Так называемый вице-премьер Крыма Георгий Мурадов предложил Украине открыть консульство на полуострове – мол, для нее это очень актуально, учитывая «большую активность общения граждан Украины с Крымом, а именно более миллиона туристов в год и обширные родственные связи».

Появление подобного предложения со стороны оккупационных властей содержит и элемент троллинга, и призыв к Киеву признать сложившуюся ситуацию: Крым ушел, причем навсегда, а потому Украина должна смириться с реальностью.

Однако российской стороне свойственно странное поведение: она легко признает одно, но в упор не видит аналогичное другое.

Ведь Мурадов – не полный идиот и прекрасно понимает, что, с точки зрения международного права, Крым является территорией Украины, как и Нагорный Карабах является территорией Азербайджана де-юре. Однако российской стороне свойственно странное поведение: она легко признает одно, но в упор не видит аналогичное другое. Для подавляющего большинства стран мира, за исключением откровенных сателлитов Российской Федерации, совершенно очевидно, что случившееся с Крымом – это аннексия, захват чужой территории, который никем не признан.

Озвучивая подобные предложения, так называемые власти Крыма предлагают нам смириться со статус-кво, который возник после 2014 года.

Когда украинская сторона начала поднимать тему Крыма, в том числе стало обсуждаться создание Крымской платформы, российская сторона предприняла контрход

Так что для Украины открытие консульства на территории аннексированного Крыма категорически недопустимо в связи с тем, что, таким образом, она легализует аннексию.

Кроме того, команда Зеленского совершенно четко напоминает России и всему миру, что вопрос Крыма не закрыт, как на этом настаивает Путин. Когда украинская сторона начала поднимать тему Крыма, в том числе стало обсуждаться создание Крымской платформы, российская сторона предприняла контрход в виде предложения о создании консульства.

Безусловно, Украине было бы полезно иметь возможность поддерживать контакт с теми жителями Крыма, которые до сих пор считают себя гражданами Украины. Однако речь не идет о консульстве или официальном представительстве. Этот контакт можно обеспечить только с помощью третьей страны. Например, раньше – до ухудшения отношений между Киевом и Минском – это вполне можно было бы сделать через Беларусь, поскольку Минск и так играет роль посредника между Украиной и Российской Федерацией. В принципе, таким посредником может быть любая страна, которая занимает нейтральную позицию в вопросе Крыма. Возможен только такой вариант… Потому что любое открытие официального представительства Украины на территории аннексированного Крыма будет интерпретировано, как признание полуострова российским.

В целом же, все недавние инициативы российской стороны – что предложение создать консульство, что идея депутата Госдумы РФ «заняться деоккупацией братской Украины» – связаны с тем, что российская сторона, не сумев добиться от Зеленского того, чего хотела, меняет свою позицию на более жесткую.

Андрей Золотарев, политолог, директор аналитического центра «Третий сектор»

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram