Принц Гарри и Меган Маркл \ REUTERS

Газета Daily Mirror в очередной раз пообщалась с отцом герцогини Сассекской, в недавнем прошлом актрисы Меган Маркл, и выяснила, что бывший голливудский осветитель, а ныне мексиканский пенсионер Томас Маркл готов дойти до суда, лишь бы ему позволили общаться с будущим ребенком его дочери.

Читайте такжеБеременная Меган Маркл показала округлившийся живот (фоторепортаж)

Скандальный тесть принца Гарри готов пойти на мировую, повиниться за все свои предыдущие недобрые высказывания в адрес королевской семьи и зятя, лишь бы ему позволили поскорее приехать в Британию и навестить дочь с супругом в Кенсингтонском дворце, передает Би-би-си.

Источники издания при дворе сообщили, что Томас Маркл твердит, что у него тоже есть права, поскольку в жилах еще не рожденного ребенка течет не только голубая кровь, но и "кровь Марклов".

Неугомонный отец, по данным издания, несколько раз обращался и в Кенсингтонский дворец и даже к архиепископу Кентерберийскому с мольбами о помощи.

Согласно источникам DM гнев Томаса от молчания двора и новых родственников так силен, что он раздумывает о том, чтобы нанять адвокатов, чтобы через суд добиться права встречи с дочерью и будущим ее ребенком.

Говорят, что эта новая форма активности беспокойного американского родственника вызывает озабоченность двора, как и его неожиданное желание присутствовать в жизни будущего внука или внучки никак не в меньшей степени, чем принц Чарльз.

Издание предполагает, что папа Маркл может стать еще активнее, если мать герцогини Дория Рагланд действительно, как говорят, переезжает в Британию, чтобы быть рядом с дочерью. Как минимум до родов.

Остальные британские таблоиды, обычно рассказывающие о младших членах королевской семьи в умилительных тонах, на этот раз сочли возможным выставить напоказ очередную оплошность новой герцогини. Газеты рассказывают (и показывают), что супруга принца Гарри, сопровождающая его в первом официальном турне, каким-то образом умудрилась выйти из самолета на острове Тонга в ярко-красном платье, с подола которого свисала крупная неотрезанная бирка с ценой изделия в 345 фунтов. Впрочем, ядовитых комментариев к оплошности герцогини не последовало.