цей матеріал доступний українською

The Economist: Крым до сих пор живет в стагнации и под репрессиями России

12:12, 10 июня 2019
Мир
1542 0
Иллюстрация REUTERS

Памятник Екатерине II возвышается над парком в Симферополе - столице Крыма. Впервые его установили в 1890 году по случаю столетия захвата полуострова российскими войсками. Позже во время большевистского переворота его свергли. После распада СССР Крым был частью Украины. И попытки восстановить памятник российской царице блокировались.

Только после того, как Россия оккупировала Крым в 2014 году, он снова появился в Симферополе, пишет The Economist.

"Она - Путин 18-го века", - говорит директор местного исторического музея Андрей Малгин.

Читайте также"Крым – это Украина": США отреагировали на вчерашние решения "суда" оккупантов по Бекирову и Давыденко

Дерзкая надпись украшает пьедестал: "Памятник восстановлен в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014 году и на все времена". Российская аннексия полуострова уничтожила отношения с Украиной и Западом. После этого появились и другие кризисы: Россия развязала войну на Донбассе, вторглась в Сирию, вмешивалась в американские выборы. Украина до сих пор требует вернуть ей законные территории. Новый президент страны Владимир Зеленский назвал полуостров "украинской землей" в своей речи во время инаугурации. Но Россия держит Крым жестко под своим контролем. Западные чиновники говорят о территориальной целостности, однако смирились с новым статус-кво.

Российские чиновники хвастаются, что они якобы "подняли" полуостров после того, как Киев его запустил. И российское федеральное правительство действительно щедро: две трети регионального бюджета Крыма и Севастополя сформированы благодаря государственным средствам, направленным из Москвы. Бывший заместитель председателя Центрального банка РФ Сергей Алексашенко говорит, что российское правительство потратило 23 миллиарда долларов на Крым за последние пять лет. Эта сумма равна трехлетнему бюджету здравоохранения для всей России. Большие проекты изменили ландшафт. 19-километровый мост через Керченский пролив соединяет оккупированный Крым с материковой Россией. В Севастополе появился новенький аэропорт. А на север от пресловутого моста Москва посягает на принадлежность ей Азовского моря. Прошлой осенью Россия захватила три украинских корабля, которые пытались пройти через акваторию. 24 моряка до сих пор в российском плену.

Читайте такжеNeue Zürcher Zeitung: Правда на стороне Украины в конфликте с Россией, но это пока не играет роли

Однако, патриотическая горячка, вызванная аннексией Крыма, прошла.

"Эйфории уже совсем нет", - говорит бизнесмен Олег Николаев.

Оккупированный Крым страдает от тех же проблем, что и другие регионы РФ: от коррупции и халатности, инфляции и падения зарплат, репрессий и ограничений.

"Мы построили дорогу, а потом уничтожили ее, чтобы положить трубы. Снова построили дорогу, но забыли об уличных огнях, поэтому снова все пришлось ломать", - рассказывает Николаев.

В Севастополе чужак-губернатор, назначенный Путиным, раздражает местных. Поддержка аннексии остается высокой. Однако, недавнее исследование, проведенное Владимиром Мукомелом из Российской академии наук, выявило также недовольство "российской бюрократической машиной, кадровыми потрясениями и коррупцией". Запрос на стабильность уступил место желанию изменений.

Негативный юридический статус Крыма ухудшает вызовы. Западные санкции уничтожают бизнес. Значительных частных инвестиций почти нет. Если кто и вкладывает деньги, то это единичные "Дон Кихоты". Группа инвесторов из Санкт-Петербурга мечтают превратить старое советское бюро в окрестностях Севастополя в российскую Кремниевую долину.

"Что нужно технарям? Они сами, компьютер и вдохновение", - говорит Олег Королев.

"Почему бы не делать это на побережье моря!" - добавляет он.

Читайте такжеForeign Policy: Жизнь в России стала невыносимой после оккупации Крыма, но Путину наплевать

Но эти мечты разбиваются о реальное положение вещей в Крыму после аннексии. Полуостров не имеет связи с внешним миром, доступа к капиталу и верховенства закона. Из нового аэропорта можно улететь только в Россию. Жители Крыма не могут получить визы и уехать в другие страны, потому что почти никто не признает его аннексию. Пересечь административную границу с материковой Украиной означает пройти тщательную проверку украинскими пограничниками. Около 200 тысяч крымчан все равно это делают. Большинство банков включительно с российскими государственными гигантами считают Крым токсичным. Лишь некоторые из них работают на полуострове на прямую. Чтобы делать покупки онлайн, крымчане используют VPN, чтобы скрыть свои реальные координаты. Местный бизнес сотрудничает с российскими фирмами на материке, чтобы избежать проблем с поставками. Коттеджные хозяйства, к примеру, делают заказ из IKEA и других сетей в Краснодаре, расположенном на другой стороне Керченского пролива.

"Мы проснулись утром, чтобы помолиться, а потом услышали, как кто-то стучит в дверь", - говорит Зера Сулейманова.

27 марта спецслужбы России задержали ее сына и почти два десятка других крымских татар. Это был один из наиболее массовых арестов в репрессивной кампании, которая набирает обороты. Крымские татары - тюркская мусульманская этническая группа, которая контролировала Крым до прихода Российской империи. Диктатор Иосиф Сталин массово депортировал целый крымскотатарский народ с родного полуострова во времена СССР. Крымские татары в большинстве своем выступают против российской аннексии. Москва запретила деятельность их представительного органа - Меджлиса.

Читайте такжеThe Economist: Винодельни Крыма гибнут под оккупацией России

Аресты, преследования и исчезновения стали страшной нормой. Крымскотатарские активисты говорят, что полиция им угрожает: "Если будете плохо себя вести, станете "потеряшками"". Активисты сформировали группу под названием "Крымская солидарность", чтобы поддерживать политических заключенных. Этнические украинцы столкнулись с такими же проблемами.

"Все, что осталось от Украины, было стерто", - сетует архиепископ Климент, который возглавляет ПЦУ в Крыму.

До аннексии церковь присутствовала в 49 населенных пунктах и имела 25 активных приходов, а также около 20 священников на всем полуострове. Сегодня она присутствует только в 9 населенных пунктах и имеет лишь 4 священника.

"Язык вымирает. Здесь есть пяти- и шестилетние дети, для которых украинский такой же иностранный, как и английский", - шепотом рассказал неназванный украинский активист.

Оккупанты пытаются вычеркнуть из истории Крыма нерусское прошлое. На вопрос о том, что на полуострове было до Екатерины II, один из экскурсоводов исторического музея в Севастополе просто развел руками: "Только кучка турок".

В этом нет ничего нового. Русификация Крыма началась за долго до того, как Путин оккупировал его. Однако, трудно сказать, сможет ли этот процесс продолжаться и дальше.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram