По словам заместителя генерального прокурора Виктора Войцишена, у следствия есть полная информация о подготовке взрывов в Днепропетровске. Но ничего не было сказано о том, имеют ли отношение задержанные к киевским эпизодам. Уверен, это обстоятельство сейчас больше всего интересует следователей. Если это не связанные между собой случаи, рано трубить отбой.

Нет ничего хуже, чем когда комментируют – «гавкают» - под руку. И трудно оправдать такое гавканье, когда люди заняты работой, от которой зависит вопрос жизни и смерти. От того, насколько удачно сработают спецы по антитеррору, зависят здоровье и жизнь многих людей, - может,  ваших близких, может, ваши здоровье и жизнь. Мешать им – себе дороже.

Но много ли мы знаем о ходе расследования?

Нередко в фильмах сюжет строится на конфликтно-дружеских отношениях репортера и борца со злом. Оба намерены зло искоренить, но один настроен это сделать  тихо, чтоб не спугнуть цель, а второму нужно держать в курсе общественность, - ведь это же ей грозит зло. По-своему правы оба, и оба делают свою работу. И, между прочим, работа репортера – залог того, что сыщик будет делать свою работу хорошо.

У нас же публика может судить о работе сыщиков исключительно по внешним признакам. Один их этих признаков и до вчерашнего заявления практически единственный – это исчезновение бетонных урн из центра Киева, как еще раньше сделали в Днепропетровске. Общественности просемафорили: «Мы никого не поймали, рвануть может в любой момент; чтобы не рванули урны – урны убираем».

Убирали урны быстрее, чем нашлась им замена, и перед достославным Евро-2012 столица стала стремительно обрастать грязью, которой тут никогда не было в недостатке.  Но даже не это главное.

Столицу поделили на зоны: уполномоченным лицам теракт вне центральной городской зоны почему-то  представляется меньшей бедой. Странно, но и это ладно.

По-настоящему серьезно то, что таким ходом власти словно подталкивали преступников к изменению тактики. «Взрывайте что угодно и где угодно, только не в центре. А если уж в центре - что угодно, только не урны». Иными словами, до этого можно было с некоторой очень условной долей уверенности ожидать, что террористы проявят интерес именно к урнам, что диктовало какие-то специальные меры по выявлению и обезвреживанию «взрывников», а теперь неожиданностей можно ожидать отовсюду.

Если до этого использовались безоболочные взрывные устройства, а окружающие травмировались осколками тех самых бетонных урн, то теперь не исключено, что в ход пойдут изделия с убойной начинкой, и никакой висящий на месте урны пластиковый пакет тут не поможет.

Нет, не было никакой гарантии, что после разминки на «урновых» бомбах и так не последовало бы ужесточения форм и методов террористических актов, но к чему своими действиями вероятность превращать в неизбежность?  Может, в этом есть какая-то логика, для специалистов очевидная, но для общественности, у которой нет в этих делах другого опыта, кроме прочитанных детективов и отсмотренных фильмов, это  все выглядит просто дико.

Конечно, сказочная удача, что за неделю до начала чемпионата Европы по футболу оказались схвачены какие-то подозреваемые в терактах люди. Я не стану гадать, тех ли схватили преступников или не тех, всех или не всех. Говорят, если урны вернут на место, это будет верный признак: взяли тех. Кстати, вовсе не обязательно.

Очевидно, что  Евро-2012 для любых злоумышленников такого рода представляет настоящий вызов. И нельзя исключать, что где-то в не очень здоровой голове ведется лихорадочная разработка планов, как «прозвучать» погромче, на весь мир, и не попасться.

Хотел в конце написать «берегите себя», да как тут себя убережешь. Будто от нас тут что-то сильно зависит. Будьте внимательнее, это все, что можно в таком случае пожелать. Авось пронесет.

Леонид Швец

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram