Воскресенье,
20 августа 2017
Наши сообщества

Руссо туристо – облико аморале

На каждом шагу от местных слышно: “здравствуйте”, “спасибо”, “до свидания”. Уже на второй день меня это начало раздражать. Всем приходилось объяснять, играя на местном национальном вопросе: “Понимаете, разница между украинцами и россиянами такая же, как между сербами и албанцами!” ...

Черногорию, эту прекрасную небольшую страну с удивительными морем, горами и оливками после поездки туда  два года назад я запомнил как уютный европейский курорт с очень милыми жителями. Такой себе "Крым" для немцев и итальянцев. Вторая поездка дала мне понять: я не должен был ехать туда еще раз. Чтобы не испортить впечатления.

Я прекрасно помнил местность, но чувствовал незримые изменения во всем. До меня начало доходить, в чем именно, когда повсюду чуть ли не на каждом шагу я слышал русский язык. И это начало настораживать.

Первым колокольчиком для меня стал вопрос  хозяйки  виллы, где я решил нанять апартаменты, экстравагантной чешки: вы случайно не россияне? Нет? Ну хорошо, -  говорит она,  - потому что недавно у меня гостевали туристы из Москвы, которые не только пили и слишком громко веселились, но и увлекались наркотиками. В конечном итоге женщина вернула им  деньги и пожелала красивого отдыха на другой вилле...

Туристов, которые не имеют явных признаков западной Европы( а это хотя бы  разговорные   итальянский, немецкий или английский языки), сразу воспринимают как россиян. Теперь на каждом шагу от местных слышно: “здравствуйте”, “спасибо”, “до свидания”. Уже на второй день меня это начало раздражать.

Я пытался общаться на сербском, имея в запасе пару десятков слов, если их не хватало, вставлял русские (у сербского языка много общего именно с русским) или украинские соответствия. Если не удавалось поладить так – переходил на английский. Когда спрашивали “ты откуда?”, на ответ “Украина”, уже звучала не привычная реплика “А, Руслана, Шевченко!” – уже говорили: “А, рус!”. Нет, говорю им, не рус – Украина! Тогда один прокатчик сказал: “да я и по-украински говорю”, наивно считая, что это – одно и то же. Услышав от меня несколько предложений на украинском, он, сникший, покачал головой – ничего не понял. А по-русски я не говорил принципиально. И жена, которая общается на немецком лучше, чем на английском (хоть и хуже, чем на русском), говорила с ними исключительно на намецком. Хотя ее ярко выраженная славянская внешность всех побуждала считать нас россиянами.

Всем, кто слышал, что мы  украинцы, а не россияне, но не видели в этом разницы, приходилось объяснять, играя на местном национальном вопросе: “понимаете, разница между украинцами и русскими такая же, как между сербами и албанцами!” Тогда сербы понимающе кивали головами и начинали улыбаться.

Девочка с магазина, в который мы ежедневно заходили, сразу проявила какую-то неприязнь, хотя и обращались мы на относительно сербском, которого достаточно было для того, чтоб сделать покупки. В последний день она не выдержала и выдала: “спасибо, до свидания”. На что услышала мой уже привычный ответ на английском: “Украина – не Россия”.

Так было почти во всем. Не скажу, чтоб существенно ухудшился местный сервис, но народ, постоянно работающий с туристами, завел привычку почти хамского общения с клиентами. Или – как минимум – пофигизма. Временами смахивало, как будто я попал в какой-то совковый магазин, в котором до сих пор ничего не изменилось, начиная от отношения к клиентам.

Знающие коллеги, которые занимаются туристической темой, рассказали, как болгары, которых российские гости задолбали, решили лишиться этого контингента. Они существенно подняли цены на отдых (олигархи так и так  это направление не выбирают). А мне стало жаль Черногорию, которая и для европейских, и для украинских туристов может стать вторым Крымом. По всем показателям.

Дмитрий Стаховский, журналист

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение