Нынешняя эскалация боевых действий в Нагорном Карабахе, прежде всего, связана с желанием Азербайджана взять реванш за июль. Ведь, как известно, в июле Азербайджан попытался вернуть часть утраченных позиций, но его попытка была неудачной.

Нынешняя эскалация в Нагорном Карабахе готовилась, как минимум, несколько месяцев

Плюс прослеживается инициатива Турции в рамках ее региональной стратегии усилить свои переговорные позиции по Кавказу. И в первую очередь это касается взаимоотношений с Россией. Кроме того, Турция стремится войти в процессы вокруг Кавказа в качестве одного из стейкхолдеров. То есть она стремится выйти из статуса одного из региональных участников, который стоял за Азербайджаном, на уровень силы, с которой следует считаться при рассмотрении любых вопросов, связанных с Закавказьем, а также усилить ось Турция-Азербайджан-Иран, которая существует уже несколько лет.

Нынешняя эскалация в Нагорном Карабахе готовилась, как минимум, несколько месяцев. Подобное полномасштабное наступление, которое мы наблюдали со стороны Азербайджана, не осуществляется просто так, с дня на день. К тому же, совершенно очевидно, что медийная поддержка турецких СМИ была заранее согласована: турецкие журналисты приехали на место событий за несколько дней до начала операции, успели развернуть корпункты, подготовить материалы и оперативно подавать сюжеты и репортажи с места событий.

Что касается роли Турции, то она поддерживает Азербайджан не на словах, а на делах

Что послужило формальным поводом для данного обострения? Был ли обстрел со стороны Армении, как утверждает азербайджанская сторона? Это проверить невозможно.

Что касается роли Турции, то она поддерживает Азербайджан не на словах, а на делах. Например, беспилотники, которые используются Азербайджаном в нынешних боевых действиях – турецкие. Кто управляет ими – азербайджанские или турецкие офицеры, точно неизвестно, но есть информация, что это делают турки.

Кроме того, есть информация, что могут быть задействованы турецкие самолеты, потому что одно звено F-16 находится в Нахичевани с момента турецко-азербайджанских учений, которые проходили в июле-августе этого года. Самолеты вместе с бронетехникой и неограниченным контингентом там, в Нахичевани, и остались. Из-за чего, собственно, и появились разговоры о том, что Турция может напрямую вмешаться в конфликт своими регулярными войсками, если ситуация на фронте для Азербайджана будет складываться не очень благоприятно.

Всё будет зависеть от того, как будут проходить боевые действия

Пока что точно сложно сказать, какую роль в этом конфликте Турция отводит сама себе, будет ли она напрямую вмешиваться или предпочтет остаться главным закулисным покровителем, предоставляя военно-техническую и материальную помощь Азербайджану. Либо же она действительно перебросит на передовую какие-то свои части спецназа, который использовался в Сирии и Ливии, сыграв в этих странах ключевую роль.

Всё будет зависеть от того, как будут проходить боевые действия. Это будет понятно в ближайшие пару дней – насколько, так называемой, азербайджанский блицкриг будет успешен, или азербайджанцы застрянут. Если они застрянут, то не исключено что Турция вмешается, чтобы изменить баланс сил в пользу Азербайджана до какого-то момента, когда они решат закрепить новый статус-кво и пойдут на переговоры.

Переговоры неизбежны. У Турции есть важная цель: изменить баланс сил в свою пользу и в пользу Азербайджана, закрепить новую реальность через переговоры.Причем, насколько я могу судить, через переговоры напрямую с Россией.

Эрдоган, выступая с заявлением в день эскалации, серьезно критиковал минскую группу ОБСЕ, на которой, по сути, держатся все соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе, да и вообще,весь формат переговоров вокруг Нагорного Карабаха. Судя по заявлению Эрдогана, он не настроен обращаться к Минской группе ОБСЕ. Свои успехи в политическом ключе он намерен закрепить в сотрудничестве с Москвой в двустороннем формате, как это было в Сирии, как это он попытался сделать в Ливии.

Дальше поведение России будет зависеть от позиции Турции

Россия также уже реагирует на происходящее в Нагорном Карабахе. Так, вчера прозвучало достаточно резкое заявление, в котором Москва призвала стороны прекратить огонь и сесть за стол переговоров. Дальше поведение России будет зависеть от позиции Турции. Вчера был звонок Лаврова Чавушоглу в Анкару – думаю, он был сделан с целью прозондировать почву и понять степень вовлеченности Турции в этот конфликт: насколько она напрямую в нем участвуют, какую роль она сама себе отводит в данном конфликте.

Москва сейчас на растяжке и будет исходить из действий Турции в Нагорном Карабахе

Так что Россия выжидает и наблюдает, что будет делать Турция. Если произойдет прямое вмешательство Турции, то перед Россией встанет дилемма: она должна будет либо защищать своего союзника – Армению, с которой они связаны с соответствующими договорами(а это может ухудшить отношения Турции и России), либо же Москва отойдет в сторону и, таким образом, испортит модальность отношений с Арменией, которая существует уже более 30 лет. Москва сейчас на растяжке и будет исходить из действий Турции в Нагорном Карабахе.

Интересно, что Россия не торопится поддерживать Армению. Например, никаких звонков в Ереван ни вчера, ни сегодня ни было. Пашинян позвонил Путину сам. Это – очень показательный момент, который может подтверждать то, о чем многие говорили раньше: у Москвы непростые отношения с Пашиняном, в России к нему относятся с подозрением и не считают его «своим»человеком. Ведь изначально Пашинян не был ставленником России, потому для Москвы он непонятен. Это демонстративное игнорирование (мол,«звони нам сам») связано именно с этим. Этот интересный момент стоит отметить, поскольку он свидетельствует об особенностях современных российско-армянских отношений.

Как бы там ни было, но нынешний виток эскалации в Нагорном Карабахе может привести к изменению положения дел, которое сохранялось в регионе многие годы. Это – крупнейшее боевые действия с 2016 года, когда сотни людей погибли с обеих сторон. Правда, не уверен, что можно говорить о том, что это крупнейшее обострение с 1994 года – еще рано так говорить.

Сейчас обе стороны настроены победить

Все зависит от дальнейших боевых действий, будут ли они охватывать новые территории, перекинется ли ситуация с Нагорного Карабаха на госграницу Армении и Азербайджана, произойдет ли вовлечение внешних сил (Турции или России) в конфликт... Если все это произойдет, то конфликт затянется и оформится как региональный международный. В таком случае он должен будет закончится изменением политической модальности на Кавказе. Таким образом, все старые механизмы и договоренности обнулятся.

Сейчас обе стороны настроены победить. Об этом свидетельствует публичная риторика Армении и Азербайджана. Во вчерашнем обращении Ильхама Алиева к народу речь шла о том, что Азербайджан намерен вернуть Нагорный Карабах, потому что это – исконно азербайджанская земля. То есть задача поставлена таким образом – полное взятие под контроль Азербайджаном Нагорного Карабаха.

Со стороны Армении также прозвучали достаточно резкие заявления. Пашинян, в частности, сказал, что Армения может признать независимость Нагорного Карабаха в ответ на действия Азербайджана.

Нынешняя эскалация на Нагорном Карабахе будет продолжаться несколько недель, может быть, даже месяцев

Все эти моменты, тем более, если они будут воплощены в жизнь,затянут конфликт. Все идет к тому, что конфликт станет сложным и бескомпромиссным, потому что стороны уже движутся по этому пути: введение военного положения и объявления всеобщей мобилизации говорит о том, что эта история не на недельку-другую.

Думаю, нынешняя эскалация на Нагорном Карабахе будет продолжаться несколько недель, может быть, даже месяцев. А дальше все будет зависеть от того, что будет происходить на местах, какой будет позиция внешних сил. Сейчас очевидно, что ключевыми внешними участниками в этом конфликте будут Турция и Россия. Может быть – и Иран. Пока что Иран занял традиционную позицию – предложил посредничество между Баку и Ереваном. Однако посредничество сейчас никому не интересно, поскольку речь о перемирии вообще не идет. Все остальные страны ЕС, кроме Франции, у которой серьезные интересы в Армении, заняли отстраненную позицию. Соединенные Штаты пока что не проявили особого интереса к происходящему. Таким образом,похоже, что Россия и Турция все будут решать сами.

Илия Куса, эксперт по международной политике и Ближнему Востоку Украинского института будущего

Читайте все мнения автора

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram