REUTERS

Об этом пишет Дэвид Игнатиус в своей статье «Как сирийский конфликт может стать еще более серьезным и кровавым», опубликованной на сайте газеты The Washington Post.

Давайте посмотрим на запутанный порядок битвы: Соединенные Штаты решили, что их самый сильный партнер против «Исламского государства» - это сирийские курдские силы, известные как YPG (Yekîneyên Parastina Gel – Отряды народной самообороны). Но Турция, номинально наш союзник по НАТО, говорит, что у YPG есть связи, как она утверждает, с курдской террористической группой. Как это должно работать? Пока ответа нет.

Россия, тем временем, утверждает, что борется с «Исламским государством», наряду с силами, лояльными президенту Сирии Башару аль-Асаду. Но российские военные самолеты бомбили исламистские повстанческие группы, которые тайно поддерживают США, Турция и Иордания – и эти бригады наносят ответные удары. Повстанцы размещают видео, хвастаясь своими успехами с противотанковыми ракетами от США. Битва выглядит устрашающе, как война России в Афганистане, в зародыше. К чему это ведет? Тоже никакого ответа.

Саудовская Аравия и Иран ведут опосредованную борьбу в Сирии в течение почти четырех лет. Это может быть наиболее разрушительный конфликт, потому, что он питает суннитско-шиитский межрелигиозный ад, который уничтожает Ближний Восток.

REUTERS

Посмотрите на карту разрушенной Сирии, и вы увидите противоречивые коалиции и партнерские связи. С таким количеством мощных вооруженных сил в одном районе, опасность несчастных случаев и просчетов просто огромная.

Почему эта опосредованная война усугубляется именно тогда, когда внешние силы ведут дипломатические переговоры о разрешении конфликта? Соединенные Штаты, Россия, Иран, Турция и Саудовская Аравия направили своих представителей в Вену на прошлой неделе, чтобы исследовать политический переход, к которому, по утверждениям, они стремятся. Встреча не была обнадеживающей: Не присутствовали сирийские комбатанты, внешние силы резко не согласны в вопросе того, каким должен быть переход.

«Бороться и вести переговоры» - это повторяющийся цикл в ближневосточном конфликте. Так что, возможно недавняя военная эскалации является прелюдией к дипломатическим переговорам, поскольку каждая сторона пытается расширить свою территорию и укрепить свои позиции, прежде чем начнутся серьезные переговоры. Нам, должно быть, повезло. Но и Асад, и повстанцы, кажется, настолько не готовы к компромиссу, как никогда.

При изучении Сирии с севера на юг становится понятно, где необходимо «устранение конфликтных ситуаций», как это называют военные, чтобы избежать непреднамеренной катастрофы.

REUTERS

На северном фронте, Соединенные Штаты должны углубить свои консультации с Турцией, по мере того, как они усиливают поддержку сирийских курдских сил и их арабских союзников. Президент Обама отправляет менее 50 сил специальных операций в Сирию, но не ошибитесь, это существенное действие. Американские войска будут нуждаться в поддержке с воздуха - не только для того, чтобы бомбить «Исламское государство», но и для пополнения запасов, спасения, если они попадут в беду, и, возможно, для того, чтобы сделать возможным цикл «ночных рейдов» разведки, который был настолько разрушительным в Ираке.

Что думает Турция об этой расширенной роли США на своей границе, особенно после решающей победы на выборах в воскресенье иногда выступающего против курдов президента Реджепа Тайипа Эрдогана? Представители Пентагона говорят, что туркам необходимо оказать поддержку, потому что у Соединенных Штатов в настоящее время будет больший контроль над 25 000 бойцов YPG и они смогут обеспечить, чтобы поставки не попали к Курдской рабочей партии, или РПК, которую Турция считает террористической группой. Это разумный аргумент, но для этого нужно согласие Анкары.

REUTERS

На южной границе Сирии с Иорданией, Соединенные Штаты тайно помогали тренировать коалицию повстанцев, известную как Южный фронт, который утверждает, что состоит из 35 000 бойцов в 54 бригадах. На прошлой неделе российские военные самолеты атаковали некоторые из этих поддерживаемых США сил в Аль-Харра на юго-западе Сирии, на месте бывшей российской станции радиоразведки, захваченной повстанцами. Это безумие. Москва и Вашингтон должны искать пути для деэскалации ситуации, а не разжигать ее еще больше.

Но в неумолимой логике конфликта в Сирии, худшее еще впереди. Майор Эссам аль-Райес, представитель Южного фронта, сказал мне в телефонном интервью во вторник, что его силы ожидают нового сирийского наступления на этой неделе, при поддержке России, чтобы вернуть территорию к югу от Дамаска. Это стремление к «победе» только на руку экстремистам.

Что будет, если внешние силы не найдут путь к деэскалации? Вот один мрачный намек: за последние несколько недель я принимал лидеров курдских политических движений в Иране и Сирии, которые представляют себе день, когда большой Курдистан сотрет границы этих народов, а также Турции и Ирака.

Если Россия, Иран, Турция и другие опосредованные бойцы не помогут вернуть чеку на место в эту гранату, то предстоит еще более разрушительный взрыв во всем регионе.