Иллюстрация / REUTERS

Игры в демократию

Пока внимание украинцев приковано к перипетиям большой политики в ЕС, интересные вещи происходят и в противоположном направлении – в Азии. Так, судьбоносные выборы этой осенью ожидались не только в Германии и Франции, а и в… Кыргызстане.

Иллюстрация / REUTERS

15 октября в Кыргызстане должны пройти первые за много лет президентские выборы, не сопровождаемые революционной встряской и, как следствие, силовой сменой власти. По крайней мере, так казалось до последнего времени.

История вопроса

Для начала стоит вспомнить историю вопроса. Самые первые президентские выборы после получения Кыргызстаном независимости прошли в октябре 1991 года. Единственным кандидатом и победителем стал Аскар Акаев, за которого проголосовало более 95% жителей страны. Собственно, к следующим выборам в декабре 1995 года он сумел подготовить почву для очередной своей победы: ЦИК Кыргызстана, опираясь на новый Закон о выборах президента, установил для кандидатов ряд ограничений. В частности, кандидат за три месяца должен был собрать не менее 50 тыс подписей избирателей, а потом заверить их в представительных органах местного самоуправления (кенешах) в течение недели. В результате, из шести кандидатов на пост главы государства коллегия Верховного суда Кыргызстана признала регистрацию троих из них – недействительной. Среди оставшихся снова победил Акаев, который получил поддержку 71,5% жителей страны.

В 2000 году ситуация не изменилась. Хотя кандидатов в президенты было шестеро, победу снова одержал Аскар Акаев, получив 76,4% голосов. Но уже через пять лет, в марте 2005 года, в Кыргызстане начались массовые акции протеста. Во-первых, оппозиция была против выдвижения Акаева на четвертый срок, но Конституционный суд отказывался рассматривать вопрос о правомочности таких действий президента. Во-вторых, последней каплей стали парламентские выборы, на которых оппозиционным политикам ЦИК отказывал в регистрации, зато президент протягивал в парламент своих людей, в том числе, членов своей семьи.

Тюльпановая революция закончилась свержением действующего президента: Акаев подписал заявление о своем уходе с президентского поста, получив временное убежище в России, покинул страну. Временно исполняющим обязанности президента и премьера Кыргызстана парламент назначил Курманбека Бакиева. Уже в июне 2005 года он одержал победу на президентских выборах, набрав более 88% голосов избирателей.

Любопытно, что Бакиев не сделал выводов из судьбы своего предшественника, и уже через четыре года президентское кресло зашаталось уже под ним. Причиной стали проводимые им реформы, в частности, изменение Конституции, позволяющее президенту узурпировать власть, построение партийной системы по примеру российской с созданием единой пропрезидентской политической силы, парламентские выборы, после которых партия главы государства получила максимальное количество мест, а оппозиционные партии не получили мандатов вовсе… Последней каплей можно считать президентские выборы сомнительной легитимности летом 2009 года. Сомнительной, поскольку победу Бакиева с якобы 76% голосов признали только наблюдатели из СНГ. В то же время, миссия наблюдателей ОБСЕ дала противоположную оценку, заявив о нарушениях в ходе голосования.

Точку в правлении Бакиева поставила очередная революция – в апреле 2010 года власть в Кыргызстане была захвачена оппозицией, было создано временное правительство во главе с Розой Отунбаевой (впоследствии, она стала президентом переходного периода – с 19 мая 2010 года по 31 декабря 2011 года), а свергнутого президента собирались судить. Впрочем, он вместе с семьей уже успел бежать из столицы, но согласился на отставку взамен на гарантии безопасности. После переговоров с оппозицией Бакиев подписал прошение об отставке и перебрался в Беларусь, где получил от Александра Лукашенко политическое убежище, а позже – гражданство. Несмотря на это, в феврале 2013 года в Кыргызстане он был признан виновным в злоупотреблении служебных положением и заочно приговорен к 24 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Еще одним результатом этой революции в Кыргызстане стало изменение Конституции страны. Она была принята в июне 2010 года на всенародном референдуме и предполагала, в частности, что отныне Республика Кыргызстан станет парламентско-президентской, а президент будет избираться на шесть лет, но повторно баллотироваться не имеет права.

После этого парламент определил дату новых президентских выборов – 30 октября 2011 года. Чтобы стать официальными участниками президентской гонки, кандидатам нужно было собрать не только по 30 тыс подписей в свою поддержку, а и пройти тест на знание кыргызского языка. Парад кандидатов насчитывал более 80 человек, но победу одержал выдвиженец социал-демократов Алмазбек Атамбаев.

Сейчас подходит к концу срок его полномочий, но уже очевидно, что просто так расставаться с властью он не намерен.

