REUTERS

Об этом пишет Штефан Ауст в своей статье «Мы вернулись в довоенное время?», опубликованной на сайте газеты Die Welt.

Большие изменения часто наступают незаметно. Их можно предчувствовать, ощущать напряжение и потом все же удивляться, когда они происходят на самом деле; будь они к лучшему, или к худшему. Так было, когда пала Берлинская стена, и вместе с ней рухнула коммунистическая империя. И, может быть, сегодня произойдет нечто подобное – и мы живем во время больших перемен.

Миграционный кризис, во время которого из-за войны и бедности, сотни тысяч беженцев решают ехать в Европу, тридцатилетняя война на Ближнем Востоке, которая распространяет метастазы: может быть, к концу 2015 года это войдет в историю – как последнее мирное лето в 1913 году или как отчаянная, но неудачная попытка умиротворения перед всемирным пожаром.

Но не все так плохо, поскольку ядерный конец света, который мог произойти в любую секунду во время 45-летней холодной войны, так и остался ультимативным сценарием фильма ужасов.

Тем не менее, текущая ситуация вызывает беспокойство. Фраза канцлера «Мы справимся», если применить ее к общей ситуации в Берлине и Париже, Сирии, Турции, России, Украине, Ираке, Саудовской Аравии, Иране и США, больше похожа на громкое насвистывание в темном лесу, чем на политический оптимизм, без которого никто не сможет действовать ответственно. Нельзя сказать наверняка, кто с чем может справиться,  они просто  принимают желаемое за действительное. Это дешевая сказка, которая завладела вниманием половины республики на несколько недель, чтобы отвлечь граждан от реальных проблем.

Крах из-за явного недостатка альтернатив

Хуже, если VW, крупнейший автопроизводитель всех времен, мошенничает с выхлопными газами, и тем самым приводит компанию к краху; но инженеры тоже работали по принципу «Мы справимся!». Но методы все равно стали бы известны. По-видимому, теперь появились сомнения касательно качества премиальных продуктов под знаком «Сделано в Германии».

Ситуация не слишком отличается во всей Европе. Существует большая опасность того, что Европа может потерпеть крах, если рухнет Греция, потому что тогда рухнет и евро. В таком случае денежный рог изобилия будет пуст, без каких-либо альтернатив. Если исчезнет Шенгенская зона, Европу также ждет крах.

Поэтому для защиты внешних границ открываются границы внутренние, потому что этому нет альтернатив. Одной из причин краха Европы может быть тот факт, что она сдалась и перестала искать эти альтернативы.

Если Европа сейчас в вопросе беженцев ставит себя в зависимость от Эрдогана, пресмыкается перед ним для того, чтобы он защитил ее внешние границы, если Европа принимает Путина для того, чтобы он вел за нас борьбу против варваров из «Исламского государства», и все с нетерпением ждут, будут ли наши лучшие друзья стрелять друг в друга, то это, прежде всего, свидетельствует о собственной беспомощности. И бессистемности.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