«Мы один народ», – заявили после просмотра развесистой киноклюквы под названием «Тарас Бульба» Зюганов и Жириновский – угрюмый сталинист из орловской деревни и внук крыжопольского раввина, ставший фашиствующим шутом на подхвате у Кремля...

После юбилея

Своей задачей Гоголь считал, как известно, посрамление Чёрта, а тот, как тоже известно, пребывает во всякой двуногой твари, поэтому нельзя обойти ни одну, иначе задача останется недовыполненной.

Больше всего достаётся великорусской чертовщине – какой же ещё! Николай I, на что уж был туг на литературное ухо, а и тот, посмотрев «Ревизора», сказал, что досталось всем, а ему, живому воплощению Государства российского, – больше всех...

...Чем и объясняется то, что 200-летний юбилей создателя «Мёртвых душ» в России скомкали и опошлили. «Гоголь выглядит ужасающе актуально, – признала одна из немногих вменяемых газет России. – И читать его стыдно – потому что, выходит, времена изменились не слишком сильно. Вот юбилей и отошел в тень». И в самом деле, на свету трудно было бы затемнить такие факты, как, например, тот, что из всех гоголевских героев, чьи имена стали великими нарицательными, только один не вор, не держиморда, не шельма, да и тот – Акакий Акакиевич.

Страхов сравнивал его с Гомером, Бродский говорил о его «сатирическом эпическом размахе», но было нечто, куда Гоголь всё-таки не дотянулся. Это – церковная часть. И да будет нам позволено догадаться, что он сам тому весьма огорчался, перечитывая и «Ревизора», и «Мёртвые души», и «Вечера...» Там не нашлось места ни одному священнослужителю – такому, чтобы в рост Собакевичу, Ноздрёву, Хлестакову. Искать рогатого под благодатью нечего было и пробовать: цензура-с...

Если кого чуток и жалеет этот Бич Божий, если кому и улыбнётся приветно, а то и восхищённо, так это украинец. Уж как искали кремлёвские пропагандисты, кого бы выдвинуть в главные гоголевские герои, чтобы не превратились юбилейные торжества в невольное поношение «всего русского», а не нашли никого, кроме Тараса Бульбы, а он, сколько ни называй сам себя русским, – ну какой он русский?!

Вообще-то, дамы и господа, высматривать, кому больше досталось от Гоголя – русским, украинцам, полякам или, может быть, жидам – простительно разве что царю Николаю да Левку Лукьяненко. Ясно же, что к нам, своим недолугим и лукавым соплеменникам, он чуть-чуть добрее, чем к остальным, просто потому, что тут прошло его детство. Первые светлые впечатления жизни... Если бы он хоть на миг озаботился тем, чтобы вознести на небо или грохнуть в преисподнюю то или иное племя, ту или иную веру, общественное устройство, пол, сословие или занятие, если бы он хоть раз подумал, как помочь власти в деле патриотического воспитания подрастающего поколения, его забыли бы ещё до того, как узнали.

Чему он поклонялся с религиозным пылом последних лет жизни, так это русскому слову. Только за него он был иногда готов простить русскому человеку его «свиное рыло», только за него!

...И не была бы Украина родиной Гоголя, если бы 1 апреля 2009 года супруга её президента не сообщила ему, потупясь, перед завтраком, что имеет от него во чреве, а тот не поведал бы всему миру, что это был розыгрыш. И где поведал – в Миргороде! Кто это называет её американкой, да притом шпиёнкой? Солоха, как есть Солоха, дай ей Бог здоровья и достоверного плодородия!

«Мы один народ», – заявили после просмотра развесистой киноклюквы под названием «Тарас Бульба» Зюганов и Жириновский. С некоторых пор эти две говорящие головы служат соборным гласом России. Угрюмый сталинист из орловской деревни Мымрино и внук крыжопольского раввина, ставший фашиствующим шутом на подхвате у Кремля, – они, вне всякого сомнения, да, один народ.

Что касается народов русского и украинского, то... Можно ли представить себе упомянутое первоапрельское утро в Ново-Огарёве?!

Анатолий Стреляный, Комментарии

 

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram