The New York Times: Сохраним наш трансатлантический порядок

20:37, 12 марта 2015
Мир
3917 0

Кризисы разгораются все ближе к границам ЕС: гражданская война в Сирии, переворот в Ливии, растущий поток беженцев в Средиземноморье, и, не в последнюю очередь, опасная эскалация, вызванная аннексией Россией Крыма год назад и сепаратизмом в восточной Украине.

REUTERS

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в своей статье, которая называется «Сохраним наш трансатлантический порядок», опубликованной в американской газете The New York Times, призывает Запад не забывать о преимуществах и ценности трансатлантического единства в меняющемся и хрупком мире.

Тридцать лет назад, в среду, Михаил Горбачев стал генеральным секретарем ЦК КПСС. Это было началом тернистого пути во главе системы, которую, в конечном счете, оказалось невозможным сохранить или реформировать. Европа и Соединенные Штаты воспользовались моментом и направили мир к практически мирному падению железного занавеса и окончанию холодной войны. Незадолго до падения Берлинской стены в 1989 г. г-н Горбачев выдвинул концепцию «Европы как общего дома», согласно которой «единая и свободная» Европа, как называл ее президент Джордж Буш, должна была стать реальностью для всех граждан нашего континента.

Многое произошло с тех пор. Мы, несомненно, упустили некоторые возможности. Были трансатлантические разногласия по политическим вопросам, иногда незначительные, иногда довольно серьезные. Но мы держались вместе, осознавая не только то, что удалось достичь благодаря нашему альянсу – в том числе мирное воссоединение Германии в 1990 г., – но и ценность того, что будущие вызовы мы будем встречать вместе, и наше партнерство будет основываться на общем  уважении к личной свободе, законности и процветанию на базе рыночных свобод.

Сегодня эти трансатлантические узы снова подвергаются испытаниям. Кризисы разгораются все ближе к границам Европейского Союза: гражданская война в Сирии, переворот в Ливии, растущий поток беженцев в Средиземноморье, и, не в последнюю очередь, опасная эскалация, вызванная аннексией Россией Крыма год назад и сепаратизмом в восточной Украине, который подогревается Россией, обеспечивающей военную поддержку и снабжение. Порядок, который установился в Европе после 1989 г., открыто ставится под сомнение.

Германия и Франция прилагают решительные дипломатические усилия для урегулирования украинского кризиса, направленные главным образом на деэскалацию боевых действий и на то, чтобы подготовить почву для политического решения конфликта. Эта политика, основанная на тесной координации европейской и трансатлантической стратегий, покоится на четырех столпах. Во-первых, мы заняли твердую позицию в отношении российской агрессии, противодействуя ей с помощью выверенных мер, в том числе санкций. Во-вторых, мы укрепляем НАТО в соответствии с принципами, согласованным на сентябрьском саммите в Уэльсе. В-третьих, мы поддерживаем Украину, предоставляя ей экономическую, гуманитарную и политическую помощь. Наконец, мы хотим привлечь Россию, чтобы положить конец конфликту и перейти к отношениям, предполагающим более тесное сотрудничество.

REUTERS

Следует признать, что уровень доверия сейчас минимальный. Тем не менее, Минское соглашение, подписанное в прошлом месяце лидерами Франции, Германии, России и Украины, дает возможность успокоить чрезвычайно хрупкую ситуацию и указывает путь, хотя и очень трудный, к разрешению конфликта политическими методами. В первую очередь сейчас необходимо существенно усилить миссию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая следит за выполнением соглашения, и удвоить усилия, чтобы помочь Киеву сосредоточиться на наиболее актуальных потребностях в области реформирования. Наша дипломатическая помощь сейчас нужна гораздо больше, чем военная.

Проблемы, с которыми мы столкнулись вместе, простираются далеко за пределы Европы. Порядок, который установился в мире после 1945 г. и который опирается на международные организации и общепринятые нормы поведения государств, находится под давлением по двум очевидным причинам:  распыление власти правительства и увеличение влиятельности развивающихся стран. Выраженные в серьезной проблеме насильственного экстремизма, с одной стороны, и в тектонических сдвигах, самым ярким примером которых является значительный подъем Китая, с другой стороны, эти разнообразные изменения стали беспрецедентным вызовом для мира, каким мы его знаем, и для нашего трансатлантического единства.

Германия будет реагировать на проблемы, связанные с кризисами и поддержанием порядка, используя европейский подход. Германия будет продолжать прилагать усилия для европейской интеграции, поскольку нам выгодно, когда Европа сильная. Только прочно закрепившись и интегрировавшись в Европу, мы сможем сформировать правила и нормы глобализации, в том числе мы получим возможность заключить соглашения о взаимовыгодной трансатлантической торговле и инвестиционном партнерстве, которые станут эталоном для аналогичных торговых соглашений во всем мире, обеспечив высокие стандарты.

Европа является самым близким и самым значимым партнером для Америки, и это касается не только последних кризисов, но и достижения справедливого, мирного и надежного международного порядка. Германия будет стремиться эффективно выполнять функции «главного европейского офицера, содействующего на переговорах», формируя амбициозный и единый ответ на вызовы, с которыми мы сталкиваемся.

REUTERS

Германия использует всевозможные инструменты внешней политики. Наша помощь в стабилизации ситуации в Афганистане по-прежнему очень ощутима. Мы оснащаем и обучаем курдские военизированные формирования для борьбы с угрозой Исламского государства в Ираке. Немецкий военный контингент помогает стабилизировать политическую ситуацию в Мали, а также большая его часть присутствует в Косово. Тем не менее, сейчас, более чем когда-либо, понимание предполагаемых и незапланированных последствий использования наших дипломатических и военных инструментов, а также  пределов наших возможностей, является неотъемлемой частью жизнеспособной внешней политики.

Это не означает, что нужно принимать моральный релятивизм. Тем не менее, четкое следование нашим моральным принципам должно сопровождаться реалистичной оценкой ограничений и стратегическим терпением. Это касается как Соединенных Штатов, которые в течение многих десятилетий поддерживали нынешний мировой порядок, так и для  Германии, которая получила огромную выгоду от этого порядка и теперь начинает брать на себя большую международную ответственность, соизмеримую с её весом, её интересами и средствами.

На этой неделе в Вашингтоне я встречаюсь с американскими официальными лицами, чтобы продолжить наш диалог о том, каким образом лучше всего справляться с нынешними кризисами и поддерживать надежный, основанный на соблюдении правил, международный порядок. Осознавая и уважая то, что у нас разные традиции и исторический опыт, наши страны должны не забывать о стратегических преимуществах и ценности  трансатлантического единства в меняющемся и хрупком мире.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram