Почему Индустриальный Союз Донбасса стыдится признаться, кто его купил?

Почему Индустриальный Союз Донбасса стыдится признаться, кто его купил?

Свершилось... То, о чем так много говорили аналитики и эксперты, наконец, произошло – владельцы ИСД продали контрольный пакет акций корпорации. Продали зарубежному инвестору...

Свершилось...

То, о чем так много говорили аналитики и эксперты, наконец, произошло – владельцы "Индустриального Союза Донбасса" (ИСД) продали контрольный пакет акций корпорации. Продали зарубежному инвестору.

Сергей Тарута
Еще в конце 2008 года было понятно, что обремененную гигантскими долгами компанию Сергея Таруты с головой накрыло первой волной кризиса,  и без посторонней помощи она пойдет на дно. В конечном итоге, в канун православного Рождества влиятельная британская газета Financial Times со ссылкой на кредиторов ИСД сообщила о том, что операция стоимостью около 2 млрд. дол. по продаже 50% акций плюс 2 акции ИСД будет завершено до конца января. В компании эту информацию подтвердили.

Остался невыясненным лишь вопрос с покупателем, а именно – кто он. В самом ИСД заявляют, что новым акционером стала группа российских и западных инвесторов во главе с российским бизнесменом Александром Катуниным. В то же время, это заявление почему-то не было воспринято участниками рынка, которые настойчиво называют среди новых владельцев ИСД российские горно-металлургические компании «Евраз» и «Металлоинвест». Еще один вариант – Внешэкономбанк России. Последний якобы купил акции компании всего за 1 млрд. долларов. Более того, появилась информация о том, что операцией занимался сам Владимир Путин, а поручителем с украинской стороны выступила Юлия Тимошенко.

Почему топ-менеджмент ИСД не пытается внести ясность? Почему не стремится придать операции цивилизованный и прозрачный вид, четко озвучив состав новых акционеров корпорации?

Похоже, в корпорации просто стесняются называть их имена.

Выбор небольшой: дефолт или продажа...

Когда стало понятно, что продавать ИСД необходимо?

Давно.

 Начиная с 2005 года, компания активно брала взаймы деньги у ведущих европейских банков  - Societe Generale, BNP Paribas, ABN AMRO, Calyon, Raiffeisen Zentralbank Osterreich AG и даже Международной финансовой компании (IFC) вместе с ЕБРР. Большая часть средств направлялась на модернизацию устаревшей производственной базы, в первую очередь, Алчевского металлургического комбината.

***Корпорация "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД) основана в 1995 году. Является интегрированной холдинговой компанией, которая владеет пакетами акций предприятий горно-металлургического комплекса. В состав корпорации входят Алчевский металлургический комбинат, Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинського, меткомбінат Dunaferr (Венгрия) и ISD – Huta Czestochowa (Польша). По версии международного аналитического агентства "Металл Бюллетень" (Великобритания, Лондон), по итогам 2008 года ИСД вошла в число 30 крупнейших производителей стали в мире с показателем больше 10 млн. тонн стали в год. По оценке инвестаналитиков, стоимость металлургических активов корпорации составляет немного более 4-х млрд. дол.

Стратегия заимствований была совершенно оправдана, но только в условиях высоких цен на мировом рынке стали. Цены же обвалились. В результате, к 2009 года общая сумма долга превысила 3 млрд. дол., из которого 400 млн. дол. необходимо было погасить на протяжении прошлого года. Понятно, что таких денег у ИСД не было. Кризис не просто привел к резкому падению цен и спроса на металлопродукцию, а особенно тяжело отразился на тех компаниях, которые были лишены собственной сырьевой базы. К ним и принадлежит ИСД.

Таким образом, перед владельцами Сергеем Тарутой, Виталием Гайдуком и Олегом Мкртчаном встал выбор - искать покупателя на контрольный пакет акций или объявлять дефолт. Третий вариант рассматривался разве что гипотетически – господдержка второй по величине металлургической компании Украины. К сожалению, при нынешних условиях государство не может позволить себе такую роскошь, даже невзирая на близость к Юлии Владимировне Виталия Гайдука (последний, как известно, является председателем группы советников премьера). Разве что направить один из траншей МВФ на погашение долгов корпорации. Но это - несмешная шутка.

Следовательно, в результате на сегодня в собственности С.Таруты и О.Мкртчана остается 49% акций корпорации, а В.Гайдук, по данным самого ИСД, вышел из бизнеса. В принципе, его выход из состава акционеров ІСД анонсировался еще больше года назад, когда он вступил в должность руководителя группы советников Тимошенко (еще раньше часть акций компании была оформлена на жену В.Гайдука, но понятно, что это была всего лишь формальность). Теперь выходит, что большая часть из проданных россиянам акций принадлежала именно Гайдуку. Однако, очевидно, не стоит рассчитывать, что он полностью отойдет от дел. Если 49% акций, которые остались у украинской стороны, в будущем не сменят владельца, можно смело допустить, что Виталий Гайдук будет принимать непосредственное участие в жизни корпорации, обеспечивая ей преференции со стороны государства. Конечно, это будет возможно лишь при условии, что на президентских выборах победит Ю.Тимошенко. Наверное, этот факт, также учитывался покупателями акций ИСД.

Что будет, если Тимошенко не станет президентом?  Очевидно, будет сложнее. Однако, контрольный пакет, понятно, будет давать неплохие возможности для решения судьбы компании. Главное, было успеть до выборов продать. Успели.

Кто покупатель? Кого назначат - тот и будет...

Теперь о новых владельцах. Как заявил вице-президент консорциума "Индустриальная группа" (управляюча компания ИСД) Александр Пилипенко, единственным профессиональным инвестором в металлургической отрасли из числа новых акционеров ИСД является российский бизнесмен Александр Катунин. К тому же, по словам О.Пилипенко, ни один из покупателей не нуждался в получении разрешения  Антимонопольного комитета Украины, поскольку все они приобрели меньше 25% акций корпорации.

 Александр Катунин
Никто и не спорит, Катунин действительно специалист в управлении металлургическими активами, он стоял у истоков одной из крупнейших горно-металлургических компаний мира – «Евраза». Но то, что в ИСД называют только его, а об остальных инвесторах говорят, что они финансисты, которым Катунин авторитетно доказал целесообразность приобретения акций, выглядит «неаккуратненько». Вообще, корпорация продемонстрировала полное отсутствие выразительной информационной политики в публичном освещении проведения операции. Стоит, скажем, вспомнить, как в 2007 году Группа Приват продала свои металлургические активы тому же «Евразу». Четко и ясно было сообщено, что, кому и за сколько. В случае с ИСД все покрыто густым туманом недомолвок и слухов.

Естественно, возникает мысль о том, что участникам операции есть что скрывать, кроме коммерческой тайны. Позволим себе допустить, что они просто еще не определились, кого именно объявить покупателем.

Дело в том, что группа финансовых структур под руководством Катунина, который формально владеет лишь швейцарским металотрейдером Carbofer, никак не тянет на роль полноценного покупателя огромной проблемной корпорации. Пусть у нее есть лишних пара миллиардов долларов, но этих денег не хватит даже для того, чтобы покрыть долги ИСД, не говоря о завершении замороженных проектов по модернизации. Выходит, неназванные финансисты свято верят в управленческий талант господина Катунина, которому, по-видимому, и намереваются поручить выведение корпорации из кризиса. Других объяснений нет, а это не выдерживает критики.

В числе покупателей ИСД прямо или опосредствовано, но просто обязаны быть металлургические компании. Только объединение производственных активов ИСД с сырьевой базой крупного горно-металлургического монстра уровня “Евраза” позволит достичь синергического эффекта, а значит обеспечить эффективную работу предприятий ИСД . Не “Евраз”, так “Металлоинвест”, в состав которого входят два больших горно-обогатительных комбината. Собственно,  эксперты и называют эти две компании как наиболее вероятных покупателей. Но и тут есть закавыка: и у той, и у другой компании хватает своих проблем. Долги “Евраза” по итогам 2009 года составили 7,3 млрд. дол., а прибыль - лишь 874 млн. дол. В связи с этим кредиторы потребовали от компании прекратить выплату дивидендов. Что касается “Металлоинвеста”, который принадлежит Алишеру Усманову, то этот холдинг задолжал западным банкам больше 2  млрд. дол. и целый прошлый год проводил переговоры о реструктуризации долгов. Как, находясь в таком состоянии, эти компании могли найти 2 млрд. дол. на покупку контрольного пакета акций ИСД ? Ответ один - только получив поддержку государства.

На сцену выходит Владимир Владимирович.

Владимир Путин. Фото АР
Вот тут и всплывает Внешэкономбанк (ВЭБ) России, который уже признал, что, не будучи покупателем акций, осуществляет финансирование данной операции. А кто решает стратегические вопросы в банке? Председателем Наблюдательного совета ВЭБ является премьер-министр России Владимир Путин, и последнее слово было именно за ним. В этой связи возникает логичное предположение, что с украинской стороны покупку ИСД могла лично контролировать Юлия Тимошенко. И не только потому, что основной продавец акций - ее главный советник. Продажа таких крупных активов в основной отрасли государства просто не могла состояться без ведома главы правительства. Когда в 2007 году ИСД уже пытался приобрести холдинг Алишера Усманова, тот факт, что операция так и не состоялась, многие объясняли именно политическими соображениями украинского правительства. Тогда у нас еще пытались противостоять экспансии провластного российского бизнеса. Сегодня, очевидно, ситуация изменилась. Впрочем, пока от премьера никаких вразумительных комментариев на эту тему  не слышно. Может, потому, что еще есть вопрос, пересядет ли она из премьерского кресла в президентское...

Не мог остаться в стороне и Президент, но со стороны Секретариата главы государства прозвучали абстрактные предостережения относительно потери Украиной своей металлургической отрасли. Оппозиция, в лице Николая Азарова, также была сдержана в оценках, заявив лишь о том, что Украина также должна иметь право на приобретение больших активов в России.

Одним словом, никто не хочет скандалить.

Чтобы лишний раз не провоцировать общественное мнение,  сама корпорация ІСД стыдливо скрывает своего действительного покупателя за ширмой в виде Катунина и группы наивных финансистов. “Евраз” с “Металлоинвестом” тоже не особо кричат о своей роли. Стремясь отвечать западным стандартам в плане прозрачности бизнеса, они понимают, что будет крайне сложно объяснить покупку ИСД своим зарубежным кредиторам. Вместе с тем, понятно, что если “родина” прикажет обеспечить новые российские активы в Украине сырьем, то и “Евраз”, и “Металлоинвест” возьмут под козырек без лишних разговоров.

В этом и заключается вся красота жесткой централизации власти в РФ, когда даже частный бизнес всегда готов помочь стране в отстаивании национальных интересов. Самому  Владимиру Владимировичу стесняться ничего, он последовательно гнет свою линию – если не выходит вернуть контроль над Украиной политическими методами, будем скупать ее по кусочку и за ценой не постоим. Да и в мире есть немало примеров, когда страны-гегемоны, не имея возможности "продавить" политически лояльные режимы в странах, которые входят в сферу их интересов, вполне эффективно просачиваются в экономику, чтобы уже изнутри влиять на политику.  Знакомо это и нам - монополизация россиянами украинского нефтяного бизнеса (вспомним всплески цен в нужное время"), медленное, но настойчивое "вползание" северного соседа в машиностроение, теперь вот Россия взяла  в свои руки  немалый кусок одной из бюджетообразующих отраслей Украины - металлургию.

Польские активы тоже поплыли в Москву

Следовательно, что имеем в итоге?

Очевидно, для самой компании ее продажа решает значительные проблемы.

Приход новых акционеров в компанию, которая находится на грани банкротства, - спасение для нее. Эксперты  склоняются к мысли, что у ИСД вряд ли были хоть какие-то шансы получить свою, отечественную господдержку, скажем, в виде каких-то льготных кредитов. Тем более что Украина последние  полгода (а именно столько, судя по всему  активно решалась судьба ИСД) "застряла" в президентских выборах - где уже тут спасать отечественного производителя...

Что же касается государства, то, поскольку  по эту сторону границы "утопающего" спасать никто не спешил, то он и "поплыл" к  зарубежному берегу. Утонуть, не утонул, но Украине от  этого особого позитива ожидать не приходится. Специфика взаимоотношений явно не позволяет без оглядки распахивать двери перед госинвестициями из России (подчеркиваю, госинвестициями - авт.). Там, где политика превалирует над экономическими рассуждениями, можно ожидать любой каверзы и мы в этом уже не раз убеждались.

И, наконец, еще один повод, так сказать,  для скромности.

Если в оценке покупки ИСД за государственные российские деньги можно найти какой-то позитив - все-таки акции корпорации начали расти в цене после появления информации об операции,  и дефолта удастся избежать, то совсем иначе мы выглядим в своих действиях в отношении наших западных соседей.

Еще в 2007 году польские СМИ предостерегали свое правительство от продажи судоверфи Гданьска ИСД. Мол, в итоге предприятие окажется в руках россиян (тогда переговоры о покупке корпорации велись с российским «Металлоинвестом»). Еще больше поляки переполошились, когда речь зашла о приобретении украинской компанией верфи в Гдыне. Опять-таки звучали заявления о том, что через «ненадежного» украинского инвестора Польша фактически продает свою судостроительную отрасль России.

Наличие откровенно русофобских настроений в ряде польских изданий - внутренняя проблема Польши. Но, согласитесь, подтверждение «неблагонадежности» украинского капитала, с польской точки зрения, - уже наша проблема. Потому что сегодня поляки могут смело сказать - “мы же предупреждали, что не стоит пускать к нам украинских олигархов, которые рано или поздно продадутся российским”.

Особую эмоциональность таким заявлениям могут придать некоторые нюансы покупки корпорацией ИСД польского металлургического комбината Гута Ченстохова. В 2004 году попытка провалилась лишь по политическим мотивам – поляки просто не хотели иметь дела с бизнесменами из страны “развитого кучмизма”. Получить активы в Польше ИСД удалось в 2005 году и только на волне симпатий к “оранжевой” Украине. В 2005 году к переговорам о покупке меткомбината подключился лично Виктор Ющенко, который и убедил поляков продать предприятие украинской корпорации. Теперь видим, чем все закончилось.

Очевидно, пытаясь сохранить лицо, как сообщает польское интернет-издание Puls Biznesu, 8 декабря пресс-секретарь дочерней компании ИСД в Польше ISD-Polska Яцек Ленський поспешил заявить, что продажа контрольного пакета акций корпорации россиянам не имеет никакого отношения к судоверфи Гданьска. Наверное, он имел в виду, что новые акционеры  получат контроль исключительно над металлургическими активами. Но тот же Puls Biznesu признает, что “ситуация с Гутой Ченстоховой может оказаться совершенно другой и новый инвестор ИСД получит влияние на это предприятие”.

Какие выводы сделают для себя поляки из всей этой истории, не трудно догадаться. Конец президентского срока Ющенко, по-видимому, совпадет с окончательным разочарованием наших соседей в надежности Украины, как политического и экономического партнера.

Александр Неверов

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter