На оккупированном полуострове россияне продолжают преследовать крымских татар / facebook.com/crimeansolidarity

Российское обвинение запросило от 13 до 20 лет лишения свободы для четверых крымских татар из третьей Бахчисарайской группы "дела Хизб ут-Тахрир".

Как сообщает Общественное объединение "Крымская солидарность", сегодня в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону в ходе судебных прений прокурор огласил предлагаемые обвинением сроки.

Гособвинитель выступил с ходатайством о признании подсудимых виновными по статье 205.5 УК РФ ("организация и участие в деятельности террористической организации") и попросил суд избрать им меру пресечения в виде лишения свободы.

Так, прокурор запросил Сейтумеру Сейтумерову лишение свободы сроком на 20 лет в колонии строгого режима, 3 из них в тюрьме и еще 2 года ограничения свободы передвижения после освобождения.

Читайте такжеДжелялова российские оккупанты увезли из СИЗО в отделение психбольницы – адвокат

Осману Сейтумерову - 17 лет в колонии, 2 года и 6 месяцев в тюрьме, 1 год и 6 месяцев ограничения свободы передвижения.

Рустему Сейтмеметову - 16 лет в колонии, 2 года и 6 месяцев тюрьмы, 1 год ограничения свободы передвижения.

Амету Сулейманову - 13 лет колонии, их них 2 года и 6 месяцев в тюрьме и 1 год ограничения свободы передвижения.

Помимо этого, подсудимым была продлена мера пресечения на 1 месяц.

Новая волна преследований Россией крымских татар 

11 марта 2020 года в местах компактного проживания крымских татар в оккупированном Бахчисарае и Бахчисарайском районе российские силовики провели обыски, в результате которых были задержаны четверо крымских татар – братья Осман и Сейтумер Сейтумеровы, Рустем Сейтмеметов и Амет Сулейманов.

13 марта подконтрольный Кремлю "Киевский районный суд" во временно оккупированном Симферополе арестовал братьев Сейтумеровых и Сейтмеметова, а Сулейманова поместил под домашний арест из-за состояния здоровья. Незаконно арестованных крымских татар обвиняют в участии в запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир".

Согласно материалам дела, обвиняемые не имели оружия, взрывчатки, боеприпасов, не планировали совершать террористический акт и не призывали других к осуществлению террористических действий. Материалы дела содержат аудиозаписи, на которых зафиксировано, что обвиняемые вели дискуссии на религиозные и политические темы. Что фактически и явилось единственным доказательством совершения ими преступления "террористического характера".