REUTERS

В своей статье «Солдатские могилы свидетельствуют о роли России в Украине», опубликованной на сайте газеты New York Times, Дэвид Херсценхорн и Александра Одинова пишут, что в Селизово, Россия, в дальнем углу маленького кладбища за этой крохотной деревней на реке Ока над  недавно вырытой могилой сержанта Владислава Баракова  развевается черный флаг, провозглашающий военную мощь танковых войск России. Фотография солдата с детским лицом в парадной форме прикреплена к деревянному кресту с маленькой табличкой, на которой написано, что он умер 24 августа. Ему был 21 год.

Чего не написано на табличке – и о чем никто не хочет говорить – это как и где погиб молодой сержант: взорвался в танке на востоке Украины, куда был отправлен воевать и где российские лидеры отрицают любую свою роль, кроме как пособников мира.

Сержант Бараков, который служил в шестой танковой бригаде России, был одним из десятков - некоторые говорят, что сотен - российских солдат, погибших в боях летом этого года. Их тела были возвращены в последние недели близким, которые во многих случаях не имели ни малейшего представления, куда они были направлены на бои, получили мало информации о том, как они умерли и, в любом случае, на них оказывается давление, чтобы они не говорили об этом. Некоторым семьям даже пригрозили лишением компенсации, если они не будут молчать.

«Мы простые люди», резко сказал дядя сержанта Баракова, который отказался назвать свое имя, в ответ на вопрос о деталях смерти своего племянника. «У вас больше шансов узнать что-то, чем у нас».

Большая часть информации о регулярных российских войсках в Украине исходит от самих солдат – они размещают в социальных сетях информацию о своем расположении,  а также о гибели товарищей, которые тоже там воюют.

Тем не менее, даже когда официальная версия Кремля рухнула, так как появились минимум три базы данных с информацией  о погибших и раненных солдатах в Украине, эти факты продолжили скрывать.

В четверг, на телевизионную команду BBC напали в южном российском городе Астрахани после интервью с семьей солдата, погибшего в Украине.

«По-видимому, существует негласный приказ отрицать потери и скрывать могилы», сказал Лев Шлосберг, региональный депутат, который был избит и госпитализирован в прошлом месяце после того, как он начал документировать смерти солдат, которые были в расположении в Пскове. Город, на северо-западе России, является домом для знаменитого подразделения, 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии.

«Многие из этих похорон проводились либо на рассвете, либо рано утром, так чтобы почти никто их не видел», добавляя стыд к горю и несчастью семей военнослужащих, сказал г-н Шлосберг. «Они готовы идти на войну», сказал он о военнослужащих. «Но тайные похороны унижают их».

Г-н Шлосберг опубликовал список из 12 солдат местной базы, которые были убиты в Украине, но он считает, что там погибло еще много сотен. Он сказал, что разоблачение правды поможет положить конец конфликту. «Единственная цель – остановить эту войну», сказал г-н Шлосберг.

Смерти уже заставили Кремль скорректировать свои заявления, и правительство сегодня признает, что некоторые российские «добровольцы» отправились в Украину.

Тела солдат также предоставляют гораздо более полную картину военного вмешательства России от лица пророссийских сепаратистов, которые воюют против украинского правительства. Погибшие служили не только в элитных специальных войсках, как те, кто возглавлял вторжение в Крыму, но и в парашютно-десантных и подразделениях ПВО, мотострелковых бригадах, танковых бригадах и пехотных подразделениях, - представляющих масштабы российской армии.

В прошлом месяце их истории стали появляться в Интернете, их размещали однополчане, родственники и друзья. В некоторых случаях солдаты перестали звонить домой, побуждая семьи обратиться к правозащитным группам, таким как Солдатские матери, основанной во время советской войны в Афганистане.

С малым количеством информации Елена Васильева, политический активист и защитник окружающей среды, создала группу в качестве координационного центра в сети Facebook.

«Получить официальную информацию невозможно», говорит г-жа Васильева. «Эта война официально не объявлена».

Украинский программист, который называет себя Владимир, сказал, что он создал lostivan.com, базу данных для поиска, после того, как увидел, что информация о российских бойцах в Восточной Украине быстро исчезает с сайтов социальных сетей.

«Целью этого сайта является показать миру свидетельства того, как режим Путина начал открытую войну с Украиной», сказал Владимир, намекая на президента России, Владимира Путина. «Я получаю большую часть информации от комитета матерей, а также родственников», сказал он. «Люди в России не хотят говорить об этом открыто».

Мертвые тела начали подрывать официальную линию Кремля в начале июня, когда первая партия трупов российских граждан, которые вызвались бороться в Украине была привезена в большом белом грузовике, отмеченным красными крестами и огромным "200",  нацарапанным на сторонах . Ссылка была на "Груз 200", фраза, которая изначально относилась к весу цинковых гробов, используемых, чтобы привезти погибших солдат домой из Афганистана, но теперь применяется к военным потерям в общем.

Детальную хронику поездки вела Мария Турченкова, российский фотограф, которая была частью небольшой группы журналистов, которые следовали за грузовиком.

Опровержения российского правительства стало еще труднее поддерживать в августе, когда бои усилились, и были введены регулярные российские войска, чтобы уберечь повстанцев от поражения.

Одним из тех подразделений была Шестая танковая бригада сержанта Баракова, которая обычно была в расположении в Мулино, в 225 милях к востоку от Москвы.

15 августа, когда бригаде приказали следовать к границе с Украиной, один солдат, Сергей Русаков, разместил новости на своей странице в Вконтакте, российский Facebook, с бранными словами и сообщением о выходе.

На следующей неделе, подразделение было частью состава, отправленного в Украину, и 24 августа - в тот же день, когда был убит сержант Бараков - украинский военный представитель, Андрей Лысенко, сказал, что, по меньшей мере, два российских танка были уничтожены недалеко от границы.

С тех пор, другие солдаты из шестой танковой бригады, г-н Русаков и Дмитрий Ермаков, по сообщениям, также были убиты.

Здесь, в Селизово, крохотной деревне в 180 милях к юго-востоку от Москвы, все жители, казалось, знали о смерти сержанта Баракова, но детали были неизвестны. Его старший брат, Александр, сказал, что семье сообщили, что сержант Бараков был убит на учениях.

Стоя на улице возле дома семьи на Октябрьской улице, Александр сказал, что его брат был "позитивным парнем", который хотел служить в армии с детства и записался добровольно, но который также любил готовить и обучался, чтобы стать шеф-поваром. Александр Бараков сказал, что семье не сообщили никаких подробностей, но он настаивал, что его брат никогда не был в Украине.

Дмитрий Горбачев, еще один солдат Шестой танковой бригады, который разместил фотографии сержанта Баракова и Русакова Вконтакте, опроверг это. «Эта ужасная война забрала вас», пишет г-н Горбачев. «Но вы всегда будете в наших сердцах».

Анна Филькина, которая была в одном классе с сержантом Бараковым в детстве, сказала, что она слышала, будто он был убит украинский минометным огнем на российской стороне границы. Правительство России, которое жаловалось на беспорядочные обстрелы, никогда не сообщало о таких жертвах.

Г-жа Филькина сказала, что большинство мальчиков, с которыми она выросла, ушли на военную службу, оставив деревню, в центре которой есть единственный продуктовый магазин и мемориал воинам, погибшим в Великой Отечественной войне. «Никто не забыт», написано на нем. «Ничто не забыто».

На кладбище, в нескольких минутах езды, на земле возле могилы сержанта Баракова были оставлены чашка чая, ложка и сигареты. Она была вся в цветочных венках, каждый с лентой: от братьев; от подруг; от семьи; внуку.

Г-н Шлосберг, депутат из Пскова, сказал, что многие семьи погибших солдат не видят смысла в дальнейшем расследовании. « Им все равно», сказал он. «Для них война закончилась».