Сотрудник начинает шарить по карманам – я очумел... Другой пытается надеть наручники, еще один натягивает куртку мне на голову... “Напишете, что этот тип матерился и хулиганил в магазине. Свидетелей мы найдем...”

Я очень люблю ездить в родное село: от родительского дома и земли я получаю заряд энергии, которая долго поддерживает меня в хаосе городской жизни. Общение с папой и мамой очищает и исправляет мои мысли.

В этот раз я приехал в село после двухмесячной изнурительной работы и уже ожидал подпитаться энергией от сельского тяжелого труда – подготовки к зиме. А еще необходимо было отвезти маму в райцентр – поселок городского типа Ставище Киевской области в больницу. После больницы мама зашла на базар, расположенный прямо на центральной улице, я же решил купить насос для шин в автомагазине рядом.

Выбрал насос, подошел к продавцу – рассчитаться. Молодая женщина отсчитала сдачу, и я попросил дать мне чек.

– Зачем? – напряженно спросила она.

– А вдруг товар окажется некачественным...

– Мы не будем принимать его назад.

– Тогда верните деньги.

– Верни ему деньги и пусть идет вон, – сказал молодой и дородный хозяин.

Я пожал плечами, взял свои деньги и потопал к выходу. В спину слышу презрительно-оскорбительное: «Вали, лошара!»

Во мне пульсирует мысль, что я все же имею право на уважение. Возвращаюсь:

– Вы что-то сказали?

– Вали отсюда!

– Книгу жалоб, пожалуйста.

– Ты чё не пойнял, б..., пшол отсюда!

– Книгу жалоб.

Толстяк двигает мне какую-то бумажку типа школьной тетради. В ней ничего не записано – просто тетрадь... Женщина брызжет злобой:

– Руслан, выбрось его из магазина – вообще обнаглел, он же невминяемый, кто он такой, шоб что-то проверять...

– Пшел, козел, б…, а то ща... – мужчина пытается схватить меня за рукав.

– Мальчик, забери свои рученьки и расслабься, просто, чтобы не пришлось опрокинуть – я отработал на татами и ринге больше лет, чем тебе исполнилось...

Мальчик поверил и отошел.

– Ну, б..., ща пожалееш, не знаешь с кем связался, тебя покажут, как документы спрашивать и не выходить, – заявила женщина.

Пожимаю плечами и выхожу с толстяком на крыльцо ожидать «страшную крышу», которая должна меня “проучить”. Проходит минута – появляются милиционеры и ручкаются с толстяком. Разворачиваются ко мне:

– Руки!

Сотрудник начинает шарить по карманам – я очумел... Вдруг один пытается надеть наручники, а другой натягивает мою куртку мне на голову и пытается попасть коленом то ли в живот, то ли в пах. Выпрямляюсь – пару минут ребята потеют, пытаясь выкрутить мне руки. Начинаю беседу:

– Что творите, орлы? Основания для такого поведения, фамилии, мои права и т.д.

– Руки, руки для наручников. Вызывай подмогу, – кричат друг другу.

– Подъезжайте, – горланят по рации, – не можем справиться, быстро!

– Ребята, у меня больная мама, подойдем, я открою ей машину, пусть сядет, а дальше продолжим нашу плодотворную беседу.

В ответ – хекание и попытки заломить мне руки...

Бить стражей порядка нельзя, даже если они нарушают твои права, поэтому решаю идти к машине вместе с ними. Один висит на спине, второй спереди с наручниками... Пятьдесят метров пройдено... Базарный день – людей много, а здесь бесплатный цирк: мужчина, как вол, тянет на себе милицию. Наверное, это выглядело достаточно весело...

Между тем подъехала “подмога”, окружили со всех сторон. Кто-то сказал маме, что я, увешанный людьми в милицейской форме, дрейфую по центральной улице.

– Почему вы его задержали, какие основания, кто вы такие? – слышу сорванный голос матери.

– Потом узнаете, – отвечают серые создания.

– Мама, главное не волнуйтесь, возьмите ключи от машины, все будет хорошо, – успокаиваю я.

Прибывают новые силы – в форме и без – стена... Несколько минут, и меня поднимают над толпой. На милицейских руках я буквально лечу над людьми... Но попытки милиции втиснуть меня в зарешеченное брюхо милицейского воронка оказываются безуспешными. Люди вокруг возмущаются: «Чего вы его задерживаете?», «Не впихивайте его стоймя головой в машину!» Напряжение растет, к милиционерам потянулись руки.

Меня держат вниз головой, полтуловища на улице, его пытаются засунуть в воронок. Появляется майор милиции :

– Отпустите человека, – распоряжается он. – В чем дело? Вы сможете на своем авто доехать до райотдела? – спрашивает меня.

Утвердительно киваю головой. Десять минут, и я в Ставищенском РУ ГУ МВД. Ведут к временно исполняющему обязанности. Там уже торчит мужчина из магазина. Начальник спрашивает его:

– Что он натворил в магазине?

– Требовал чек.

– ?!

– Потом книгу жалоб.

– И?..

– Все.

– Почему же вы вызывали милицию?

– Он требовал документы.

– Вы понимаете, что за ложный вызов вы понесете уголовную ответственность... Поэтому напишете, что этот тип матерился и хулиганил в магазине. Свидетелей мы найдем... , - вердикт и.о. начальника прозвучал с металлической четкостью.

– Уважаемый, – начинаю я.

– Я вам не уважаемый и не тыкайте (?), – возмущенный хозяин кабинета сверлит меня типа “пронзительным” взглядом.

...Перерыв в этой комедии наступил вечером – суд пожелал перенести слушание дела на другой день – я должен был привести других свидетелей, до которых не добрались стражи порядка.

Что мне хотели этим доказать, честно скажу – не знаю. Могу только допустить: поселок небольшой, у милиционеров также есть машины, вот и хотели выслужиться перед владельцем автомагазина.

Александр Кравчук, Ставище–Киев

P.S. Все это было бы смешно если бы не несколько печальных обстоятельств.

– Месяц назад сотрудники этого же райотдела забили насмерть жителя одного из сел района.

– Оказалось, что один из милиционеров применил силу в отношении моей матери: ей стало плохо с сердцем и спиной; ей оказали неотложную помощь, и она не встает с кровати;

– Отец-инвалид, после операции, не выдержал целый день без присмотра и сам встал с кровати – упал и повредил себе плечо.

– Жители моего села, которые видели, как меня, без предупреждения, начали бить и гнуть милиционеры, боятся давать показания против сотрудников МВД.