Заявления лидера партии «Сильная Украина» Сергея Тигипко относительно проведения радикальных, непопулярных реформ явно не тянут на какие-то откровения гуру от третьей силы.

О необходимости сокращения аппарата госслужащих, повышения пенсионного возраста, реальной рыночной цене на газ для населения мы за последние годы уже наслышались. И уже почувствовали на себе, кстати, и сокращение штатов, и повышение цен на энергоносители. И поняли, что такое непопулярные реформы по-украински – это всегда преодоление кризиса за счет народа. Почему-то именно рядовой гражданин в Украине оказывается у нас объектом реформирования и именно ему предлагается затянуть ремни. На выходе таких новаций – социальная поляризация, бедные становятся еще беднее, богатые – еще богаче. Простой люд чувствует несправедливость во всем: от обмана с приватизацией к чиновничьего или судебного произвола.

А почему бы г.Тигипко, или еще кому-то, кто претендует на особую позицию в нашем политикуме, не предложить наряду с непопулярными реформами осуществить еще и популярные? Почему бы не предложить нашим отечественным толстосумам немного поделиться с народом своими сверхдоходами, оживить покупательный спрос на внутреннем рынке не за счет внешних кредитов, а за счет повышения зарплат на своих предприятиях? Или найти привлекательные, реалистичные и, главное, честные, партнерские проекты привлечения внутренних инвестиций – на руках у украинцев, говорят, минимум 50 млрд. дол.

Почему никто не говорит о модели народного капитализма, которая довольно успешно действует во всех развитых странах? Почему-то там миллионы рабочих и служащих являются владельцами акций предприятий и компаний, на которых они работают или работали, и на эти миноритарные акции насчитываются вполне приличные дивиденды, а у нас на такие акции дают копейки, без права голоса .

А еще интересно, вступят ли в действие с1 апреля антикоррупционные законы с о-о-о-очень большими репрессивными возможностями и сроками лишения свободы, с последующими ограничениями прав? Хватит духа у нового президента дать зеленый свет данным законам, которые, напомню, должны были заработать еще с 1 января, и выполнения которых ожидают от Украины в Совете Европы, или опять найдется тысяча и одна причина отложить их?

Из переписки двух академиков-украинцев (языком оригинала):

«Чем больше присматриваюсь, тем больше убеждаюсь, что наука здесь не в большом почете. Профессорское жалование не выше жалования ж.д. машиниста, а занятий у профессора столько, что трудно их совмещать с научной работой. Пришлось для одного вопроса выполнить несколько опытов в физическом институте здешнего университета. Институт жалкий – деревянный домик, бедно оборудованный. Профессор не только все приготовления и приспособления сделал собственноручно, но когда для опыта понадобилась железная балка, он отправился в соседнюю лавку, купил балку и притащил по городу в лабораторию на собственных плечах. Как видите, институт совсем не располагает нужным низшим персоналом».

«Казалось бы, должна быть интеллигентная публика с научными интересами – ничего подобного пока не видел. Мой ближайший сосед – молодой инженер – днем занят в лаборатории – ночью играет на трубе в каком-то танцевальном учреждении, чтобы удвоить свой заработок и истратить его на дорогой автомобиль. Конечно, при такой жизни никаких научных интересов здесь нет. Был в здешнем политехникуме – познакомился с деканом механического отделения – все его интересы на заводе – где он консультантом состоит и ему некогда выполнять учебные занятия. Он нанимает вместо себя молодого человека – и тот преподает».

«Все, что здесь делается, – делается иностранцами. В более тонкой мастерской Westinhous’a более 80% рабочих из Центральной Европы. В Питтсбургском техническом районе среди ответственных инженеров больше 50% иностранцев. Американцы предпочитают заниматься продажей продуктов и организацией массового производства, и в этом они действительно делают крупные успехи».

«К евреям относятся с большим подозрением. Ведь (находяться)среди шпионов, а теперь среди большевицких агитаторов 100% евреев. Среди организаторов подпольной торговли спиртными напитками – 80%. Огромный процент евреев среди преступников, организаторов жульнических предприятий, подделывателей чеков и денег. Американцы стараются оградить себя от евреев установлением нормы для выходцев из Восточной Европы, но это не достигает цели. Со мной в Гамбурге при посадке на пароход предъявлялись паспорта 13 различных государств, но я не ошибусь, если скажу, что 95% их – евреи из России с подложными документами.

Антисемитизм здесь такой, какого я не видал в Европе».

Это – 1923 год. Академик Степан Тимошенко, который эмигрировал в США, пишет академику Владимиру Вернадскому в Москву.

Понятно, что оценки, высказанные человеком, который год-два живет в чужой стране, с чужим языком и ментальностью не могут быть объективными. Это просто наблюдения, сопутствующие впечатления.

Нашему уважаемому земляку можно отрицать, например, что именно в 1923 году американский физик Роберт Милликен получил Нобелевскую премию, через несколько лет такую же премию получил еще один гражданин США, физик Артур Комптон.

Как известно, 20-ые годы прошлого века стали для США десятилетием “просперити” – расцвета – во всех сферах жизни. Америка по темпам экономического развития, производительности труда была впереди планеты всей. На конец 20-х годов в США производили промышленной продукции почти столько, сколько остальные страны мира вместе взятые. В 1929 году с автомобильных конвееров в США сошли 5,4 млн. авто (СССР в годы своего расцвета выпускал максимум 2,2 млн.).

Американский джаз и чарльстон гремели по всем мире, люди зачитывались фитцджеральдовским “Большим Гетсби” – предтечей гламурной литературы.

Но черный вторник 1929 года уже стоял на пороге.

Выходит, что-то таки разглядел наш земляк в этой канители массового производства и массового потребления, почувствовал, что похмелье может быть тяжелым. Нам неизвестно, какие оценки давал академик Тимошенко новому курсу президента Рузвельта, который выводил страну из Великой депрессии, известно лишь, что наш земляк долго и успешно работал на американской земле, оставил по себе след как выдающийся ученый-механик с мировым именем.

В то же время известно, что президент Рузвельт, чтобы вытащить страну из кризиса, прибег к целой системе мер, которые до тех пор считались немыслимыми в стране, где господствовал дух индивидуализма и свободного рынка. Привлек, кстати, в качестве своих ближайших помощников и евреев.

Украинский Рузвельт или Эрхард, если кто-то претендует на такие лавры, должен был бы действовать методами римского прокуратора. Программы общественных работ относительно строительства дорог, мостов, социального жилья – да, это хорошо, но в то же время с законами об ограничении привилегий для чиновников высокого ранга, урезания сверхдоходов, о налоге на роскошь, об усилении роли общественных и профессиональных (не политических!) объединений.

Если новый Президент Украины отважится на хотя бы приблизительно такие шаги, если продемонстрирует свою независимость от денежных мешков в собственном окружении, – он сможет довольно быстро стать объединительной фигурой для всего украинского народа.

Для того народа, который все больше разграничивается не по национальным и религиозным признакам, а делится на бедных и богатых, на мажоров и быдло, на “золотую молодежь ” и сирот (таких у нас, представьте, свыше 100 тысяч и половина их - при живых родителях).

От нового Президента ожидают построения эффективной вертикали власти, энергичных решений, доходчивых и понятных как простому люду, так и власть предержащим.

Если же этого не случится (а такое, к сожалению, тоже можно предвидеть) и нас опять будут кормить квази-демократической риторикой о структурных реформах, то Украинское государство накрепко закрепится там, где оно находится сейчас – среди аутсайдеров мировых рейтингов зарплат, экономических свобод, и лидеров распространения коррупции.

Олег Савицкий