Президент Киргизстана Алмазбек Атамбаев / фото REUTERS

Политические «поддавки»

Формально, президент Кыргызстана Атамбаев не держится за власть. Во-первых, в отличие от своих предшественников, весной этого года, когда оппозиция высказывала свое недовольство грядущим президентским избирательным процессом, он пошел оппонентам на уступки. В частности, они настаивали, что дата выборов 19 ноября, установленная Центризбиркомом, нарушает Конституцию. Мол, в этом случае Атамбаев будет находиться на посту главы государства больше шести лет. Особенно, случись второй тур голосования. Поэтому дата выборов была перенесена с 19 ноября на 15 октября.

Во-вторых, действующий президент не предпринимал попыток изменить Основной закон, чтобы баллотироваться повторно. С другой стороны, выдвижение единым кандидатом от социал-демократов действующего премьера Сооронбая Жээнбекова местные политологи оценили, как попытку Атамбаева сохранить реальные рычаги правления Кыргызстаном. Ведь, в этом случае, все силовые структуры оставались бы под патронатом «своего человека». Дело в том, что премьера в Кыргызстане считают мягкотелым политиком с невысоким рейтингом. Единственным фактором его выдвижения местные политологи называют то, что он послушен президенту Атамбаеву.

С другой стороны, существуют и негативные «звоночки», свидетельствующие об использовании админресурса. К примеру, с тем же переносом даты выборов: парламент еще не успел принять соответствующее решение (а мы помним, что Кыргызстан – парламентско-президентская республика), как президент уже заявил, что Центризбирком примет новое решение о дате проведения голосования на президентских выборах (что и произошло).

В пользу таких опасений говорит и то, как кандидаты на пост главы государства слетают с гонки даже не один за другим, а «пачками». По тем же причинам, что и при предыдущих президентах. Так, из более пяти десятков человек количество кандидатов сократилось до десятка: более половины не сумели подать в срок необходимое количество подписей избирателей или доказать их достоверность, еще часть не прошли тест на знание киргизского языка.

Но наиболее ярко это проявляется в борьбе за узбекское население Кыргызстана. Дело в том, что второй по количеству этнос в стране – это около миллиона человек (всего в Кыргызстане проживает немногим более 6 млн человек). И сейчас завоевать внимание этой части электората пытается один из фаворитов президентской гонки, представитель оппозиции Омурбек Бабанов. В ответ, по словам местного журналиста Улугбека Бабакулова, власти прибегают к грязным методам очернения кандидата и «начинают раскручивать националистическую тему». «Так происходит всегда, когда власти необходимо устранить какого-нибудь неугодного журналиста, как это было в случае со мной, или политика», - написал он на своей странице в социальной сети Facebook.

Для этого, в частности, используются провластные СМИ, ретранслирующие выступления оппозиционера, вырывая нужные фразы из контекста и вкладывая в головы избирателей мысли о том, что Бабанов – не является «чистокровным» киргизом, что он сторонник сепаратизма и вообще может готовить массовые беспорядки, чтобы захватить власть. Кроме того, не стоят в стороне силовики, которые препятствуют проведению агитационных встреч и митингов, а также запугивают местных жителей, чтобы они не ходили на такие акции при участии «неправильного» кандидата в президенты…

Не допустить «переворота»

«У действующей власти действительно есть причины опасаться, что узбеки сделают «неправильный» выбор. И в случае если большинство проголосует за Бабанова, а оно похоже к тому и идет, то даже фальсификации не помогут скрыть реальные итоги электоральных предпочтений», - убежден журналист.

Действующему президенту Атамбаеву не нравится и то, что фавориту президентской гонки от оппозиции оказывают внимание лидеры соседних государств – Казахстана и Узбекистана. Так, сентябрьская встреча Бабанова с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым переросла в международный скандал: Атамбаев раскритиковал эту встречу и обвинил казахстанского коллегу во вмешательстве в дела Кыргызстана, а МИД страны вручил ноту казахстаноскому послу. В ответ МИД Казахстана напомнил, что немногим раньше Назарбаев встречался и с другим фаворитом президентской гонки, провластным кандидатом Жээнбековым, и говорить о каком-либо вмешательстве, в этой связи, просто нелепо.

С другой стороны, сам Атамбаев также встречался, к примеру, с президентом РФ Владимиром Путиным и, вероятнее всего, убеждал последнего в способности своего ставленника обеспечить курс на поддержание и развитие взаимоотношений с Россией. В частности, в начале октября в СМИ появилась информация, что между РФ и Кыргызстаном ведутся переговоры о размещении второй российской военной базы (на границе с Таджикистаном). По мнению кыргызских чиновников, это станет гарантией безопасности «не только в Кыргызстане, но и в регионе в целом».

фото lenta-ua.net

В то же время, политолог-международник Тарас Чорновил считает, что речь, скорее, идет о внутренней безопасности в Кыргызстане, нежели об обеспечении влияния на регион.

«Военного присутствие РФ в Кыргызстане и так достаточно, чтобы, в случае необходимости, поддержать захват власти в республике или обеспечить плацдарм, например, для переброски ограниченного контингента в Афганистан», - отметил он.

