Коболев остается у руля: как изменится "Нафтогаз" в ближайшее годы

Игорь Орел
15:07, 19 марта 2020
Энергетика
2989 0
Мнение

Наблюдательный совет Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины» в середине марта продлил контракт с главой правления госхолдинга Андреем Коболевым еще на четыре года. 

Последнее слово остается за правительством. Однако, учитывая текущую повестку, разразившийся мировой экономический кризис и охватившую планету эпидемию коронавируса, не сложно предположить, что Кабмин не будет противиться решению набсовета госкомпании. 

Даже не верится, что еще совсем недавно тема противостояния правительства и менеджмента «Нафтогаза» была в топе обсуждений в СМИ и обществе. 

Коболев возглавил «Нафтогаз» в марте 2014 года после Революции достоинства и начала военной агрессии России против Украины. 

Тогда после разрушительной эры «крепких хозяйственников» Януковича «Нафтогаз» представлял тонущий корабль и финансовую «черную дыру». Чистый убыток компании в 2013 году составил 18 миллиардов гривень, а в 2014 году невероятные 85 миллиардов гривень. 

Многомиллиардный дефицит компании покрывался за счет бюджетных дотаций. 

Однако уже по итогам 2016 года госкомпания получила 28 миллиардов гривен чистой прибыли.

Такое кардинальное изменение финансового положения «Нафтогаза» многие объясняют тем, что в 2015 и 2016 годах цена на газ для населения увеличилась в разы, что, якобы, позволило госкомпании зарабатывать миллиарды на бедных украинцах. 

Многомиллиардный дефицит компании покрывался за счет бюджетных дотаций

Доля правды в этом есть. Нельзя отрицать, что повышение тарифов подправило финансовое положение компании и позволило инвестировать дополнительные средства в добычу газа, которая годами была недофинансирована. 

С другой стороны, благодаря реформе украинского газового рынка и интеграции в европейский, а также из-за того, что на «Нафтогаз» были возложены обязательства по обеспечению населения льготным газом, госкомпания с 2014 года начала терять свое монопольное положения по поставкам газа промышленности. 

Если в 2014 году ее доля на этом сегменте рынке составляла более 80 процентов, то в 2017 году она снизилась до 12 процентов. То есть, компания фактически полностью вышла из бизнеса, который приносил бы намного больше денег, чем поставки газа для населения. 

Основную же роль в улучшении финансового состояния госкомпании сыграло прекращение импорта газа из России по подписанным Юлией Тимошенко под давлением Владимира Путина контрактам 2009 года. 

Это позволило уже в 2016 году заработать на транзите газа больше, чем было потрачено на его импорт, благодаря тому, что Украина смогла в кратчайшие строки организовать импорт из стран Европейского Союза и полностью отказаться от услуг «Газпрома», расторгнув, таким образом, действующий контракт. 

Неудивительно, что такая смелость привела в бешенство руководство России. «Газпром» подал на «Нафтогаз» иск в Стокгольмский арбитраж за нарушение контракта. Украинская сторона ответила встречным иском, указывая на кабальные условия контракта от 2009 года. 

Результат этих судебных разбирательств всем известен. Украина одержала историческую победу, получив от России почти 3 миллиарда долларов денежной компенсации, а также 2 миллиарда в виде газа, который в 2014 году был потреблен, но не оплачен.

В дальнейшем результаты этого арбитража, позволили Украине под занавес 2019 года заключить новый пятилетний контракт на транзит российского газа, основанный на европейских принципах и правилах. 

Не последнюю роль в заключении нового контракта сыграло отделение от «Нафтогаза» газотранспортной системы, что соответствует европейскому законодательству. Этот процесс нередко ставал камнем преткновения между руководством «Нафтогаза» и правительством. Ведь в глазах многих чиновников ГТС - курица несущая золотые яйца. Желание сохранить над ней контроль не редко ставало выше государственных интересов. 

Признаем, что за эти годы у «Нафтогаза» были и очевидные провалы. В 2016 году перед компанией правительством была поставлена задача увеличить добычу газа до 20 миллиардов кубических метров к 2020 году с 14,5 миллиардов кубических в 2015 году. 

Несмотря на 40 миллиардов гривень инвестиций, направленных на реализацию программы по наращиванию добычи в 2016-2018 годах, существенно нарастить добычу не удалось. Получилось лишь компенсировать естественное падение и стабилизировать добычу газа на уровне 14 миллиардов кубических метров.

В итоге, первую каденцию Коболева на посту главы «Нафтогаза» можно назвать успешной, а учитывая надвигающиеся экономические потрясения, желание сохранить действующий менеджменте в крупнейшей госкомпании выглядит достаточно логичным

В компании утверждают, что провал произошел из-за затягивания в принятии важных для развития отрасли решений и законов, несвоевременного проведение конкурсов по продаже добывающим компаниям новых лицензий на добычу газа, а также из-за нехватки опыта и новых технологий.

В итоге, первую каденцию Коболева на посту главы «Нафтогаза» можно назвать успешной, а учитывая надвигающиеся экономические потрясения, желание сохранить действующий менеджменте в крупнейшей госкомпании выглядит достаточно логичным. 

За эти годы компания помимо перечисленных побед несколько раз успешно размещала облигации под достаточной низкий процент и, в пример другим украинским госкомпаниям, существенно продвинулась в корпоративной реформе. 

Более того, компании удалось не засветится в крупных коррупционных скандалах, что для украинских реалий большая редкость. Самым же резонансным событием, которое касалось ее топ-менеджеров, стало назначение 50 миллионов долларов премий руководству «Нафтогаза» за победу в международном арбитраже над «Газпромом».

Тема выплаты этого вознаграждения на долгое время стала любимой темой обсуждения для многих жителей страны. Около 20 миллионов долларов были выплачены в 2018 году. Судьба оставшейся суммы остается в подвешенном состоянии. Руководители «Нафтогаза» дали понять, что от обещанных денег отказываться не собираются, а политические лидеры не очень богатой страны, пока не спешат им их давать. 

В будущем перед Украиной и ее важным активом - «Нафтогазом» стоят не менее сложные вызовы. Мир погружается в острый экономический кризис, а значит, привлекать финансирование и крупных партнеров для рискованных проектов в Украине по добыче сланцевого газа или для освоения шельфа Черного моря будет невероятно сложно. А именно, на эти направления «Нафтогаз» делает ставку. 

Ситуацию усугубляют и низкие цены на энергоресурсы в мире, что попросту делает нерентабельными инвестиции в новые проекты по добыче газа.

Также компания заявила о намерении выйти на прямые поставки газа населению, исключив из цепочки поставок облгазы олигарха Дмитрия Фирташа. Нетрудно догадаться, чем в Украине для государственной компании и ее менеджмента может обернуться такая амбициозная задача. 

К тому же, через четыре года, когда будет завершаться контракт Коболева, будет подходить к завершению и соглашение на транзит российского газа. За это время Украина должна быть максимально готова к тому, что транзита может больше и не быть. Подготовка к этой сложной задаче также ложится на плечи главы «Нафтогаза». 

Не стоит также забывать, что в условиях кризиса правительство будет вынуждено существенно сокращать расходы и максимально выкачивать деньги из государственных компаний. То есть, поле для маневра у «Нафтогаза» существенно сузится, а каждая ошибка может стать роковой, после которой последует смена менеджмента компании. 

Игорь Орел

Читайте все статьи автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter