Украина обратилась к государствам-членам Совета Европы и стран G7 с предложением учредить специальный трибунал для расследования военных преступлений РФ против украинцев.

Так, после Второй Мировой войны был создан Международный военный трибунал для суда и наказания главных военных преступлений европейских стран ОСИ, более известный как "Нюрнбергский процесс". По результатам этого процесса нацистских политиков, военных и идеологов нацизма были осуждены за вторжение, ведение агрессивной войны, преступления против мира, против человечности и другие военные преступления.

Также известен Международный военный трибунал для Дальнего Востока - так называемый Токийский процесс. Он проходил над японскими военными преступниками в Токио в период 1946-1948 годов за преступления против мира, нарушения обычаев войны и против человечности и за убийства. Среди обвиняемых были бывшие премьер-министры, министры, послы и высокопоставленные военные.

Нюрнбергский и Токийский процессы происходили по принципу "победители судят побежденных"

Еще один известный Международный трибунал для бывшей Югославии - продолжался с 1993 по 2017 годы. Создан он был решением Совета безопасности ООН для преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права (грубое пренебрежение Женевских конвенций 1949 года, нарушение законов и обычаев войны, геноцид и преступления против человечности) на территории бывшей Югославии. За время работы трибунала осуждено 90 человек.

Также стоит упомянуть Международный трибунал по Руанде, учрежденный также Советом Безопасности ООН в 1994 году. За время существования трибунала были осуждены более 90 высокопоставленных военных и чиновников, политиков, бизнесменов, а также членов религиозных групп, полиции и даже руководителей средств массовой информации за геноцид, совершенный на территории Руанды или же преступления, совершенные гражданами Руанды на территории соседних стран.

То есть Нюрнбергский и Токийский процессы происходили по принципу "победители судят побежденных". А международные военные трибуналы по событиям в бывшей Югославии и Руанде создавались соответствующими решениями Совета Безопасности ООН.

Исковые требования Украины против Российской Федерации уже рассматривает международный суд ООН

Несмотря на это, кажется, что создание специального военного трибунала над военными преступниками Российской Федерации не является сложной задачей, тем более, что международные партнеры Украины поддерживают такое решение. Фактически, для реализации такой идеи необходимо лишь утвердить его Устав и Регламент. Кажется, что в нашем случае лучшим вариантом было бы создание трибунала через Совет Безопасности ООН, но Россия до сих пор не исключена из Совета Безопасности ООН и имеет право вето на принятие резолюций.

Кроме того, возникает вопрос состава, компетенции и предметной юрисдикции такого суда. И все это имеет большое значение.

Например, сейчас уже существует постоянно действующий международный уголовный суд, который осуществляет рассмотрение дел о преступлениях, предусмотренных Римским уставом, в частности: геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений. Прокурор этой международной судебной инстанции уже начал расследование и проводит сбор доказательств в Украине.

Кроме того, исковые требования Украины против Российской Федерации уже рассматривает международный суд ООН (речь и о событиях 2014 года, и о дополнениях, сделанных после полномасштабного вторжения РФ на территорию Украины).

Однако для эффективности рассмотрения дел и неотвратимости наказаний виновных российских военных преступников необходимо определиться с наиболее действенным существующим способом осуществления международного правосудия. Ведь вынести соответствующий приговор в отношении российского Волан-де-Морта может и Печерский районный суд г. Киева…

Созданный трибунал будет играть историческую роль в международном уголовном праве

Таким образом, в случае создания Украиной специального трибунала над российскими военными преступниками, необходимо будет все же учесть отрицательную практику устаревшей украинской судебной системы и создать новую институцию с соответствующими приоритетами именно на полноту и скорость рассмотрения дел. Такие задачи могут быть выполнены, например, путем внедрения инновационных технологий как в процедуру сбора доказательной базы, то есть фиксации преступлений, так и в процедуре их исследования непосредственно во время рассмотрения дел. Полезной также было бы сотрудничество с иностранными службами специального назначения, вроде МИ-6, Моссада или ЦРУ, например, для доставки в зал суда преступников, которые прячутся "в бункере" в небратнем государстве.

Созданный трибунал будет играть историческую роль в международном уголовном праве, а поэтому его состав должен иметь безупречную репутацию в международной общности и ни в коем случае не вызывать предвзятость или заинтересованность. Для этого можно рассмотреть вопрос о комплектовании состава трибунала независимыми, профессиональными и наиболее авторитетными международными специалистами.

Впрочем, проанализировав в целом деятельность международных трибуналов над военными преступниками, можно отметить, что все они, в той или иной степени, достигли своей цели. Однако также стоит сказать, что длительность судебных процедур и определенная ограниченность компетенции по установлению и задержанию преступников, делает систему международного правосудия довольно сложной и не всегда эффективной.

Константин Кривенко, адвокат "Ильяшев и партнеры"