Действительно, в Кыргызстане находится объединенная российская база, в состав которой входит аэродром в Канте, испытательная военно-морская база на Иссык-Куле, узел связи в поселке Чалдовар и автономный сейсмический пункт в городе Майлуу-Суу. Аренда земли и водной акватории будет стоить России 4,5 млн долларов в год. А Соглашение об этом, вступившее в силу в январе 2017 года, рассчитано на 15 лет (после этого продлевается автоматически каждые 5 лет).

«В российской стратегии гораздо большее значение имеет Таджикистан, чем Кыргызстан, - убежден Чорновил. – Просто Россия не может потерять Кыргызстан и уступить его мягкой экспансии Китая».

В свою очередь, ряд кыргызских чиновников, среди которых экс-генпрокурор республики Кубайбек Байболов, считают, что появление новой российской базы никак не влияет на внутреннюю безопасность республики. По его словам, утверждать, что дополнительная военная база обеспечит защитой непосредственно Кыргызстан, не стоит, поскольку у каждой военной базы, в том числе, у российской на территории республики, есть свои задачи, не имеющие отношения к безопасности Кыргызстана.

К тому же, не очевиден и интерес России размещать в республике новую военную базу. Во-первых, потому, что большая военная база РФ имеется в Таджикистане. Во-вторых, потому, что, значительно поиздержавшись в военных кампаниях в Сирии и в Украине, российской экономике такая авантюра может стоить неоправданно дорого.

В ожидании новой революции?

Возвращаясь же к перипетиям президентской избирательной кампании в Кыргызстане, за неделю до даты голосования, власти республики, похоже, пытаются снять Бабанова с гонки, используя, в том числе, лояльность к нему со стороны глав соседних государств. По крайней мере, так выглядят и предупреждения, которые оппозиционному кандидату вынес Центризбирком, и разгон темы о якобы готовящихся в стране беспорядках, и обсуждение рядом местных экспертов возможности объявления президентом Кыргызстана чрезвычайного положения для отмены выборов... Так, Атамбаев уже отменил свой визит в Сочи, объяснив это «выявленными фактами подготовки массовых беспорядков в день выборов со стороны отдельных политиков с привлечением криминала, а также финансовой поддержки таких политиков из-за рубежа».

фото regnum.ru

Вся эта борьба кыргызской власти с ветряными мельницами, по мнению местных экспертов, связана с тем, что уверенности в чистой победе ставленника Атамбаева в этой гонке – нет. А победа оппозиционного кандидата не дает гарантий безопасности действующему президенту. «Почему я не верю пока еще в кыргызскую демократию? Демократия - это когда одна власть может уйти не опасаясь, что ее посадит новая. Этим все сказано», - написал на своей странице в социальной сети Facebook известный политолог из Казахстана, общественный деятель Айдос Сарым.

Именно поэтому в республике и за ее пределами, накануне окончания президентской гонки, нагнетаются слухи о возможной новой революции. Однако, по словам директора украинского Центра ближневосточных исследований Игоря Семиволоса, прогнозировать, закончится ли избирательная гонка революцией, нет смысла.

«С одной стороны, мы видим несколько устоявшихся трендов. Первый стабильный тренд – в Кыргызстане растет этнический национализм. Второй стабильный тренд – оказавшись в таком геополитическом положении, в котором находится Кыргызстан, он не может выскочить из «вилки», в которой оказался: между РФ и Китаем. Поэтому, имея большие предосторожности относительно Китая, все равно будет находиться в российской орбите. С другой стороны, сегодня предпосылок для новой революции недостаточно», - говорит он.

Эксперт отмечает, что нынешняя избирательная кампания, безусловно, уже сейчас довольно грязная, напряжение внутри страны существует и подозрения о том, что тот или иной кандидат готов к революции, озвучиваются.

«Однако многое будет зависеть от того, как пройдут выборы и насколько возможна мобилизация людей», - подчеркивает он.

«В первую революцию в Кыргызстане восстал юг, и он отыграл ключевую роль в свержении Акаева. Вторую революцию спровоцировали противоречия между опять-таки революционной властью, которая стала таковой в результате революции первой, а также противоречия между кыргызами и узбеками. А что будет с третьей? Тяжело сказать, кто может стать движущей силой и мобилизовать население», - добавил Семиволос.

В этой связи, по его словам, учитывая, что сегодня региональной мобилизации в Кыргызстане нет, внешние игроки, поддерживают они того или иного кандидата или не поддерживают, не рассчитывают на революционный сценарий, а внутренние игроки, так или иначе, зависимы от внешних, кто бы не пришел к власти в Кыргызстане, он будет и дальше существовать в рамках устоявшихся трендов. Другими словами, сам по себе Кыргызстан, хотя и интересен в некотором смысле и россиянам, и американцам, и китайцам, и казахам, сегодня не тот лакомый кусок, который кто-то из крупных геополитических игроков хотел бы взять под свой контроль. А каждая новая революция уничтожает любые институты власти и приближает страну к еще большему коллапсу.

Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter