Как показательно и жалко на фоне трагедии выглядит то, что с сайта нового украинского президента исчезли документы о Голодоморе. Уста власть предержащих говорят в унисон с советско-кремлевскими историками...

13 апреля всемирный День памяти жертв Катыни.

Не буду пересказывать детали страшной катастрофы, разразившейся в субботу возле Смоленска. Мне достаточно, что те российские журналисты, которых я считаю лучшими, свои передачи начали с того, что сказали: простите нас все – погибшие, их родные, простите, все граждане Польши за то, что это произошло на нашей земле.

Я хочу сказать другое. Катынь – это урок для всех постсоветских государств, как нужно уметь защищать своих. Для тех, кто не в курсе, напомню: начиная с 1987 года, поляки стараются установить истину в деле Катыни. Российские историки долго настаивали на том, что польских офицеров расстреляли нацисты. Российская прокуратура, которая имитировала расследование дела убийства польских граждан, закрыла его в 2005 году в связи со “смертью обвиняемых”. Полякам было передано 67 томов из имеющихся 183, объяснив, что остальные 115 составляют “государственную тайну”.

И все эти годы поляки боролись... Они восстановили все списки расстрелянных польских офицеров, хотели знать имена людей, которые давали приказы убить их граждан, подали на Россию в Страсбургский суд прав человека (потребовав символическую компенсацию – 1 евро), наконец, они пикетировали российское посольство в Варшаве – они хотели добиться перезахоронения своих родных, а для этого было нужно решение об их реабилитации. За это время в Польше был издан четырехтомник документов о Катыни, в России вышла книга “Катынский синдром” – большой документальный труд, который, опираясь и на документы, и на рассказы свидетелей этого расстрела, освещала детали советского преступления. Один из соавторов книги – Инесса Яжборовска – рассказывала, как тяжело было получить любую информацию, как даже шокированный этой информацией помощник Горбачева в свое время переспрашивал ее: неужели Советский Союз мог такое совершить, неужели это были мы?

Но сейчас я пишу не о преступлениях тоталитаризма. А о том, что поляки пробили стену молчания, находясь за тысячу километров от места преступления, смогли добиться для себя объективного расследования, они доставали и издавали хоть и не все, но значительные объемы архивных данных. Добились того, что российский премьер склонил голову на месте сталинского преступления.

А вчерашний день, второй день после трагедии с самолетом, тоже стал для меня показательным. На российские телеканалы вышел фильм Анджея Ванды “Катынь”, который не пускали туда два года, по главному российскому телеканалу показали копию того самого документа, существование которого долгое время российские историки отрицали, – приказ о расстреле польских офицеров, подписанный Сталиным, Ворошиловым, Молотовым и Микояном, и на полях – «за», поставленным руками Калинина и Кагановича. Вчера все, о чем говорили на своих телеканалах россияне, касалось Катыни. И это было бы нормальным, понятным делом, но, учитывая, как бережет официальная российская власть все советское, вот такие сюжеты для них настоящий прорыв.

А стал он возможен только потому, что поляки умеют защищать своих, они берегут свою память и свою историю. И собственно, поэтому они опять потеряли почти сотню своих лучших сыновей. И наверно, поэтому на Варшавской площади плачут о своем президенте и своих соотечественниках тысячи поляков.

Как показательно и жалко на этом фоне выглядит то, что с сайта нового украинского президента исчезли документы о Голодоморе. Уста власть предержащих говорят в унисон с советско-кремлевскими историками. На сайте президента тоже были выставлены исследования, приказы Сталина, переписки “вождей”, закон о “трех колосках” и черной доске.

Где это все? Где? Судя по всему, в тех чемоданах, папочках и корзинах, которые отвозит новая власть в Москву, добывая дешевый газ “своим” олигархам? Там не только наша ГТС, наша ядерная отрасль, наша безопасность, но и отдельная договоренность – “и чтоб впредь без всяких там голодоморов!”

Маша Мищенко