Обычно не питая особых симпатий к премьеру, в конце эфира, я вместе с другими журналистами, которые сидели по другую сторону экрана – в студии, куда пришли ее припереть к стенке, – от всей души ей сочувствовала…

Я тоже посмотрела эту программу, суть которой уже подробно расписалимои коллеги. В принципе, написано все правильно, хотя я бы избегала таких прямолинейных и однозначных оценок. Безобразный получился стриптиз, хотя самой целомудренной тут вопреки всем усилиям оппонентов оказалась Юлия Тимошенко. И обычно не питая особых симпатий к премьер-министру, в конце этого эфира, я вместе с другими журналистами, которые сидели по другую сторону экрана – в студии, куда пришли ее припереть к стенке, – ей от всей души сочувствовала.

На самом деле шоу обещало быть интересным. Журналисты должны были задать вопросы Юлии Владимировне. Жесткие вопросы, с традицией «дожимания» ньюсмейкера, вежливые, но острые. На всякий случай напомним, что ранее Тимошенко побывала в студии Шустера дважды, и оба раза результатом ее четырехчасовых эфиров ставало то, что студия, где была репрезентована вся Украина, в конце концов, приходила к убеждению, что Юлия Владимировна успешно справляется с кризисом. Это был третий эфир Тимошенко на канале Ахметова в программе Шустера. И это был хороший шанс хоть раз попытаться обыграть Юлию Владимировну в публичной дискуссии. Просто потому, что журналисты не баллотируются, не присваивают госдач, не имеют банков, которые бы Юлия Владимировна рекапитализировала, они не уязвимы для ее критики и они не пытаются превратить свое место в трибуну. Но не тут то было…

Наблюдая за тем, что происходило в студии далее, я задала себе вопрос. Когда именно «Регионы» стали мечтать о хорошем телеканале, который бы могла контролировать их политсила? Может быть, они мечтали о нем в 2004 году, когда в период Оранжевой революции эфиры из Донецка, обычно транслируемые на ТРК «Украина», оттуда казались убожеством и провинциальщиной? Или они стали мечтать о нем после победы этой самой революции, когда по приглашению «Украины» к ним в студию явилась Юлия Тимошенко в футболочке «Шахтера» с плюшевым красным сердцем в подарок. Помните, как она при этом мастерски укатала и обаяла двух девчушек – телеведущих и толпу негодующих зрителей на донецкой площади?

Точно не известно, когда именно Ахметову или Колесникову захотелось иметь в телепространстве что-то модное, популярное и, по возможности, влиятельное. Сколько лет Ринат Леонидович строил стадион «Донбасс-Арена»? Десять? ТРК «Украина» привести в относительно приличный вид удалось в течении последних двух лет. Савик Шустер (что бы там ни говорили), знает свое дело. И как бы там ни было, его пятничная программа стала единственной, где премьер-министр по четыре часа отвечала на вопросы оппонентов. «Эти проявления демократии дорого стоит, поверьте», – замечали по этому поводу гости из Москвы. Я думаю, что и в смысле журналистики это стоит дорогого. Получить в гости на такое время премьера – это круто для рейтинга. И конечно, это круто для пиара.

Признаться, когда я видела, как Юля мастерски отражает обвинения оппонентов, я представляла: как себя чувствует Борис Колесников. Все-таки депутаты его политсилы проигрывают премьеру на его же телеканале. Вероятно, он чувствовал себя обманутым. Но вместо того, чтобы растить политиков, способных оппонировать Тимошенко (должны же быть в Донецке такие, если не брать в депутатский список племянниц и подружек), Борис Викторович решил по-другому. Прижучить Шустера, чтобы Тимошенко у него там в студии хорошо не смотрелась…

Перед эфиром, по самому признанию Шустера, его вызвали «Регионы» и потребовали, чтобы в студии присутствовали Анна Герман, Николай Азаров, Ирина Акимова. (Шустер, по его версии, согласился на их присутствие, по версии «регионалов» – сам их пригласил). Тимошенко о присутствии «регионалов» не знала, и ее условием было то, что в студии будут только журналисты. Она согласилась отвечать на жесткие вопросы журналистов, это тоже не сахар, но здесь нет личной неприязни и партийного задания. Но мало того, что гости пришли без ведома премьера – они еще потребовали равного представительства. Они требовали, чтобы им давали слово «наравне с премьером». Они обижались, если их просили сократить десятиминутный вопрос. Одним словом, они чувствовали себя, помните, как Фирташ на «Интере», когда он пальцем подзывал телеведущих. Они, конечно, пальцем не подзывали, но возмущались, перебивали – они чувствовали себя так, как чувствуют себя люди чисто на своих каналах. Как люди, которые могут позвонить Шустеру и попросить его прийти в офис ПР.

Они публично осуждали Тимошенко за решение Печерского суда о запрете недобросовестной рекламы и обвиняли ее в диктатуре. А я бы хотела поинтересоваться. А вы сами-то чем лучше? То, как я отношусь к решению Печерского суда, я опубликоваласразу после обнародования этой новости. И диктатуры я боюсь, даже когда она маскируется под мягкий авторитаризм. И в программе прозвучало на этот счет много тревожного. Но мне кажется, что в студии мы обнаружили две модели авторитаризма. Авторитаризм Тимошенко не любит критики, но предполагает ответы на вопросы общества и существование другой точки зрения. А авторитаризм, скажем, Колесникова предполагает «наклонить» модератора программы, втихую пробраться в студию, куда тебя не звали, и при этом нагло требовать равного представительства на телеэфире с премьером.

Ну и что? И въехали вы в программу на танке собственных акций телеканала… Ну и притащили пачку завонявшихся нафталином документов про ЕЭСУ… Кому они понадобились? Кому это интересно? Ау, мы тут уже десять лет сидим и про это пишем. Даже если все эти бумажки – правда, какое это отношение имеет к сегодняшней ситуации? Ну что, помогли вам ваши пакеты акций на ТРК «Украина», если Юля снова раздела ваших однопартийцев и голяком пустила по подиуму. Узнали мы от Тимошенко, что у Николая Яновича тоже госдача приватизированная. Что банкиры из вашей фракции отпущенные на рекапитализацию деньги на свои бизнесы тратят. Что вы в своей фракции боретесь за выплату сотен тысяч гривен пенсий «блатным» пенсионерам. Что депутаты вашей фракции даже в Конституционный суд обратились, чтобы эти блатные пенсии выплачивались. Скажите, вы этого хотели?

Поймите, поддерживать культуру дискуссии – это не печеньки на концерне «Конти» лепить.

В этот раз в студии не проводился опрос, верит ли аудитория в способность Тимошенко преодолеть кризис. Хорошо, что не проводился. Она ушла такая строгая, такая чистая, всеми обманутая и всеми поддерживаемая, что результат и в третий раз был бы прогнозируемый.

Борис Викторович, примите мои поздравления! Скажите, сколько Тимошенко нужно еще выиграть эфиров, чтобы вы поняли, что аргументы нужно подавлять аргументами, а не кастетом?

Маша Мищенко