Мир на Донбассе — единственное предвыборное обещание Владимира Зеленского, которое еще имеет шанс быть выполненным. Хотя и не так просто, как изначально казалось: заглянуть в глаза Владимиру Путину — и все!

Ситуация по Донбассу вошла в переломную стадию: будет либо устойчивое дипломатическое урегулирование (заморозка конфликта — тоже урегулирование), либо все начнет скатываться к военной эскалации. Собственно, стремлением избежать эскалации и продиктована гиперактивность президента Украины.

В Париже, по сути, состоялся виртуальный и разделенный на этапы «нормандский формат»: сначала Эмманюэль Макрон и Ангела Меркель переговорили с Владимиром Путиным, в том числе, и про Украину. Потом они пообщались с Владимиром Зеленским. А затем, надо полагать, пересказали итоги парижских переговоров Кремлю.

Ситуация по Донбассу вошла в переломную стадию: будет либо устойчивое дипломатическое урегулирование, либо все начнет скатываться к военной эскалации

Такая разделенность — следствие демонстративного нежелания Путина говорить напрямую с Зеленским после давно назревших решений нашего СНБО в отношении «главного кума Украины» Виктора Медведчука. На решение законной власти суверенной страны Владимир Владимирович гневаться изволят…

Насчет цели встреч на высшем уровне сомнений нет: это поиск варианта, который бы склонил Путина к реальному выполнению существующих договоренностей. Но вот по итогам практически никакой конкретики не последовало.

Причина в том, что никаких прорывных решений в Париже не было и быть не могло: там происходил далеко не главный процесс. Главное сейчас — между Джозефом Байденом и Владимиром Путиным. Единственное, что опять всплыло по итогам Парижа — это «кластеры минского процесса». Здесь уместно разъяснение.

Украина настаивает на пакетном, то есть, одновременном выполнении всех положений «Минска»: «особый статус» Донбасса в Конституции Украины, амнистия боевиков, выборы на Донбассе должны быть привязаны к выведению всех войск с Донбасса и возврату нам контроля над госграницей. Россия же навязывает последовательное выполнение, при котором мы проведем все крайне тяжелые решения, что от нас хотят, и тогда Россия начнет думать, когда она уйдет с Донбасса — через месяцы. Или через годы. Или через десятилетия. И уйдет ли вообще — из Приднестровья ведь так до сих не ушла.

По этому пункту компромисс, слава Богу, оказался недостижимым. Поэтому опытные европейцы придумали разложить все решения «Минска» на некие группы — «кластеры», внутри которых действия происходят одновременно, но сами кластеры следуют один за другим. Такая хитрая конструкция, по мнению авторов, способна обойти главное противоречие: что раньше — разоружение боевиков и уход российских военных и потом выборы на Донбассе, или же эти выборы пройдут под дулами автоматов, как «референдум» в Крыму. Со сходным результатом.

Никаких прорывных решений в Париже не было и быть не могло. Главное сейчас — между Джозефом Байденом и Владимиром Путиным. Единственное, что опять всплыло по итогам Парижа — это «кластеры минского процесса»

Необходимо подчеркнуть, что по этому вопросу европейские лидеры ближе к позиции Украины, чем России. И являющаяся посредником миссия ОБСЕ — тоже ближе к нам.

А Россия опять против, причем, предлагает все ключевые вопросы, включая «особый статус» в Конституции и отмену ряда украинских законов, в частности, «закона о языке», согласовывать (!) с самопровозглашенными властями непризнанных республик. Которые без разрешения Москвы даже по нужде отлучиться боятся.

В Париже Зеленский попытался форсировать ситуацию, акцентируя на том, что российские полчища - у нашей границы, Украине грозит кровавая бойня, которая неминуемо зацепит и Европу, поэтому надо срочно интегрировать Украину в ЕС и НАТО, что является единственным реальным вариантом сдерживания агрессии. Макрон с Меркель выслушали с пониманием и взяли паузу: как бы для консультаций, но на самом деле, чтобы дождаться ясности по диалогу Байден-Путин.

Как следует оценивать визит президента Зеленского?

Это именно рабочая встреча, в рамках которой позиция Украины с 2014 года была заявлена наиболее четко и по максимуму: либо агрессора будут сдерживать всерьез, либо европейским бюргерам придется наблюдать кровавые ужасы войны не по ТВ где-то в Сирии, а вживую, неподалеку от их домов.

Как следует оценивать визит президента Зеленского? Это именно рабочая встреча, в рамках которой позиция Украины с 2014 года была заявлена наиболее четко и по максимуму

Зеленский с его почти SOS был услышан. Европейские лидеры пошли изобретать очередной компромисс, устраивающий Россию и не совсем уничтожающий Украину.

Штаты придержали свои эсминцы, но не стали придерживать санкции против РФ, и эта позиция сильнее европейской.

А Россия гнет агрессивную линию: из Москвы выслан консул Украины Александр Сосонюк, в Крым дополнительно перебрасываются свыше 50 ударных самолетов и 15 кораблей, включая десантные.

Будем надеяться, что украинская власть наконец дозреет до понимания, что реальная обороноспособность — внутри Украины, в единстве общества и эффективной экономике.

Александр Кочетков, политический аналитик

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram