REUTERS

Об этом пишет Вольфганг Мюнхау в статье под названием «Ципрас не найдет спасения в Москве», опубликованной в британской газете Financial Times.

Быть может мы узнаем об этом в среду, когда Алексис Ципрас встретится с президентом России Владимиром Путиным. У премьер-министра Греции может возникнуть соблазн отказаться от выполнения обязательств перед всеми зарубежными кредиторами Греции и держателями облигаций, выйти из еврозоны и уговорить Москву выделить краткосрочное финансирование, чтобы предотвратить коллапс банковской системы. В обмен на это Ципрас может предложить, чтобы Греция использовала право вето, если ЕС захочет расширить санкции в отношении России. Афины могли бы также бойкотировать проект трансадриатического трубопровода, по которому ЕС надеется получать каспийский газ в обход российской территории. Самый протяженный участок этого трубопровода, более 500 км, должен быть проложен через территорию Греции.

Если бы все было так просто! Несмотря на все доводы в пользу того, что такое соглашение было бы логичным, я по-прежнему очень скептично отношусь к нему по ряду причин.

Во-первых, Путин вряд ли сможет предоставить Греции серьезную финансовую помощь. Экономика России в плохом состоянии. Согласно последнему докладу Всемирного банка, она сократится на 3,8 % в этом году, в основном из-за падения цен на нефть и газ. Санкции не сильно повлияли на нее на начальном этапе. Но из-за них, безусловно, прекратились инвестиции, что, в свою очередь, приведет к сокращению роста в будущем. Падение цен на энергоносители также значительно усилили влияние санкций.

REUTERS

Конечно, деньги у России не закончатся в ближайшее время, но золотовалютные резервы заметно сокращаются. А чем меньше у нее пространства для маневров, тем более уязвимой она становиться перед западными санкциями или какими-либо дальнейшими экономическими потрясениями.

Греки должны будут задуматься над тем, насколько сильно они хотят быть привязанными к стране, которая явно будет сконцентрирована на решении собственных экономических проблем и выходе из кризиса. Россияне, в свою очередь, осведомлены о том, сколько миллиардов евро члены еврозоны влили в греческую экономику. Москва будет просто не в состоянии вынести подобные утраты.

Во-вторых, в основе отношений между ЕС и его государствами-членами лежат международные договоры. У государств-членов есть законные права, и есть независимый судебный орган для защиты этих прав. В случае двустороннего договора с Россией они предоставлены сами себе. И тут уже не возникает никаких сомнений по поводу того, кто будет принимать решения. Поэтому им необходимо будет спросить себя, действительно ли они хотят, чтобы Путин был их кредитором. Я просто пытаюсь представить себе, что будет, если греческий министр финансов решит прочитать российским коллегам одно из своих менторских наставлений, используя PowerPoint.  Когда он делает это в Брюсселе, там все прилагают очень большие усилия, пытаясь оставаться вежливыми.

В-третьих, подумайте о возможности сближения России с Евросоюзом – возможно, после того как будет достигнуто соглашение по Украине. Санкции будут сняты, и отношения постепенно нормализуются. Что в таком случае произойдет с новыми стратегическими отношениями между Грецией и Россией?

REUTERS

И, наконец, нужно помнить о политической динамике внутри ЕС, и в частности внутри Европейского совета, в который входят главы правительств стран-членов.

Да, Афины могут наложить вето на продление санкций. Но не стоит забывать, что Греция получает средства от ЕС. С этой точки зрения выбор в пользу конфронтации будет иметь негативные финансовые последствия. Неужели вы думаете, что ЕС будет продолжать выплачивать Греции субсидии, если Афины решат выйти из еврозоны и установить более тесные отношения с Россией?

Так о чем же будут говорить Ципрас и Путин? Я бы посоветовал им обсуждать исключительно погоду и спорт, а затем быстренько вернуться домой и работать над последовательной экономической стратегией, согласно которой не нужно полагаться на Россию. Лично я бы предпочел, чтобы Греция объявила о дефолте внутри еврозоны, но чтобы при этом ЕС поддерживал Афины во время переходного периода.

Конечно, есть явная опасность двойного просчета. ЕС может недооценить политических и экономических последствий выхода Греции из еврозоны. А греки могут переоценить потенциал российского плана Б. Если обе стороны ошибутся в своих расчетах, понадобится серьезная экономическая дипломатия, чтобы предотвратить возможную катастрофу.