Почему Кивалов и Маляренко изменили свои мнения на диаметрально противоположные?

16:09, 22 ноября 2010
Разное
2556 0

Состояние осуществления правосудия в Украине, коррупция, которая пронизала, к сожалению, и сферу судопроизводства, тревожит каждого из нас. Однако все это в судебную систему не привнесено извне или изнутри, оно является отражением тех процессов, которые происходят в государстве. И я никак не могу согласиться с теми огульными оценками деятельности судов и, в частности, Верховного Суда Украины, которые позволяют себе давать в средствах массовой информации уважаемые государственные  лица.

 Особенно унизительны для меня и моих коллег обвинения и выводы, которые прозвучали из уст экс-председателя Верховного Суда Украины  Василия Маляренко  («Верховный Суд хочет выяснять отношения с правительством в суде. А что говорит закон?» – УНИАН 01. 11. 2010р.) Может ли быть авторитетнее для Президента и органов государственной власти иное мнение, чем мнение такого высокоуважаемого человека - доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента Национальной академии правовых наук? Захотят ли Президент или Верховная Рада прислушиваться ко мнению других специалистов-практиков после такого «убийственно аргументированного» вывода, на который ссылаются, как на аксиому, в стенах Верховной Рады организаторы судебной реформы? Видимо, что нет.

Но мы не хотим быть заложниками, мягко говоря, неправильных и безосновательных позиций и выводов, даже когда они высказаны таким известным лицом. И вот почему.

Что бы мы не говорили, какими бы аргументами не оперировали, нам не пересилить правовой авторитет авторов публикаций, о которых будет идти речь дальше. Однако хочется, чтобы читатель сам сделал выводы из нижеприведенных цитат, взятых из официальных источников. Пусть простит мне, если где-то не сдержусь и дам свои комментарии.

Статистика рассмотрения дел Европейским судом по правам человека, изложенная в статье министра юстиции Украины Александра Лавриновича  (“Голос Украины” № 27 от 4 ноября 2010 года) свидетельствует, что около 60 процентов решений в интересах граждан Украины вынесено в связи с невыполнением государством судебных решений, другие – почти 40 процентов – в связи с волокитой на следствии и в судах, неподобающими условиями в местах досудебного содержания под стражей, недостатками законодательства относительно юридической определенности и права доступа к суду. И далеко не на главном месте стоит пункт, приведенный в статье, цитирую: «недостатки судебной практики, которые приводят к нарушению права лица на справедливое судебное разбирательство».

 Потому несколько перекручено и непрофессионально мнение члена-корреспондента Национальной академии правовых наук Василия Маляренко о том, что «поскольку Верховный Суд Украины перестал быть барьером на пути к беззаконию, за справедливостью граждане стали массово обращаться в Европейский суд по правам человека».  Не только специалисту, но и рядовому гражданину, который интересуется судопроизводством, понятно, что к выполнению судебных решений суды Украины, не говоря о Верховном Суде Украины, никакого отношения не имеют. Как не имеет отношения Верховный Суд Украины и к волоките, которая ведется на следствии и в судах, поскольку и предыдущим Законом Украины “О судоустройстве Украины” и новым Законом “О судоустройстве и статусе судей”, принятым 7 июля 2010 года, ВСУ не наделен правом вмешиваться в организацию работы нижестоящих судов.

Считая Верховный Суд Украины виновным в нижеприведенной ситуации, которая сложилась с нарушением прав граждан, автор публикации в УНИАН радуется тому, что, наконец, «законодатель лишил Верховный Суд Украины роли центра определяющего влияния на процессы, которые происходят в судебной системе, перенеся соответствующие акценты на более высокие (непонятно, в каком смысле. – Авт.) специализированные суды».

Однако напомню: пять лет назад, 16 марта 2005 года, выступая на парламентских слушаниях по вопросам осуществления судебно-правовой реформы в Украине, Председатель Верховного Суда Украины Василий Маляренко негативно оценил предложение относительно создания Высшего гражданского и Высшего криминального судов. Во-первых: потому, что его реализация, по его мнению,  привела бы к тому, что судебная система состояла бы исключительно из специализированных судов, а это противоречит ст. 125 Конституции, согласно с которой в судебной системе должны быть и не специализированные суды. Во-вторых, считал Маляренко, потому, что Верховный Суд  в таком случае потеряет рычаги влияния на практику применения законодательства судами, не сможет обеспечить ее одинаковость и превратится из сильного государственного учреждения в слабый декоративный орган. («Вестник Верховного Суда Украины»  №4/56 2005р.).

 “Политическая борьба осуществляется во многих формах. Одной из них является попытка определенных сил дискредитировать отдельные государственные органы власти, в том числе судебную систему государства, суды и судей. А дискредитация судебной власти – это дискредитация законности и справедливости в государстве, попытка посеять среди людей страх и разочарование в возможности защитить себя, свои права и законные интересы в суде”. (Василий Маляренко. “Вестник Верховного Суда Украины” № 5, сентябрь-октябрь 2003 года).

 И дальше автор на упреки некоторых средств массовой информации, которые черными красками изображают правосудие, возлагая вину за все неурядицы на судей, пишет:

 “К сожалению, авторам этих статей недостает объективности, желания выяснить состояние, в котором в настоящее время находится судопроизводство, элементарного знания законов. Заказной характер таких статей виден невооруженным глазом. Этих авторов откровенно жаль, поскольку ради копейки или славы они готовы ославить и родную мать, обмазать смолой и вывалять в перьях и родного отца. И, прежде всего, возникает желание сказать им известные слова: “Прости их, Господи, потому что не ведают, что творят”.

 Наверное, комментарии излишни. Однако нас удивляет, как могло случиться, что известный юрист, научный работник, профессионал с 33-летним стажем работы судьей от местного до Верховного суда с таким открытым неуважением высказался о  Верховном Суде Украины, упрекая его в том, что ВСУ якобы хочет любым путем вернуть себе потерянные полномочия. И ни словом, ни намеком прежний судья не оговорился о том, что такие полномочия Верховному Суду Украины предоставил народ в Конституции Украины 1996 года, закрепив в ст. 125, что высшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции является Верховный Суд Украины. У нас, судей-практиков, возникает вопрос: каким профессор, доктор юридических наук, практик видит высший судебный орган Украины? Без полномочий? И в чем же, на его взгляд, позитив судебной реформы и ее логика?

Зачем передавать полномочия от одного судебного органа другому, для создания которого нужны помещения, средства, штат, материальное обеспечение и все такое? Или, может, Украина стала вдвое богаче и имеет средства на такую, непонятную ни для юристов, ни для рядовых граждан, реформу?..

 Председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам правосудия Сергей  Кивалов, один из правовых идеологов новой судебной реформы в Украине, в свой статье в «Зеркале недели» от 9 апреля 2010 года, критикуя публикации в СМИ законодателей, судей относительно их видения реформы судебной системы, отметил, что они начинаются одинаково: «сетованиями на несоблюдение независимости судей, ссылками на европейские стандарты и неутешительными словами по адресу законодательной и исполнительной власти. Заканчиваются они тоже одинаково – призывом вернуться к советской модели судебной системы».

 Шесть лет назад в статье в “Вестнике Верховного Суда Украины” № 10 (50) за 2004 год член Высшего совета юстиции, доктор юридических наук, профессор Кивалов отметил, что прав авторитетный юрист – Председатель Верховного Суда Украины В. Маляренко, что “в советские времена суды были более независимы, чем сегодня”. Кроме того, развивая эту мысль относительно независимости судей, отмечал, цитирую: “Суды постепенно начинают играть собственную роль в проведении в жизнь государственно-правовой политики и все чаще зарятся на “самое святое” – на свободу и безнаказанность правительственных чиновников принимать волевые и управленческие решения, которые нарушают права граждан и интересы государства, и руководствуются при этом не законом, а собственными частными интересами. Вот и появляются попытки повлиять на представителей судейского корпуса в “нужном” направлении: сначала задобрить их, потом запугать, а впоследствии прибегнуть и к еще более “крутым” мерам”.

Это и сделано в настоящее время, но уже с участием автора этих строк – через Высший совет юстиции, членом которого является Кивалов, и которому предоставлено право не только поднимать вопрос об освобождении судей с такой размытой формулировкой как «нарушение присяги», но и проверять дела, которые находятся в их производстве. И это выставляется как позитивный путь к обеспечению независимости судей и уничтожению коррупции в судах!

Хочу обратить внимание на еще одну позицию Кивалова в “Зеркале недели”, где он обеспокоен тем, что если Академия судей будет при Верховном Суде Украины, то есть, цитирую: «возможность для руководства образовательного заведения требовать от будущих и действующих судей вынесения «нужных» решений и других «благ» в обмен на поступление и успешное окончание подготовки».

 Подтекст такой «обеспокоенности» прежнего ректора Одесской национальной юридической академии, а в настоящее время – ее президента понятен: не допустить, чтобы обошли родную альма-матер, «направив в одно-единственное заведение все бюджетное финансирование», и еще раз засвидетельствовать, какие же «белые и пушистые» все там, в возглавляемом им, Киваловым, вузе. И как все может быть непредсказуемо, когда процесс выйдет из-под его контроля.

Что же произошло всего за шесть лет, что такие выдающиеся юристы-научные работники диаметрально противоположно изменили свои мнения? Не потому ли что, как отметил в своей статье «Почему Украина – отсталая страна» («Голос Украины» от 20.09.2010р.) тот же Василий Маляренко, пользуясь словами византийского императора Маврикия, что наши предки, а значит, и мы – украинцы,  генетически больны изменой, коварством, продажностью и недоверием, что “такие народы (как украинский) давно в истории называют хамелеонами, ведь они ценят не суть человека, а лишь его статус”.

Читая размышления таких почтенных государственных деятелей, юристов-научных работников, специалистов права, ловишь себя на мысли: как люди с такими философией, взглядами и позициями занимали и занимают высокие государственные должности? И что хорошего они могли дать государству и людям?

 Между тем своим высоким авторитетом они оказывают “медвежью услугу” руководству государства, которое доверяет их опыту и профессионализму, и с их подачи  заводит судебно-правовую реформу в тупик.

 Был прав великий российский писатель Фонвизин, заметив: “Наука и образованность в руках развращенного человека – это лютое оружие делать зло”.

Авторы отмеченных выше публикаций не ищут путей правовой стабилизации в государстве, не предлагают путей к созданию действительно  независимого и беспристрастного суда, который не дал бы возможности кому-либо посягнуть на конституционные права и свободы граждан, а пытаются друг перед другом  угодить властным политическим силам  в их попытке руководить всем и вся, подталкивая их к авторитаризму, от которого весь прогрессивный мир отказался как от опасной формы государственного строя.

Если бы год назад мне сказали, что в правовом государстве может существовать суд, решение которого как суда первой инстанции является окончательным и не подлежит обжалованию, я бы воспринял это как шутку. Но сегодня, к сожалению, в моем государстве такое есть.

 Вопреки ч. 5 ст. 125 Конституции Украины такой особенный суд  создан. Это – Высший административный суд Украины, которому как суду первой и последней инстанции, то есть в нарушение конституционных принципов судопроизводства (апелляция и кассация) предоставлено право рассматривать установление результатов выборов и всеукраинских референдумов, дела об обжаловании актов Верховной Рады Украины, Президента и Высшего совета юстиции Украины.

 Есть еще для нас, юристов-законодателей, непонятный правовой пробел относительно силы решений Конституционного Суда Украины. В соответствии со ст. 150 Конституции Украины Конституционный Суд принимает решения, которые являются обязательными к выполнению на территории Украины, окончательными и не могут быть обжалованы. Если же по одному и тому же вопросу по одной правовой позиции  есть два противоположных решения (ну, так произошло), то какое из них должно выполняться? Ни Конституцией Украины, ни Законом о Конституционном суде эта ситуация не урегулирована, и оба решения имеют силу. Формула, что последнее решение отменяет первое, касается лишь законов и никак не может переноситься на судебные решения.

 Где же вы, профессора, доктора наук, академики, члены-корреспонденты? Где ваша профессиональная научно взвешенная позиция относительно такого специализированного и конституционного судопроизводства в государстве? Где ваше авторитетное мнение относительно процедуры принятия в Верховной Раде такого важного и судьбоносного для граждан Украины закона как Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей», к которому было множество замечаний как национальных, так и международных институтов, несогласованности и противоречивые положения которого привели к правовому коллапсу, к массовому оттоку из судов квалифицированных кадров, негативные последствия чего еще дадут о себе знать и – не в интересах государства?

Как вообще воспринимать вашу правовую философию, которая меняется в зависимости от «места вашего сидения»?

  И последнее. Внимательно прочитав статью «Почему Украина – отсталая страна», скажу, что в отличие от автора статьи горжусь тем, что я – украинец и живу в Украине, горжусь культурой и историческим наследием своих предков, потому что я являюсь их продолжением и вышел из них. И не их вина, а скорее – самая большая заслуга в том, что они генетически миролюбивые, работящие и доверчивые, что терпеливые и покорные,  за что каждый с «развращенными генами» пытался  и пытается сделать их рабами на их же цветущей земле. Человек не может выбирать себе родителей и Родину, но чего он стоит, если отрекается от них?

 ... Кто-то из философов сказал такие мудрые слова: “Если я не за себя, то кто же за меня, если же я только за себя, то зачем я?”.

 Валентин Косарев, судья Верховного Суда Украины

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter