Сегодня многие аналитики и обозреватели ищут ответ на вопрос о причинах той массовой агрессии, которую продемонстрировали депутаты Партии регионов, избивая своих коллег 16 декабря.

Кто-то без особых комментариев разместил фотки тех вояк из ПР, которые будто скопированы со стенда «их разыскивает милиция».

Другие указывали на заведомую безнаказанность и численное и физическое превосходство как движущую силу агрессии здоровенных и сильных «регионалов» против старших и более слабых «бютовцев».

Третьи считают, что такая демонстративная расправа была сознательным действом, призванным показать, как оппозиции, так и всей стране, кто «в украинском доме хозяин». Монополизация власти, осуществляемая ударами стульями и мощными хуками...

Все перечисленные оценки в чем-то правы, но не касаются глубинных психофизиологических механизмов такого поведения представителей этой политической силы, которую принято считать «кланом». То есть закрытым сообществом, которое живет в собственном локально и ментально ограниченном мире и преследует собственные интересы.

По мнению автора (кандидата наук), все объясняется присущим этой группе лиц «коллективным политическим аутизмом». Как известно, при аутизме у людей наблюдается выраженный и всесторонний дефицит социального взаимодействия и общения, а также ограничены интересы и действия, которые повторяются вплоть до ритуализации.

Яркий пример индивидуального аутизма читатели могли наблюдать в культовом фильме «Человек дождя». Зацикленный на себе и своем внутреннем мире герой Дастина Хофмана едва замечал окружающих, сосредоточившись на своем внутреннем свете и традиционных ритуалах.

«Регионалы» совсем не замечают никого вне границ своего клана и не обращают внимания ни на чьи интересы, кроме собственных. Ограниченных. Преследуя их, они обнаруживают острое отвращение к социальному взаимодействию и общению, свойственные аутистам.

Не общаются ни с оппозицией, ни с экспертами, ни с общественностью. В итоге появляется бартер «украинская территория на дешевый газ», от которого российское «голубое золото» лишь дорожает. Потом под местные выборы провластное большинство принимает закон, который предоставляет «регионалам» беспрецедентные преференции, – и нарывается на резкую реакцию Европы. Пропихивается Налоговый кодекс – и вызывает спонтанные массовые акции протеста.

Очень сомнительный «конституционный реверс», то есть возвращение к Конституции 1996 года, осуществляли те вполне безразличные к надоедливому жужжанию извне аутисты, которые засели в Конституционном суде – даже Венецианскую комиссию не слышат!

Зря этим господам с сильно выраженным синдромом аутистичного спектра пытались объяснить, что все эти действия идут во вред всем, а следовательно, и им самим. Пробовали внести какие-то поправки во вредные законопроекты, которые их откорректировали бы. Попытки наладить коммуникацию с аутистами носили односторонний характер. Они слышали лишь внутренние голоса.

Медикам известно, что те, кто страдает аутизмом, сильно нуждаются в однообразии, а потому сопротивляются изменениям, отказываясь отвлекаться на чужое вмешательство. Это выливается в ритуальное поведение – исполнение повседневных занятий в одном и том же порядке и в то же время (например, соблюдение неизменной диеты или ритуала одевания в строго определенном порядке).

Вот и исследуемые нами пациенты четко усвоили последовательность своих ритуальных действий в большом непонятном зале под стеклянным сверкающим куполом. Сначала – вытерпеть непонятную усиленную микрофоном шумиху посторонних лиц (аутизм усиливает чувствительность к визуальным и слуховым раздражителям) о «статьях», «нарушениях» и «поправках». А затем – привычно найти взглядом руку «старшего» и по ее плавному взмаху с облегчением тыкнуть (или не тыкать) в кнопку.

Четкое соблюдение таких простых ритуальных итераций позволяет «регионалам» находиться в полной гармонии с собой и с кланом.

Но при чем тут драки, спросит внимательный читатель. Да и в «Человеке дождя» аутист был мирным и тихим, сосредоточенным на собственных проблемах. Но такими люди с подобными расстройствами бывают далеко не всегда.

Как пишет всезнающая Википедия, согласно имеющимся научным данным, аутизм у детей (а рассматриваемые лица точно как большие дети) ассоциируется с агрессией, уничтожением имущества и приступами гнева. Серьезные приступы гнева наблюдались у двух третей обследуемых детей с расстройствами аутистичного спектра, а каждый третий проявлял агрессию. По данным исследования, приступы гнева чаще возникали у детей, которые имели проблемы с усвоением языка.

К сожалению, именно те лица, которые так рьяно демонстрировали немалую агрессию 16 декабря, явно имеют проблемы с речью. И это подтверждается их синхронами на ТВ. Нет, между собой, в узком аутистичном кругу, они еще могут наладить коммуникацию с помощью той обедненной сигнальной системы, которую сами они считают русским языком. Хотя ни с точки зрения орфоэпии, ни лексики, ни стилистики она такой считаться не может. Эдакая «пиджн-рашн».

А вот в таком ненавистном для того, кто страдает аутизмом, внешнем общении возникают большие трудности. Проблемы с усвоением и использованием полноценного языка с большим количеством лексем и сложным синтаксисом. Вот и возникает раздражение и агрессия.

Нередко аутизм дает людям еще и так называемый «синдром саванта», то есть феноменальные способности в узких сферах. Герой Дастина Хофмана, например, имел невероятную память и производил в голове очень сложные вычисления. Это казалось окружающим настоящим чудом.

Наши артисты-«регионалы» никаким чудесам не обучены. Как пел Владимир Висоцкий, «кроме мордобоя – никаких чудес».

Николай Писарчук

 

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram