Олег Грицаенко

На днях журналисты одного из изданий попросили прокомментировать положения, которые Партия Регионов предлагают внести в Конституцию Украины. Короткие комментарии в результате стали для меня стимулом для более интенсивных размышлений на общеполитические темы.

Тот факт, что один из кандидатов в президенты Украины в рамках предвыборной программы замахнулся на проект новой Конституции – вообще-то, неожиданность. Ведь в ходе последних 5-6 избирательных кампаний в Украине в штабах кандидатов и партий фактически сложилось своеобразное «золотое правило» – считается, что программные документы избиратели вроде как не читают и делают выбор на основе иных факторов. Несложные эмоции и элементарные признаки по типу «свой-чужой» определяли на протяжении многих лет, да и во многом определяют сейчас политический выбор украинских граждан.

Тем более удивительно, что «регионалы», традиционно отличающиеся прагматизмом в подходах, решили сделать одним из ключевых посланий своей избирательной кампании тезис о необходимости пересмотра Основного Закона. Хочется надеяться, что такой шаг свидетельствует о росте уровня политической дискуссии в Украине. Да, безусловно, биллборды на улицах и реклама на центральном телевидении – по-прежнему неотъемлемый атрибут избирательных кампаний. Тем не менее, хотелось бы верить, что именно борьба программ и концепций постепенно, но неуклонно начинает входить в моду.

Правда, из конституционных тезисов, представленных на этой неделе, сразу становится очевидным, что Добкин и ПР не намерены отдавать своих традиционных избирателей другим кандидатам и все еще нацелены на свой базовый электорат. Проект Конституции от ПР – это, в первую очередь, возобновление на новой основе диалога с жителями Востока страны, которые найдут в документе немало предложений, совпадающих с их мнением. Нет оснований не верить социологии, утверждающей: сепаратистским настроениям подвержено не более 15-20% жителей восточных областей, остальные 80% видят свои регионы в составе единой страны и унитарного государства.

Да, ситуация на Востоке страны за последний месяц сильно изменилась. Но факт остается фактом – на политическом поле страны не видно новой силы, способной стать выразителем мнения избирателей Слобожанщины, Донбасса, Приднепровья, и других регионов Юго-востока. Такой политической силой еще долго будет оставаться Партия регионов. А значит – участие «регионалов» в преодолении такой болезни, как сепаратизм, неизбежно, и новая украинская власть должна, как мне кажется, приветствовать максимально эффективное участие ПР в этом процессе. Ибо пока жители, предприниматели, промышленники Востока в полной мере снова не включатся в общегосударственные процессы, говорить о единстве Украины по факту, а не на бумаге, будет сложно.

Рациональный расчет в предложениях ПР также, по-видимому, присутствует в избытке. Сегодня Добкин, по сути, пытается перехватить повестку дня на юго-востоке. На традиционном электоральном поле ПР топчется слишком много кандидатов.

Озвученные конституционные предложения – повод для диалога и за пределами восточных регионов, ибо в представленной концепции новой Конституции, по сути, достаточно моментов, с которыми объективно согласятся многие украинцы по всей стране. Начиная с расширения финансовой самостоятельности регионов и заканчивая судебной реформой и идеей замены областных администраций префектурами, о чем говорил не так давно вице-премьер Гройсман, и что является общеевропейской практикой. Думаю, с подобными инициативами могут вполне согласиться даже региональные элиты с Запада Украины.

Да, в концепции есть обязательный для Востока пункт о русском как втором государственном языке. С одной стороны – это уже набившая оскомину тема. С другой стороны, дискуссия об этом постоянно ведется. От нее, хотелось бы того или нет, никуда не деться. Даже Арсений Яценюк говорил с вице-президентом США Джозефом Байденом обо особом статусе для русского языка в Конституции, что уж говорить о кандидате в президенты от ПР.

На самом же деле тема статуса русского языка – достаточно широкое поле для дискуссий. Безусловно, в Украине русскоговорящих граждан никто не ущемляет. Тем не менее, в ряде вопросов вполне можно было бы в большей степени учесть их интересы.

Можно было бы, например, дать возможность детям из русскоязычных семей учиться в государственных ВУЗах на русском языке, никоим образом не ограничивая прав большинства, хотящего получать высшее образование на украинском. Предоставить украинским телеканалам право вещать, в том числе, и на русском языке (а ведь это – мощнейший неиспользованный резерв для резкого снижения влияния российских федеральных каналов в Украине). Для очень многих обычных людей исключительно важна возможность делопроизводства, и в особенности – юриспруденции, на русском языке. Многие, даже вполне образованные люди, плохо понимают рецепты и заключения врачей на украинском. Примеры подобных чисто бытовых и приземленных ситуаций, вызывающих неудобства, можно продолжать.

Кстати, схожие идеи высказывают в последние дни и пока еще немногочисленные симпатизирующие Украине российские политики и деятели культуры. Они видят свободную, демократическую Украину как альтернативное место для развития подлинно русской культуры, не отягощенной имперской идеологией. Но для этого необходимо внутри самой Украины достичь консенсуса по «языковому вопросу» на основе широкой общенациональной дискуссии. Верю, что как только этот консенсус будет найден, украинская культура получит дополнительные стимулы для развития в глобальном контексте.

По сути, представляя целостную концепцию изменений Основного закона, «регионалы» продемонстрировали желание всерьез и надолго играть на общеукраинском постмайданном политическом поле. Поле это уже без Крыма, однако – с Востоком, и я уверен, что ни одного квадратного метра своей территории Украина больше не отдаст. Но это значит, что сегодня Восток обязательно должен увидеть в новой политической реальности политиков, которым он доверяет. И тогда даже те, кто сегодня, возможно, одурманен идеями сепаратизма и местечковых квазиреспублик, смогут поверить в новую Украину, в которой найдется место всем.

А далее, со временем, по крайней мере, хочется на это надеяться, мы сможем увидеть в Украине не отражение изрядно всем надоевшего геополитического противостояния по линии Восток – Запад, а мирное соревнование различных видений будущего Украины в рамках демократической состязательности и общих, приемлемых для всех правил политической игры.

Олег Грицаенко, Центр международных и сравнительных исследований