Иллюстрация REUTERS

В марте 2016 года, вскоре после отмены санкций против Ирана, тогдашний министр финансов США Джек Ло произнес речь, в которой указал на уроки, которые администрация Барака Обамы усвоила. Чиновник указал, что санкции стали «мощной силой на службе четких и скоординированных внешнеполитических целей». Но США стоит применять их только к самым большим угрозам для национальной безопасности». Чрезмерное же использование санкций, по словам Ло, подорвет их эффективность.

Логика была простой, пишет The Atlantic. Санкции работают, потому что они отрезают конкретные цели от всех контактов с гражданами США и финансовыми институтами. Если же Вашингтон будет использовать эту силу легкомысленно, страны начнут искать партнеров за пределами США. И таким образом, санкции потеряют свой эффект.

Читайте такжеСенатор США раскрыл детали новых "сокрушительных санкций" против России

Однако, как законодательная, так и исполнительная ветвь власти в Америке, похоже, проигнорировали наставления Ло. За время после его речи США снова возобновили широкие санкции против Ирана, ограничивая трансакции валюты, торговлю самолетами, автомобильными деталями и тому подобное. Они вступили в силу 6 августа. Вашингтон также расширил давление на Россию и Венесуэлу, развернул кампанию экономического давления на Северную Корею. А после позорного поведения президента Дональда Трампа в Хельсинки на встрече с Владимиром Путиным, группа американских депутатов внесли законопроект с предложением ужесточить санкции против Кремля.

The Atlantic отмечает, что сегодня политики не просто все чаще вводят различные санкции, но и все меньше уделяют внимания последствиям. Самые эффективные санкции – это те, которые стали продуктом многосторонних усилий для решения четко определенных угроз, которые общие для всего мира. А теперь они стали способом выразить недовольство США, а иногда они даже служат внутренним политическим целям. Такое равнодушное их использование может лишить санкции силы.

Читайте такжеWashington Post: России нужны США больше, чем наоборот

Санкции против России за военную агрессию против Украины издание называет успешным примером использования такого давления. Они были обсуждены и внедрены совместно с Евросоюзом. Такое тесное сотрудничество с союзниками дает санкциям реальную силу. Когда в 2012 году Америка и Европа совместно обложили иранскую нефть ограничениями, Тегеран потерял почти половину доходов от экспорта энергоносителей. Это помогло обвалить ВВП Ирана на 9% к 2014 году и посадить иранское правительство за стол переговоров.

Но манера использования санкций сегодняшней администрацией в Вашингтоне подрывает давние отношения с союзниками. Когда Трамп вывел США из ядерного соглашения с Ираном, ЕС ответил тем, что запретил своим компаниям придерживаться некоторых американских мер давления на Тегеран. Таким образом, Вашингтон не просто потерял поддержку партнера, но и подорвал собственную позицию.

Еще одна проблема с использованием санкций сегодня – это отношение к ним как к самоцели, а не методу достижения определенной цели. С самого начала экономическое давление должно было стать инструментом, чтобы посадить врагов за стол переговоров. Когда стороны договаривались о решении проблемы, санкции должны были исчезнуть. Но нагромождение целых слоев экономических ограничений делает невозможным такой сценарий.

Читайте такжеСанкции против России после аннексии Крыма не были эффективными – экс-посол США в России

Для примера издание предлагает рассмотреть санкции против России за агрессию против Украины. Они появились в 2014 году. Американские чиновники четко привязали ослабление давления до выполнения Москвой условий Минских соглашений. То есть санкции должны быть отменены, как только Россия прекратит огонь, выведет свое тяжелое вооружение и верну Киеву контроль над захваченными территориями. С ростом напряжения в отношениях с Кремлем, санкции усиливались. Но когда администрация Трампа в апреле 2018 года ввела ограничения для целого списка российских олигархов, американский минфин добавил к нему еще целый список проступков, не связанных с Украиной. В частности, в нем оказалось вмешательство Москвы в американские выборы, ее поддержка режима Башара Асада в Сирии и зловещая киберактивность.

Безусловно, все эти российские преступления требовали ответа со стороны США. Но реакция на них в такой способ создала определенную путаницу. Санкции действуют лучше всего, когда они узко направлены и привязаны к четким требованиям. Такой подход очень вероятно приведет к заключению практических договоренностей. Но внедрение их с целью наказать врага имеет меньше шансов изменить его поведение.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