Закон о деоккупации Донбасса: заметки ко второму чтению

Михаил Пашков
08:00, 16 октября 2017
128 0
Мнение

О президентском законопроекте «Про особенности государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» немало говорилось и писалось. Правда, осталось вне обсуждения то, КАК этот документ готовился и КАК вносился в парламент. Также гораздо меньше внимания уделялось уже вступившему в силу решению про пролонгацию на год закона «Про особый порядок местного самоуправления…». И остался за кадром законопроект, предложенный группой депутатов во главе с вице-спикером, с названием, аналогичным президентскому варианту – «Про особенности государственной политики…».

Точная фиксация начала военной экспансии необходима и в политическом, и в правовом, и в историческом плане (в конце концов, это нужно для учебников истории). Тут приблизительность недопустима

Некоторые изменения в президентский законопроект «Про особенности…» при первом чтении депутаты обсудили. Однако, перед вторым чтением вопросы к тексту законопроекта остались.

Первое. Вполне резонны требования обозначить точные даты российской агрессии в Крыму и на Донбассе (в альтернативном законопроекте эти даты есть). Точная фиксация начала военной экспансии необходима и в политическом, и в правовом, и в историческом плане (в конце концов, это нужно для учебников истории). Тут приблизительность недопустима.

Второе. В статье 6 законопроекта Кабмину поручается мониторить ситуацию с правами человека на оккупированных территориях, документировать факты, обнародовать, передавать международным наблюдателям и на основании этого формировать консолидированную претензию к РФ. А где СБУ, прокуратура, военная разведка? Силовые структуры уже насобирали огромный массив свидетельств и доказательств. Другое дело они должны быть оформлены по международным правилам и стандартам. Отчего бы к этой работе не привлечь иностранных специалистов, юридические фирмы? Кстати, по Крыму и Донбассу написаны тонны разной публицистики, а вот с публикацией сборников документов, свидетельств, фактов, показаний и доказательств агрессии РФ как-то не складывается. Демонстрации на международных форумах военных билетов российских солдат - недостаточно.

По Крыму и Донбассу написаны тонны разной публицистики, а вот с публикацией сборников документов, свидетельств, фактов, показаний и доказательств агрессии РФ как-то не складывается

Третье. Статья 10 предписывает, что пропускной режим по всей линии соприкосновения с оккупированными территориями (перемещение людей, товаров) определяется начальником Объединенного оперативного штаба по согласованию с СБУ и Министерством по вопросам временно оккупированных территорий. Но это те же самые грабли, на которые украинская сторона уже наступала. Сколько уже говорилось о контрабанде, коррупции, серых схемах и т.п. в зоне ОРДЛО. И эта статья, по сути, ничего не меняет.

Во-первых, стоит напомнить, что в январе нынешнего года активисты блокировали транспортное сообщение с ОРДЛО, в результате, Кабмин принял постановление о порядке перемещения товаров через линию соприкосновения, а 15 марта президент своим указом ввел в действие решение РНБО Украины о транспортной блокаде.

Во-вторых, если учесть, что теперь эти территории признаются оккупированными – де-факто и де-юре под контролем государства-агрессора, то, фактически, линия соприкосновения на некий период становится не уже не линией АТО, а, по сути, рубежом, разделяющим Украину и оккупированные территории. И тут временно (до освобождения этих территорий) должен применяться режим именно госграницы, а не циркуляры начальника штаба. Кстати, в упомянутом альтернативном законопроекте статья 14 предусматривает введение режима государственной и таможенной границы по линии сопредельной с оккупированными территориями.

Михаил Пашков, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter