Украинцам с активной гражданской позицией ясно дают понять – пришло время бояться / фото УНИАН

Нападения на активистов: от хулиганства до терроризма

На прошлой неделе Украиной прокатилась волна нападений на украинцев с активной гражданской позицией. Все эти преступления были тщательно спланированы и организованы. Но правоохранители не видят смысла объединять эти дела и классифицировать их как терроризм.

Украинцам с активной гражданской позицией ясно дают понять – пришло время бояться / фото УНИАН

Назвать работу правоохранительных органов в вопросе расследования десятков нападений в 2018 году на украинских активистов эффективной – не поворачивается язык. Если следить за работой правозащитников, довольно часто приходится видеть их комментарии о том, что происходит умышленное блокирование расследования: правоохранители не допрашивают свидетелей, не изымают видеодоказательства или квалифицируют преступление по статьям «хулиганство» вместо «покушение на убийство». Только большой резонанс в обществе и СМИ способен заставить следователей «шевелиться».

В деле убийства известного в Бердянске активиста, ветерана АТО «Сармата», Виталия Олешко, застреленного в спину на глазах нескольких свидетелей, а также в деле покушения на активистку, исполняющую обязанности управляющего делами Херсонского городского совета Екатерину Гандзюк, которую во дворе собственного дома облили кислотой, так и произошло.

Реальное расследование или попытка найти козлов отпущения

После того, как информация о совершенных преступлениях облетела Украину, стало известно, что нападавшие на Олешко задержаны и арестованы на два месяца без права внесения залога. Подозреваемые Артем Матюшин, Николай Ломака, Александр Обухов и Максим Владимиренков были задержаны по горячим следам. Но все они озвучивают свою версию событий – ни о каком убийстве не знали, просто шли по своим делам.

Более того, Матюшин, который, по словам свидетелей, как раз и стрелял в «Сармата», отрицает свою причастность к преступлению и заявил об угрозах. Его адвокат утверждает, что подозреваемый в убийстве «Сармата» оказался на месте происшествия случайно.

Любопытно также, что если изначально полиция рассматривала несколько версий убийства Олешко – от бытового до заказного (поскольку друзья и знакомые «Сармата» утверждают: за преступлением стоит давняя личная вражда между активистом и негласным хозяином Бердянска, народным депутатом и экс-мэром города Александром Пономаревым), то в суде, согласно ходатайству прокуратуры о мере пресечения подозреваемым, сказано, что убийство произошло «на почве личных неприязненных отношений в связи с имеющимися противоречиями в предпринимательской деятельности».

Впрочем, в деле Екатерины Гандзюк, у которой «неприязненные отношения» в Херсоне складывались и с правоохранительными органами, ситуация была еще интереснее. После того, как девушка, которую облили серной кислотой, оказалась в больнице с ожогами 30% тела, полиция квалифицировала нападение на нее как «хулиганство». «Покушением на убийство» это преступление стало только тогда, когда за Екатерину вступились сотни людей – от других активистов до народных депутатов. Подозреваемого в нападении на активистку полицейские задержали на четвертый день после покушения на нее. И отчитались об этом тоже только после поднятой шумихи в СМИ – мол, появлением фоторобота нападавшего отделаться не получится. Кстати, полиция, похвалившись задержанием нападавшего, сразу начала защищаться, дескать, преступника нашли всего за три дня, а на их непрофессионализм только и наговаривают.

Однако правоохранители долго держали в тайне личность подозреваемого в покушении на Екатерину Гандзюк. Открыть карты пришлось, когда в сети появились фото из зала суда, где подозреваемому избирали меру пресечения (содержание под стражей без определения залога). Человеком, который, по мнению правоохранителей, покушался на Гандзюк, оказался 40-летний уроженец Херсона Николай Новиков.

Николая Новикова подозревают в нападении на Екатерину Гандзюк / фото facebook.com/MasiNayyem

Впрочем, по словам бывшего коллеги Екатерины, руководителя центра «Эйдос» Виктора Тарана, создается впечатление, что полиция пытается побыстрее объявить виновного, а не искать истину. На такие мысли наводят несколько фактов, озвученных сторонами в суде по избранию для подозреваемого меры пресечения.

«Так, аргументы Нацполиции – подозреваемого можно считать нападавшим, потому что с 29 июля у него был выключен телефон, один из свидетелей опознал его по одежде и телосложению (не по лицу), как человека, который заходил в подъезд, человек этот ранее судим и т.п. В то же время, позиция защиты такова: с 27 июля по 1 августа подозреваемый был на море в компании родных и друзей, все это могут подтвердить, на море были соседи, которые также могут подтвердить алиби, дом сестры подозреваемого, в котором он живет, при отъезде был поставлен на сигнализацию полиции охраны, свидетель говорит, что легко проверить, что никто сигнализацию не снимал, сестра подозреваемого заявила о давнем конфликте со свидетелем, который дал показания на ее брата, что слышал его голос во дворе дома, когда тот должен был быть на море, (поэтому, мол, никакой поездки не было)», - отметил Таран.

По его словам, руки у подозреваемого визуально не обожжены.

«Даже если верить этим более чем странным аргументам от нацполиции и их доказательствам, это, к сожалению, не дает убедительных ответов на два вопроса: кто напал на Катю, и кто ее заказал», - считает он.

Контролируемый терроризм

Отметим, что друзья и коллеги Екатерины Гандзюк считают, что уголовное дело «покушение на убийство» в отношении нее нужно переквалифицировать в «терроризм», так как выглядят нападения на активистов в разных точках страны как дестабилизация внутренней ситуации в Украине.

С таким мнением согласен и одесский общественный деятель, экс-руководитель одесской ячейки «Правого сектора» Сергей Стерненко, на которого покушались уже трижды. «То, что мы наблюдаем, не единичные случаи, а организованная работа группы террора, - убежден он. На общественных активистов и журналистов нападают постоянно. И особенно остро этот вопрос стоит в регионах, которые до недавнего времени Россия называла «Новороссией» - Харьковская, Запорожская, Херсонская, Одесская области…».

По его словам, к сожалению, в теме запугивания граждан с активной позицией могут совпадать интересы российской агентуры и украинских чиновников. «В частности, к этому может быть причастна полиция – непосредственно или через бездействие», - считает он.

«Это только расшатывает страну и может спровоцировать людей отвечать на такие ситуации агрессивно», - добавил он.

Действительно, спустя два дня после убийства «Сармата» и нападения на Гандзюк, в пригороде Одессы, было совершено покушение еще на двух активистов – главу одесского отделения «Народного Руха Украины» Михаила Кузаконя и журналиста Григория Козьму. Мужчины не пострадали, так как успели выскочить из автомобиля, в котором находились и в который на ходу влетел грузовик без водителя. Неизвестный перед наездом на активистов выскочил из грузовика, пересел в припаркованный за углом мопед и скрылся.

Оба активиста связывают покушение на них со своей активной общественной деятельностью и планируют настаивать на том, чтобы дело, открытое полицией по статье 115 УК Украины (покушение на умышленное убийство) было переквалицифицировано в статью 112 УК Украины (Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Кроме того, оба считают, что это дело должны вести в СБУ.

«Осенью прошлого года Кузаконю угрожали расправой – у нас есть видеодоказательства. Потом Кузаконь написал заявление в СБУ, так как к нему пришел человек, которого он хорошо знал, и рассказал, что ему предложили деньги за то, что он совершит на него нападение, но он готов сотрудничать со следствием и сдать этих людей. Кузаконь ездил в СБУ в Киев, написал заявление, у него взяли все показания, но дело вернули назад в Одессу и о местонахождении того человека никто не знает», - рассказала УНИАН помощница Михаила Кузаконя Алина Радченко.

Однако сейчас активисты надеются на другой исход. Не зря же похожее дело о покушении на убийство Екатерины Гандзюк генпрокурор Юрий Луценко посчитал нужным передать в Центральный аппарат Службы безопасности Украины. В частности, Луценко предположил, что покушения на активистов свидетельствуют о наличии скоординированного плана дестабилизации на юге Украины. «Учитывая последние события, которые происходят на юге Украины, где мы видим объединенную цепь нападений на проукраинских общественных активистов, я не исключаю, что после плана «Б», который нейтрализовали СБУ и военная прокуратура... я имею в виду плана Савченко, ...включается какой-то очередной план дестабилизации страны с целью организации возмущения и ненависти к своему же государству под влиянием того, что организует страна-агрессор», - сказал он.

Читайте такжеОхота на активистов

Впрочем, в самой СБУ и о заявлении Луценко, и о возможной передаче им дела ничего не говорят. На соответствующий запрос УНИАН в СБУ редакции сообщили, что запрос передан «уполномоченным лицам» и никакой информации прессе никто пока озвучить не может.

Судя по всему, речь не идет также об объединении некоторых производств в одно для расследования их по статье «терроризм».

В Национальной полиции каких-либо данных о ходе расследований не разглашают в интересах тайны следствия, и о возможной передаче дел в СБУ не говорят. «В данном случае о самом процессе передачи дела у нас информации нет, так как следствие пока не предоставило для этого письменного разрешения», - рассказал УНИАН заместитель директора департамента коммуникаций Нацполиции Николай Гулевич.

«Дела не могут быть объединены в одно производство, потому что они произошли в разных регионах и у них разные методы совершения преступлений», - отметила пресс-секретарь генпрокурора Юрия Луценко Лариса Сарган.

«По словам одного из заместителей председателя СБУ, они тщательно отрабатывает каждое нападение на общественного деятеля или активиста на предмет присутствия в деле российского следа. Обстоятельства, которые указывали бы на связь между четырьмя нападениями в течение последних дней, пока якобы не установлены. Но эта версия не исключается. Следователи СБУ изначально отрабатывают свои версии на месте и координируются с полицией. От себя добавлю, что если системность между нападениями таки будет установлена, то очевидным становится, что цель этих нападений - посеять страх и панику… Но передача следствия в СБУ нам представляется лучшим решением. Думаю, все активисты заинтересованы в конструктивном сотрудничестве и всесторонней помощи следственным действиям», - рассказала координатор проекта «Медийная инициатива за права человека» Ольга Решетилова.

В принципе, в глобальном смысле не важно, что стоит за нападениями на активистов. Ведь конечная цель достигнута: украинцам с активной гражданской позицией ясно дают понять – пришло время бояться. А чиновники и правоохранители, которые могут как быть организаторами этих нападений, так и просто им подыгрывать, волей или не волей играют на поле агрессора. Ведь принцип «разделяй и властвуй» - именно то, чего РФ добивается в Украине.

Анастасия Заремба, Татьяна Стежар

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter