REUTERS

Тысячи российских граждан воюют в Сирии и Ираке за «исламское государство». Террористы представляют угрозу старой родине. Москва готовится к их возвращению.

Об этом пишут Ранья Саллум и Бенджамин Биддер в статье «Россия опасается террора тех, кто вернулся из ИГ», опубликованной на сайте немецкого издания Der Spiegel.

В разрушенном центре Кобани, курдском городе на сирийско-турецкой границе, стоит заброшенный дом. Удары с воздуха американцев и курдских войск изгнали отсюда "Исламское государство". Но бойцы оставили сообщение, нарисованное фломастером на стене здания, в котором занимало позицию их подразделение ИГ.

На фотографии изображен горный ландшафт, но не Сирии, Ирака или ближайшей Турции: между гор поднимаются в небо башни, типичные для контролируемого Россией Северного Кавказа, для неспокойных провинций Чечни, Ингушетии и Дагестана.

На самой высокой горе развевается черный флаг ИГ. Возле него один из бойцов написал угрозу, в которой есть некие поэтические нотки: «А по ночам мне снятся горы, и они зовут меня домой».

Органы безопасности России встревожены такими находками. В течение многих лет чеченцы, дагестанцы и ингуши присоединяются к "Исламскому государству". Один из них – как немногие из не-иракцев – даже вошел в самые высокие ряды террористической организации. Они называют его «Омар аль-Шишани». Омар, чеченец, считается влиятельным военным командиром.

Точного числа бойцов ИГ с российским паспортом никто не знает, оценки российских органов безопасности существенно отличаются. Все сходятся только в том, что речь идет о тысячах. В январе ФСБ говорила о 1700 бойцах, служащих террористической исламистской группировке. Глава Совета безопасности РФ говорил о количестве «до 2000» боевиков ИГ с российским гражданством. В июне глава ФСБ Александр Бортников повысил оценки до 5000.

ИГ хочет занять место «Имарата Кавказ»

Спецслужбы России обеспокоенно отмечают, что, по-видимому, ИГ решил расширить свое влияние на Северном Кавказе. Область относится к России, но находится преимущественно под влиянием мусульман. В Чечне Москва провела две кровавых войны. В соседних провинциях Ингушетии и Дагестане российские силы безопасности в течение многих лет борются с исламистскими бойцами-подпольщиками.

Россия / flickr.com/photos/nothingpersonal

Антитеррористическая борьба России на Северном Кавказе повлекла за собой тяжелые потери и была безжалостной.

Но в последние годы силам безопасности удалось разбить структуры управления «Имарата Кавказ», террористической группы, приближенной к аль-Каиде. Весной 2014 года Москва объявила о последнем большом успехе: смерти лидера террористов Доку Умарова, который называл себя «эмиром Кавказа».

Теперь, появляется все больше признаков того, что "Исламское государство" хочет занять место «имарата». В июне ИГ публично объявило Кавказ своей провинцией. В пропагандистских видео вооруженные люди клянутся в верности организации.

Москва опасается, что закаленные в боях боевики ИГ из Сирии и Ирака проникнут в Чечню или в другие места. По данным Совета безопасности России, они выдают себя за российских туристов, которые потеряли свои паспорта. Коммунистическая партия, вторая по величине сила в парламенте, уже призывает предусмотрительно лишить иностранных боевиков гражданства.

В борьбе против угрозы, исходящей от ИГ, Москва – за исключением кризиса в Украине и риторики времен холодной войны – делает ставку на сотрудничество с Западом. Министерство иностранных дел в этом году специально создало новый пост вице-министра по вопросам борьбы с терроризмом. Пост занимает генерал ФСБ, который отвечал за безопасность на Олимпийских зимних играх в Сочи в 2014 году.

Несмотря на все конфликты: по мнению министра иностранных дел Сергея Лаврова, для всех «на данный момент ИГ – самый большой враг».