С приближением саммита Восточного партнерства в Вильнюсе Россия проводит спешные меры по увеличения политического и экономического прессинга на Украину и другие соседние страны. Все дело в шансе выскользнуть из-под неусыпного контроля Кремля через формат подписания соглашения об ассоциации (СА) и зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС. Евросоюз, запустивший программу Восточного партнерства, но традиционно геополитически инертный и нерешительный, вдруг активизировал расширение своих интересов на Восток. Учитывая, что восточный марш ЕС проходит на фоне логичного ухудшения отношений с Россией практически во всех сферах, Кремль не имеет другого выхода, как срочно перегруппировавшись, ответить Брюсселю. Этот ответ уже вобрал в себя несколько составляющих, которые можно сложить в единую картину.

Кремлевские стратеги не забывают старой аксиомы, что «кадры решают все» и с опозданием усиливают украинское направление. По данным российских СМИ, на следующей неделе Владислав Сурков снова вернется в Кремль в качестве помощника президента Владимира Путина, отвечающего за вопросы российско-украинских отношений. Хотя российские эксперты считают украинское направление проигранным из-за маловероятности переориентировки Киева с европейского на евразийский курс, Сурков известен своими организационными способностями, активным использованием СМИ, различных молодежных движений, политических партий и отдельных персоналий для создания нужных Кремлю эффектов.

В этом ключе, официальное назначение Суркова на украинское направление под личным контролем Путина будет означать максимально возможною активацию «пятой колонны» РФ в Украине. В два ближайших месяца до подписания ассоциации нас могут ожидать массовые молодежные, общественные и другие социальные выступления в поддержку союза с Россией. Информационная война против Украины и ее намерений подписать соглашение об ассоциации с ЕС в украинских, российских и отчасти европейских (также некоторых британских и американских) СМИ достигнет свое пика. В целом, старые традиционные методы влияния РФ на Украину будут сочетаться с новыми, с которыми украинской власти придется научиться бороться. К ним наверняка прибавится информационная кампания в сети с использованием различных «сливов» и «взломов».

Один из самых болезненных для ЕС «уколов» Россия совершила при помощи Армении, которая уже была близка к парафированию СА и ЗСТ на саммите в Вильнюсе. Достаточно было визита армянского президента Сержа Саргсяна в Москву и его заявлений о скором вступлении Армении в Таможенный Союз для реального окончательного отказа Еревана от Европы на длительную перспективу. Это подтвердил и еврокомиссар по политике расширения Штефан Фюле, дипломатично уверяющий, в то же время, о продолжении отношений с Арменией. Хотя Ереван не представляет существенного экономического интереса для Таможенного союза, учитывая реальную блокаду страны со всех сторон, политическая составляющая быстрого отказа от углубления отношений с ЕС стала символической победой для Путина. Европа также болезненно восприняла позицию Армении, поскольку рассчитывала на постепенное процедурное затягивание Еревана на путь интеграции, что в перспективе могло бы сыграть позитивную роль для стабилизации всего Южного Кавказа.

Самое жесткое давление Кремль решил продемонстрировать на примере Белоруссии. По-видимому, Россия решила применить принцип «бей своих, чтоб чужие боялись» и применила к Минску все возможные формы «братской любви», заморозив выдачу кредита, закрыв рынки практически для всей белорусской продукции, не смотря на самое активное членство Минска в Таможенном союзе, и даже начав уменьшать поставки нефти на белорусские НПЗ. Естественно, что специфика белорусской ситуации лежит в плоскости личных отношений Александра Лукашенко с Владимиром Путиным и желанием последнего побыстрее «дожать» своенравного союзника. В то же время, нельзя исключать и возможность сближения Минска с ЕС, как новой партии игры белорусского президента за сохранение своего места под солнцем. Дабы у Лукашенко не было и мысли активизировать новую игру с ЕС, Путин и проводит тотальный прессинг Минска. Этим самим он создает отличный аргумент всем противникам присоединения Украины к ТС, членство в котором не означает для России ничего, поскольку «торговые войны» она проводит с участниками ТС не менее активно, чем с Украиной.

Молдова также вошла в список стран, которые России срочно необходимо «принудить к сотрудничеству». Причина проста – стремительный уход Молдовы под патронат ЕС вслед за Украиной на Вильнюсском саммите в конце ноября этого года. Парафирование Соглашение об ассоциации и ЗСТ после Украины открывает прямую дорогу для Кишинева перейти в формат особых отношений с ЕС. Для Москвы это – непосредственная угроза, поэтому в срочном порядке возникла необходимость активации традиционных «торговых мер». В спешном порядке основной структурой, «отвечающей» за внешние отношения с соседями – Роспотребнадзором, - был введен запрет на ввоз молдавских вин и других алкогольных продуктов. Скоро к запрету на вино могут добавиться ограничения на импорт молдавских фруктов и овощей. Цена вопроса для Молдовы – экспорт в Россию 28% вина и 22% коньяка на общую сумму в 60 миллионов долларов. Особенно показательно российская борьба за высокое качество молдавской продукции происходит на фоне отсутствия аналогичных запретительных мер к продукции из Приднестровья.

Подводя итог, следует отметить, что с возвращением Суркова в Кремль на украинское направление и разворачивание масштабного давления России на Украину и другие страны-участницы Восточного партнерства, Россия проводит тестирование собственных возможностей на территории стран СНГ. Розыгрыш геополитической партии за постсоветское пространство переходит к кульминационной стадии. Отдав под влияние ЕС Украину и Молдову (в перспективе – еще окончательно и Грузию), Кремль до конца этого года – в течение 2014 года примет в ряды ТС Армению, Киргизию и Таджикистан. Этими маневрами Россия попробует сбалансировать потери на своем западном фронте, хотя этого и не выйдет. Отношения с Украиной придется выстраивать с чистого листа, на основе правил ВТО, Европейского энергетического сообщества и взаимного конструктивного партнерства, а не односторонних уступок.

Роман Рукомеда, политический эксперт