Как я хотела отпраздновать Независимость в обществе тех, кто встает при звуках украинского гимна

14:18, 24 августа 2010
Разное
3364 0

И как у меня это получилось...

Утро 24-го августа. Я шла к Киево-Печерской Лавре на молебен за Украину. Вообще, я хотела отпраздновать День Независимости в обществе тех людей, которые встают при исполнении украинского гимна. А в Киево-Печерской Лавре среди светского начальства на этом молебне, знаю, был лишь один человек, который эту страну любит в ее сегодняшних границах с ее болезненной и правдивой историей. Это предстоятель УПЦ блаженнейший Владимир, который и служил этот молебен. Может, такие были и среди прихожан. Не знаю. Я там лично больше никого не знаю... 

За два дня до этого, я пересмотрела список торжеств, выделила несколько мероприятий, куда можно было сходить без искушения испортить себе праздник. Сначала, в воскресенье посетила флеш-моб по случаю Дня Независимости на Майдане, который устроили мои давние коллеги. Простенькое мероприятие собрало три-четыре десятка людей. Это происходило так. Сначала смотришь в зеркальце и говоришь: «Украина - это я». Потом через десять секунд, показываешь зеркалом на соседа и говоришь: «Украина - это ты». А еще через десять, поднимая зеркальце вверх, говорим: «Украина - это мы. Приветствуем тебя, Украина!». Когда делать это синхронно, вместе, выглядит интересно.

– Только девченка могла придумать флеш-моб с зеркальцами, – жаловался один из журналистов.

– А вот идут специалисты по устраиванию настоящих флеш-мобов,  – показал ему кто-то на отряд «Беркута», – не нравится зеркальце, сейчас отжиматься пойдешь.

Все глубокие вещи можно делать с юмором. Этот флеш-моб длился где-то двадцать минут, потом мы пили пиво, а затем, в более узком кругу, что-то покрепче и вспоминали, кто что делал девятнадцать лет тому назад. Я подняла рюмку в память о Вячеславе Чорноволе. Вспомнила, как пришла к нему на интервью, будучи первокурсницей Львовского университета, которая едва разговаривала по-украински. Пришла без предварительной договоренности во Львовский областной совет, в кофточке с рюшами и с розовой помадой. Ждала его в какой-то прихожей. Он бежал на заседание, но когда я сказала, что журналистка, что пришла к нему за интервью, он остановился, посмотрел с каким-то врожденным уважением, ответил на все мои вопросы, - начало заседания совета задержалось. Позже, уже переехав в столицу, я брала у него десятки комментариев, задавала порой самые резкие вопросы. И не чувствовала его раздражения. Этого стандарта отношения к журналисту, этого врожденного уважения я жду теперь от всех политиков.

– Чорновил был единственным, кто даже на минуту не испугался ГКЧП, если бы не он, трудно себе представить постановление о Независимости в эти дни. Он с самого 19 августа не покидал все радио и телеэфиры, повторяя: ГКЧП это диктатура, и что это шанс Украины на самоопределение,  – резюмировала я, и против этого никто не отрицал.    

Николай Полищук, журналист, ведущий и тонкий ценитель идей Луче-Чучхе, начал рассказывать, как поднимают государственный флаг в Пекине, и по аналогии представлять, как бы его должны были поднимать над украинскими государственными учреждениями, Азаров, Ежель, Янукович – все в белых перчатках.

Праздник государственного флага я тоже отмечала. На следующий день пришла на акцию общественной силы Валентина Наливайченко. Бывший председатель СБУ был в той же вышиванке, что и три года тому назад, когда он стоял на молебне в Святой Софии в честь приезда вселенского патриарха Варфоломея. Эту рубашку белым по белому вышила его бабушка.

Наливайченко умело сшивал две половины большого флага. Согласно замыслу акции, это символизировало объединение страны. Потом общался с журналистами, вспоминая свое дипломатическое прошлое. Рядом пела стрелецкие песен группа «Гомін». Душевно. Я наконец услышала украинский оригинал песни «Там вдали за рекой», на которую в советское время сделали русскоязычный римейк. 

– Вы специально пришли на акцию? – поинтересовалась я у молодой четы с двумя детьми (один - в коляске), которые держали государственные флажки.

– Да. Мы живем рядом.

Мои собеседники представились.

Папа – Слава Велес, двое ребятишек, названные так же: Слава и Слава, и жена Елена Вознесенская. Она, кстати, из Донецка...

Если ты любишь праздник, он обязательно ответит тебе взаимностью. И никто тебе его не испортит. Я шла с Михайловской площади на фуникулер, и на минуту остановилась возле Михайловского собора, где проводили свой митинг УНП и КУН. Они не только праздновали День государственного флага. Они расставили стенды с документами, которые напоминали, что именно в эти дни 1939 года в советскую Москву прибыла делегация из Германии, а именно председатель немецкого МИДа Рибентроп, который (дальше цитируем лист Гитлера Сталину) «может прибыть в Москву 22 августа, но не позднее 23… И имеет всеобъемлющие и неограниченные полномочия, чтобы составит и подписать пакт о ненападении и протокол». В этом же письме речь шла о «недопустимом поведении Польши относительно Германии»  и о желании двух государств вступать в новые отношения и не тратить попусту время.

Вот такой митинг–семинар устроили куновцы и УНПовцы. Людей пришло немного, но среди тех, кто выступал, был народный депутат Иван Заец. Рассказывал, как смельчаков, которые дерзали вывесить в советское время украинский флаг, отправляли в Сибирь. Еще рассказал, что девятнадцать лет тому назад государственный флаг не удалось установить в Киеве, но его внесли в Верховную Раду.  Прослушав Зайца, я оглянулась, увидела святую Софию. Все-таки, очень символично, что София Киевская ничья, не принадлежит ни одной церковной конфессии. Она - как обещание будущей поместной церкви. Как символ, того, что это произойдет.  

Дома, я вручила ребенку флажок, и включила телевизор. Там шло интервью с Виктором Ющенко. «Хорошо, что праздник не без президента, хоть и бывшего», - подумала мимоходом.

Виктор Ющенко говорил, что «мы сделали много, мы живем в собственном доме, имеем собственное государство, и что мы должны сплотиться вокруг целей, а затем сплотимся вокруг ценностей. «Господин Президент, то ли горе наше луковое, то ли чудо гороховое, – вздохнула я, – Столько всего наделал.... А все-таки его виденье и его мечта о нашей стране была лучшей».

Еще на одном телеканале шел симпатичный “марафон”, когда украинские белорусы, евреи, россияне, татары поют первый куплет украинского гимна на своем языке. А затем подпись: «Мы разные, но мы едины»...

Сегодняшняя молитва за Украину в Лавре окончилась. Оставалось еще одно праздничное событие, легкое и светлое, без тех, кто способен испортить настроение. Это фестиваль воздушных шариков в Мариинском парке. Я обещала его своему ребенку. До его начала оставался час на кофе. Я набрала мобильный номер подруги. Одной из тех, для кого 24 августа - это праздник, и кто встает, когда слышит украинский гимн.

Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter