и нуждающиеся в помощи страны больше, чем сейчас. В противном случае, она не должна удивляться, если отчаявшиеся жители этих стран отправятся на поиски надежды – и их не остановят ни моря, ни заборы.