Президент России Владимир Путин и его пожилая команда праздновали Пасху в Страстную пятницу. Большой колонный зал Главного Храма минтакназобороны в Кубинке был украшен Z-куличами, Z-яйцами и просто большим деревянным Z, на котором был распят голый министр так называемой обороны Сергей Шойгу. Патриарх Кирилл кадил на него кадилом, в котором ароматно потрескивал табак из папирос святого Сталина "Герцеговина Флор".

- А я вам расскажу, откуда на крейсер "Москва" готовилось нападение! – с отчаянием висельника тараторил Шойгу. – Атака корректировалась с дрона Судного дня лично Байденом, как это уже принято на Украине, было выпущено пятьсот ракет. Система ПВО С-300Ф "Форт" сработала на отлично, но в последний момент наводчик сблевал за воротник наладчику, наладчик насрал в карман акустику, завязалась пьяная драка, поломали якорь, сп#здили торпедный отсек, и перед командиром встал непростой выбор.

- Какой же? – кисло спросил Путин. Он сидел посреди церкви, одной рукой намертво вцепившись в стол, а второй – в фуражку Гитлера, самую ценную реликвию храма, и выражение его лица не предвещало Шойгу ничего хорошего.

- Командир мог накрыть корабль облаком дипольных отражателей, чтобы сбить с курса примитивные украинские ракеты, - объяснил Шойгу, - но когда выяснилось, что дипольные отражатели тоже сп#здили, командир увидел, что вокруг крейсера плавают на надувных матрацах несовершеннолетние дети, которые могли пострадать от безответственного удара киевской хунты. "Москва" не стала прятаться и начала расстреливать ракеты из артиллерии, но наводчика опять стошнило, и…

- Я смотрю, в тот день была большая качка, - заметил Лавров, с удовольствием пересыпая в кармане брюк горсть дефицитных гвоздей, затрофеенных освободителями Бучи, для России по нынешним временам это было целое состояние. – И как, удалось взять Одессу?

- Так точно, - просиял Шойгу, - правда, по дороге в атаку произошёл частичный хлопок боезапаса, и 500 членов экипажа совершили отрицательное рождение.

- Что ж, неплохо, - заметил Кирилл, любовно разглядывая через рукав рясы трусы Кальтенбруннера, которые он надел по случаю праздника. – Уцелела ли чудотворная щепка креста господнего, хранившаяся на судне?

- Конечно! – воскликнул Шойгу. – Всё нормально, её вообще сп#здили с самого начала. Послушайте, Владим Владимыч…

- Называй меня Рюрикович, - велел Путин.

- Виноват, Рюрик Рюрикович, - поправился Шойгу. – Нельзя ли меня снять уже с этого распятия? У меня больное сердце, у меня в груди покалывание, отдающее в левую руку.

- Выпей отравы, тварь! – вкрадчиво сказал Путин. – То есть, я, конечно, хотел сказать "выпей отвары трав", ну, ты понял…

- Нет, - сказал Шойгу, стремительно бледнея. – Я больше не буду.

На улице прогрохотал комбайн "Джон Дир", сп#зженный Кадыровым с выставки в Херсоне. Кадыров думал, что это джип, и теперь ездил только на нем, посвистывая из кабины симпатичным овцам. Все ему завидовали.

В церковь вошла жена великомученика Медведчука Оксана Марченко с набритыми залысинами и опухшим лицом. Она была одета в кимоно и имела явные симптомы стероидного бешенства. Было видно, что она пришла обращаться к Путину, тщательно подготовившись.

- Рю… - сказала Марченко. – Рю…

- Рюрикович, - мягко подсказал Путин.

- Уважаемый Рюрикович Рюрикович, - сказала Марченко со слезой в голосе. – Пылко влюблённая женщина, изнывающая от недоё…

-  А ты вообще не лезь, вобла волоокая! – ревниво закричал Шойгу. – Сейчас моя очередь просить Рю… Рю…

- Рюриковича! – заорал Путин. – Рюриковича, мать его так, неужели так тяжело запомнить?

- Не серчай, князь, - пропел Кирилл. – Давай лучше поZестосаемся.

С этими словами патриарх достал из специального туеска два чёрных яйца с намалеванной на них буквой Z – куриное и страусиное – и подал Путину страусиное.

Путин важно переzездился и азартно стукнул своим огромным яйцом по маленькому яйцу противника. Яйцо Путина рассыпалось на куски, и оттуда выпала иголка. Шойгу отчаянно рванулся, соскочил с распятия, схватил иголку, сломал ее пополам и с радостной надеждой посмотрел на Путина.

- Что, думал, все так просто? – ухмыльнулся Путин.

- Это не то, что вы думаете, - быстро сказал Шойгу. – Мне кажется, что это смерть Зеленского… Я, собственно, зачем приходил. Конструкторское бюро имени Марала Ягеля закончило разработку сверхсовременной супергиперсветовой ракеты "Рюрик-2М", способной лететь боком. Двадцать миллиардов евро не пропали даром, Киеву конец.

- С этого и надо было начинать! – обрадовался Путин. – Показывай скорей.

Шойгу торжественно достал из саквояжа цилиндрический предмет размером с полено, завернутый в промасленную бумагу, на которой было написано "Рюрик-2М", и с благоговением положил его на стол.

- Разворачивай! – нетерпеливо воскликнул Путин.

- Та не надо, - сказал Шойгу, - давайте лучше посмотрим мультфильм, там все более наглядно…

Путин, не в силах сдерживаться, схватил полено, жадно разорвал упаковочную бумагу и увидел, что это и вправду полено.

- Это же полено, - удивлённо сказал Путин.

- Красивое, - сказал Шойгу, пятясь. – Очень смертоносное. Аналогов нет. Америка отстала от нас минимум на тридцать лет.

- Да ты что! – воскликнул Путин, радостно потирая руки. – На целых тридцать лет?!

- Не меньше, - уверенно сказал Шойгу. – А вообще, на сорок.

Путин просиял и погрозил кулаком невидимому Байдену, не скрывая торжества. Баланс сил в мире переменился. Страстная пятница стремительно переходила в Вяликую Победу.

Василий Рыбников