Министр иностранных дел Германии Хайко Маас высказался против ужесточения санкций в отношении России на фоне обострения ситуации на востоке Украины. По его словам, именно из-за нынешней напряженности приходится полагаться на диалог с Москвой. Ведь отношения между Россией и Германией (и вообще с Евросоюзом) очень плохие, «но так не должно быть». Он отметил, что вести диалог с государствами, с которыми сложные отношения, это «суть дипломатии». 

На самом деле это не меняется с 2014 года. Германия имеет постоянный конфликт интересов между ценностями и ценами. С одной стороны, немецкие компании все время давят на немецкое правительство, чтобы не вводить санкции. С другой стороны, Германия все же была промоутером антироссийских санкций в Европе, давления на Россию.

Когда Украина добивалась, требовала, убеждала, мы всегда имели гарантию, что Германия, колеблясь между ценностями и ценам, выберет ценности

Вспомним «формулу Штайнмайера». Несмотря на то, что она так называлась, готовил ее Лавров. Это, в частности, связано с особенностями министров МИД Германии. Чаще всего они являются представителями другой коалиционной политической силы, а не правящей партии, которую представляет канцлер. И когда Меркель серьезно поддерживала Украину, Штайнмайер много вел разговоров с Лавровым и вынес на общее обсуждение предложение Лаврова, дав ему свое имя…

Но мы все время забываем, насколько серьезное влияние на процессы имеем мы сами. Когда Украина добивалась, требовала, убеждала, мы всегда имели гарантию, что Германия, колеблясь между ценностями и ценам, выберет ценности. Кроме одного случая – Северный поток-2 (это было слишком дорого для Германии). То есть, сегодняшние заявления - это не является чем-то новым. Однако, когда мы не требуем, не просим, когда рассказываем, как у нас все прекрасно, ожидать на адекватные действия не приходится.

Владимир Зеленский дважды персонально оскорбил Меркель

К сожалению, украинскими властями было сделано все возможное, чтобы у Германии было меньше стимулов ориентироваться на ценности, а было больше возможностей сосредоточиться на своих ценах.

Стоит принимать во внимание, что Владимир Зеленский дважды персонально оскорбил Меркель (по крайней мере, она восприняла это как оскорбление). Речь идет о разговоре с Трампом и заявлении в этом разговоре, что Европа нам никак не помогает, только Америка. Хотя Германия в то время действительно была промоутером поддержки Украины в ЕС. Второй раз – это когда президент Украины выразил надежду, что Макрон сделает все для Украины, забыв, что Франция никогда не была первой скрипкой в этой игре против России. Поэтому Зеленский добился того, что Меркель фактически отказалась от встречи с ним. Лишь после разговора с Байденом она изменила свое мнение…

Еще одна из проблем – Зеленский начал дискредитировать понятие Нормандской четверки. Ведь раньше рассказы о том, что формат не такой, как нам надо, и стоит поискать другие, хоть и были, но не шли от первых лиц. Более того, когда речь заходит о формате Будапешт-2, в нем слышится некий российский нарратив такой формат может предусматривать, что угодно, но там точно не будет места для Германии. И это может стать третьим персональным оскорблением для Ангелы Меркель.

Рассчитывать на особую поддержку, особенно для страны с таким колоссальным конфликтом интересов, как Германия, довольно трудно

Поэтому сейчас министр Маас с его заявлением не является чем-то новым. Но главное слово всегда оставалось за канцлером. Впрочем, сейчас трудно ожидать от Германии существенной поддержки.

На это влияет не только вышесказанное. На это влияет и общее поведение. Когда мы полгода рассказываем, что у нас перемирие и нас ничего не пугает, нет проблем с РФ, Германия, вполне ожидаемо, сосредоточилась на своих проблемах с РФ и их решает. Потом, когда у нас начались проблемы, весь мир стоит на ушах, а украинская власть не тревожится, президент едет в Катар...когда же на Россию надавили и она дала задний ход, вместо того, чтобы нормально поблагодарить мир, идут рассказы, что мы большие молодцы и сами это сделали…

После этого рассчитывать на особую поддержку, особенно для страны с таким колоссальным конфликтом интересов, как Германия, довольно трудно.

Более того, стоит учитывать и будущую смену власти в Германии. Основная кандидатка на место канцлера, в частности, имеет скептическое отношение к возможности будущей евроатлантической интеграции Украины. Это ее убеждение. Его можно менять, но над этим надо работать. К сожалению, работы в этом направлении не видно. Все идет по течению. По склону. А склон не в нашу сторону. Поэтому имеем угрозу, что Германия все меньше будет участвовать в переговорных процессах и больше не будет нашим промоутером в Европе.

Тарас Чорновил, политический аналитик

Читайте все статьи автора

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram