Борисполь / Фото: УНИАН

«Борисполь»: Кадровые карусели или реальные изменения?

И.о. гендиректора крупнейшего в стране международного аэропорта «Борисполь» Евгений Дыхнэ обратился к главе Мининфрастурктуры с просьбой содействовать решению проблем и рисков, накопившихся в «Борисполе» за последние годы. Однако пока вместо диалога министерство объявило конкурс на  нового руководителя аэропорта. 

Борисполь / Фото: УНИАН

В начале января Кабинет министров объявил конкурс на замещение руководителей 62 госхолдингов и стратегических предприятий в различных отраслях экономики. Одним из ключевых участников процесса стало Министерство инфраструктуры, которое, по поручению премьер-министра Арсения Яценюка, взялось курировать кадровые конкурсы в основных аэропортах страны - «Борисполе» и «Львове», а также в госмонополисте «Укрзализныце».

Тут-то и выяснилось, что организовав конкурс  в «Борисполе» Мининфраструктуры сознательно или нет, решило в точности повторить ошибки предшественников, систематически менявших руководство аэропорта. Только в 2014 году «Борисполь» сменил трех директоров! И это в условиях крайне тяжелого финансового и производственного положения предприятия. Эксперты утверждают, что смена руководства на данном этапе лишь усугубит ситуацию и загонит аэропорт в тупик, из которого новые менеджеры вряд ли найдут выход, потому что они попросту не представляют реального положения дел.

«На честном слове»

О том, что происходит сегодня в «Борисполе», не раз говорил его нынешний руководитель Евгений Дыхнэ. Едва приступив к исполнению обязанностей гендиректора аэропорта – в октябре 2014 года – Дыхнэ инициировал выборочную проверку хозяйственной деятельности предприятия. Свои действия он мотивировал просто: в 2014 году главный аэропорт страны сменил трех директоров и по итогам 9 месяцев года нарастил значительные убытки на фоне катастрофического снижения пассажиропотока, как основного источника доходов.

Руководство аэропорта, по распоряжению Дыхнэ, изучило наиболее проблемные аспекты хозяйствования, а именно:  ход строительства парковки возле терминала «D», реконструкции терминала «В» и проанализировало финансовые отношения с базовым перевозчиком – авиакомпанией «Международные авиалинии Украины».

Результаты проверки оказались весьма тревожными. И об этом Дыхнэ незамедлительно сообщил и в Министерство инфраструктуры, и в Государственную финансовую инспекцию, которую, к слову, сразу же пригласили провести всеобъемлющую проверку финансовой документации аэропорта в период с 2009 по 2014 годы включительно.

Посмотреть действительно есть на что. Согласно документам, которыми располагает УНИАН,  реальный пассажиропоток «Борисполя» за 9 месяцев 2014 года упал по сравнению с «пиковыми» по загрузке аэропорта 9 месяцами 2012 года примерно на четверть. Не спас предприятие даже традиционный период летних отпусков, когда количество пассажиров обычно растет. Ситуация несколько улучшилась лишь к декабрю. Начало 2015 года аэропорт «встретил» с показателем падения пассажиропотока на 13% при прогнозном падении на 25%. 

Однако это мало отразилось на финансовом результате «Борисполя». Убытки по итогам 2014 года превысили 100 млн долларов США, загрузка производственных мощностей вышла на средний показатель в  30%.

Большую опасность несет бухгалтерский хаос и выявленные в октябре приписки. В дополнение к стабильно убыточной деятельности, в бухгалтерской отчетности предприятия, например, годами занижалась задолженность по кредиту Японского банка международного сотрудничества (JBIC) на сумму в 780 млн грн.

Вызвали сомнения «странные» отношения предыдущего руководства аэропорта с некоторыми банками.

«Невозвратными» оказались 117 млн грн собственных средств аэропорта, «зависших» как депозит в проблемном банке «Родовид». Деньги не удалось получить даже по решению суда, подчеркивают в «Борисполе».  Но что показательно: проблема с возвратом средств возникла более 3 лет назад, однако исковое требование взыскать деньги появилось только в августе 2014 года.  И, несмотря на обращения Дыхнэ во всевозможные инстанции, в том числе и в Генпрокуратуру, Высший хозяйственный суд признал депозитные договора, заключенные предыдущим руководством «Борисполя» с банком «Родовид», недействительными. В результате чего аэропорт потерял эти средства.

В 2010 году «Борисполь» заключил договор с компанией ПАО «БУ-813», обязавшейся построить до декабря 2012 года паркинг. «Борисполь» исправно платил подрядчику, "не замечая" что строительные работы практически не ведутся, а после осуществления оплаты - стороны переносили срок сдачи работ. Когда такая схема стала откровенно бросаться в глаза, предыдущие руководители просто перевели деньги в одесский «Финбанк», оформив их в виде неразрывного депозита. Сейчас, когда срок депозита истек, одесский «Финбанк» не возвращает 80 млн грн. средств аэропорта, ссылаясь на свои финансовые трудности.

В то же время в «доходы» аэропорта регулярно записывались сомнительные суммы, которые «Борисполь» требовал взыскать с контрагентов – в  том числе через суд. Основным таким «контрагентом» выступала авиакомпания «Международные авиалинии Украины», которая на данный момент является базовым перевозчиком для «Борисполя». Объем «зачисленных» таким образом доходов составил ни много ни мало 250 млн грн. Но беда в том, что суд не признал за аэропортом ни одной оспариваемой гривны. Иными словами, доходов никто так и не получал, но по бухгалтерским документам они проходили. По факту - баланс предприятия не отвечал реальному состоянию.

«Несмотря на проигрыш в судах трех инстанций, по состоянию на конец сентября 2014 года, «Борисполь» продолжал отображать доходы в завышенных суммах и считать «МАУ» дебитором. Аналогичная ситуация прослеживалась и в отображении доходов по договорам с хендлинговыми компаниями», - подчеркнули в «Борисполе».

Но дальше – больше. Весьма проблемной выглядит ситуация с многострадальным паркингом возле нового терминала «D».  В ходе проверки приходящего в негодность долгостроя выяснилось, что одни лишь авансовые платежи генподрядчику строительства составили 93 млн грн. Однако нынешнее финансовое состояние и возможности этого генподрядчика не позволяют ему ни продолжить строительство, ни вернуть выплаченный многомиллионный аванс. Да и это не все. В «Борисполе» отмечают, что серьезного расследования требует не только история с недостроенным и неработающим паркингом, но и ход строительства всего терминала «D», а также реконструкции терминала «B», включая закупку оборудования, которое так и не было поставлено. Сметная стоимость проектов строительства и реконструкции, оформленная договорами с подрядчиками, была максимально возможной, при этом средства переводились  на счета заведомо проблемных банков, которые также не выполняли своих финансовых обязательств в первую очередь перед аэропортом.

«Суммарный негативный эффект, неотраженный в отчетности аэропорта, составляет порядка миллиарда гривен», - говорится в документах аэропорта, имеющихся в УНИАН. И это лишь по оценкам внутренних проверок.

Не случайно в ноябре 2014 года Дыхнэ лично инициировал проведение внешнего аудита и обратился с соответствующим ходатайством в Мининфраструктуры. А параллельно Дыхнэ завершил ряд давно тянувшихся строительных работ – в частности зоны внутренних рейсов в терминале «D». Это, по сути, и позволило нарастить пассажиропоток в 4 квартале 2014 года за счет удобной стыковки внутренних и международных рейсов в столичном воздушном хабе.

Однако вместо того, чтобы обратить внимание на проблемы аэропорта и начать поиск их решения, Мининфраструктуры , как в старые-добрые времена  … начало искать кандидатов на должность гендиректора аэропорта. И это всего через 3 месяца после назначения Дыхнэ. К выводам внутренних проверок и к ходатайствам о внешнем аудите министерство по непонятным причинам осталось глухо.

Добьем формализмом?   

Все раскрытые Дыхнэ факты нарушений не единожды доводились до ведома министерства. Однако адекватной реакции от ведомства не последовало. А последовали кадровые конкурсы – с благой целью найти новых людей…

Заместитель министра Владимир Шульмейстер на своей странице в Facebook недавно написал: «При общении с делегацией Мирового Банка  меня спросили, что именно мы такого реформаторского делаем. Сразу им ответил - меняем принципы управления в государственных компаниях посредством подбора управленцев, которые не приемлют коррупцию, которые смогут внедрить в существующие корпоративные системы, пожирающие миллиарды государственных денег, людей, думающих другими концепциями и понятиями - порядочность, прибыльность, KPI, корпоративная этика».

И это правильно. Но соответствуют ли эти заявления тому, что реально делается? Логично ли сейчас, когда процесс управления аэропортом только начал налаживаться, когда действующий менеджмент доподлинно ознакомился с болевыми точками предприятия, выявил коррупционные схемы, сообщил о них в Министерство и все уполномоченные службы, менять руководителя? Да еще и с помощью неких кадровых агентств.

А ведь предприятию нужен не столько очередной директор, сколько четкий план санации, пока «лечение» еще возможно. Но кому-то, видимо, важнее поменять именно менеджмент …

Но прежде чем что-то или кого-то менять, возможно стоит объективно и всеобъемлюще оценить состояние того имущественного комплекса, который будет вверен избранному на конкурсе руководителю. Но именно этого в Мининфраструктуры делать не спешат.

И приведи сейчас в аэропорт самого профессионального, самого «чистого» руководителя, но он физически ничего не сделает лишь потому, что будет связан по рукам и ногам если не безосновательными судебными разбирательствами, то значительными финансовыми обязательствами и серьезными социальными проблемами в связи с раздутым штатом сотрудников и стремительно падающим пассажиропотоком.

Непонятно и то, «сработаются» ли новые руководители с базовым перевозчиком, также переживающим непростые времена. Ведь не секрет, что тот же Дыхнэ оказался едва ли не единственным за последнее время гендиректором «Борисполя», который сумел выстроить с «МАУ» взаимовыгодный диалог и сотрудничество. Где гарантия, что новый человек продолжит положительный опыт и не допустит дальнейшего падения пассажиропотока?

А между тем, впереди у нас подписание Договора об открытом небе с Евросоюзом. Документ будет в любом случае подписан, и здесь определенно будут ждать положительного эффекта от открытых воздушных границ. Но что мы предложим европейцам? Разваливающийся аэропорт с сомнительной финансовой историей и хронику кадровых конкурсов, которые на деле оказываются банальной формализацией правительственных поручений?

Пока все идет именно по такому сценарию. А он, увы, никак не отвечает заявленному правительством курсу на реформы. 

Лист

Весь текст читайте здесь

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter