Забота об арестантах

Нана Черная
11:44, 07 февраля 2019
Общество
2160 0
Мнение

Что мне нравится в деятельности власти, так это упорное следование выбранному курсу – реформирование, преобразование, изменение к лучшему. Механизм достижения цели очень прост - не выдумывай велосипед, лишь следуй практике и опыту старушки Европы, которая давно в соглашении об ассоциации все ориентиры выписала. Только вот незадача: главным для наших чиновников в таком деле оказалось принятие соответствующих законов, а их реальное применение осталось за рамками процесса. 

К примеру, в Верховной Раде зарегистрирован законопроект о внесении изменений в закон «О предварительном заключении» от 1993 года, он касается увеличения нормы площади в камере для одного взятого под стражу человека. Более 20 лет эти нормы никого не волновали и вот теперь вследствие того, что наша страна ратифицировала ряд международных договоров, среди которых Европейская конвенция по предотвращению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, проблемку нужно решать. Новоиспеченный документ не инициатива депутатов, а результат проверок Европейского профильного комитета, который в своих докладах «посоветовал» пересмотреть отношение ко взятым под стражу. По его мнению, нововведения «будут способствовать повышению международного имиджа Украины и уменьшению количества решений Европейского суда по правам человека о нарушении статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Наши законодатели решили установить норму площади в камере для одного взятого под стражу лица не менее 3 квадратных метров

Наши законодатели, следуя «совету», решили установить норму площади в камере для одного взятого под стражу лица не менее 3 квадратных метров (сейчас – 2,5 квадратных метров), а для беременной женщины или лица, имеющего при себе ребенка, - 6 квадратных метров (ныне 4,5 квадратных метров). Норма площади для одного ребенка, который находится вместе с лицом, взятым под стражу, должна быть не менее 4 квадратных метров. Также законопроектом предлагается установить, что беременные женщины или лица, имеющие при себе ребенка, размещаются в маломестных, или одиночных камерах. Еще одна важная деталь - площадь камер для одиночного содержания не может быть меньше 6 квадратных метров. При расчете площади не учитывается санитарный узел, а расстояние между противоположными стенами камеры не может быть менее 2 метров.

Правильное нововведение, но оно с припиской – «в случае отсутствия возможности разместить беременных женщин или лиц, имеющих при себе ребенка, в маломестных или одиночных камерах, разрешается их размещение в других камерах». Что значит «другие» камеры? Это те, которые есть в наличие, и в которых даже старые нормы не соблюдаются. Они у нас сродни пыткам, судя по сотням решений Европейского суда по правам человека и выводам ООН.

Реформа пенитенциарной службы, официально стартовавшая в 2016 году, пока ничего не изменила в этой системе (видимо, традиционно для нас процесс очень длительный). Но поначалу лозунги зашкаливали: все СИЗО и тюрьмы отремонтируем, вообще построим новые. Тогда заместитель министра юстиции Денис Чернышов заявлял, что данный вопрос «стоит очень остро, были замечания как со стороны Генеральной прокуратуры, так и Комитета противодействия пыткам». Как пример он приводил столичное Лукьяновское СИЗО, где 60% из содержавшихся 2500 человек – «это люди, которые находятся под следствием: де-юре они такие же граждане, как все остальные, но содержатся в ужасных условиях. Изменить ситуацию - обязанность государства. Поскольку в бюджете нет средств, мы сами ищем варианты, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Нужно финансирование, чтобы построить новое СИЗО. Мы нашли такой вариант в действующем законодательстве - это государственно-частное партнерство».

«Вип-камеры» рассчитаны на 100 человек – 4% от содержащихся. Остальные «квадраты» продолжают оставаться в удручающем состоянии - плесень, облупленная штукатурка, антисанитария, в камере вместо 7 человек содержатся порой свыше 20

Прошло два года, но практически ничего не изменилось. Только лозунги перестали звучать. Вот последнее заявление Чернышова о СИЗО – «по всем конвенциям - это пытки. Тем более, учтите, что это следственный изолятор, и здесь находятся лица, которые де-юре невиновны. И все они вынуждены это терпеть». Что касается былых планов по ремонту следственных изоляторов, то, по словам чиновника, «на него практически не выделяется никакого финансирования. Ремонты нужны, как воздух, и текущие, и капитальные. Пенитенциарная система у нас финансируется по остаточному принципу».

Тем не менее, в декабре прошлого года с помпой открыли отремонтированный, причем силами заключенных, корпус Лукьяновского СИЗО. «Вип-камеры» рассчитаны на 100 человек – 4% от содержащихся. Остальные «квадраты» продолжают оставаться в удручающем состоянии - плесень, облупленная штукатурка, антисанитария, в камере вместо 7 человек содержатся порой свыше 20. Это ярко запечатлено на массе фото в СМИ и соцсетях. Если такая реформа прошлась по столичному СИЗО, то остается только догадываться, в каком состоянии следственные изоляторы на периферии. Видимо, законодатели считают, что новые нормы, а не решение финансовых проблем, все изменят. Когда-нибудь… Главное – их установить, приближаясь к европейским стандартам. А вот как будут себя чувствовать 200 тысяч не осужденных, а подследственных в украинских изоляторах, - дело второстепенное.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter