Захваченные украинские корабли в Керчи / REUTERS

События недели: версия читателей УНИАН - точка кипения Азовского моря, demo-версия военного положения в Украине и Захарова, которая не дружит с собственным языком

Читатели УНИАН на этой неделе стали свидетелями морского «боя» между россиянами и украинцами у Керченского пролива, переживали из-за введения военного положения в стране, а также наблюдали за новостями вокруг Киево-Печерской и Почаевской лавр. В то же время, читателей совсем не заинтересовало возвращение в Украину скандального экс-чиновника из ГФС Продана.

Захваченные украинские корабли в Керчи / REUTERS

Украинцы за последнюю неделю пережили и «начало» войны с Россией, и введение военного положения в стране, и кучу сопутствующих событий разной важности. Но позволю себе начать с базового факта - Россия за последние годы фактически оккупировала Азовское море. Медленно, но верно россияне продолжали наглеть там, где украинцы им позволяли, и воскресная история с захватом украинских кораблей эту проблему абсолютно четко обнажила – как для украинцев, так и для всего мира. Но, давайте обо всем по порядку.

Еще утром в воскресенье стало известно, что российский военный корабль протаранил украинский буксир, который вместе с еще двумя кораблями ВМС Украины пытался проплыть через Керченский пролив. Они предупредили россиян о своем маршруте, но российские пограничные корабли совершили агрессивные действия якобы из-за того, что украинские корабли «неправомерно» заплыли на временно закрытую акваторию территориального моря РФ (хотя в ВМС потом объяснили, что оккупанты врут – украинские корабли могут проходить через Керченский пролив в любое время, единственное условие – предупредить россиян, что и было сделано). Таким образом, ни о каком «территориальном море» РФ речи идти не может.

Вследствие тарана, у украинского буксира повредился главный двигатель, обшивка и ограждения, но среди военных тогда еще пострадавших не было. Вскоре, кстати, в сеть выложили видео, на котором русские пограничники с истерическими возгласами «дави его справа, бл@дь!» таранят украинский буксир.

Внимание! Видео содержит нецензурную лексику.

В МИД Украины заявили, что россияне «перешли границу», а в ВМС подчеркнули, что подобные действия со стороны РФ нарушают Конвенцию ООН про морскому праву и являются ничем иным, как актом агрессии - Украина имеет полное право на Азовское море, поскольку внутренним морем России оно никогда не было.

В любом случае, корабли к Мариуполю не прошли, а россияне в судоходном пролете Керченского моста поставили огромный танкер, таким образом физически перекрыв пролив для любых судов – в том числе гражданских (их к вечеру, кстати, скопилось немалое количество по обе стороны моста).

В таком подвешенном состоянии ситуация оставалась до самого вечера - обстановка накалялась, а украинский главнокомандующий по неизвестным причинам молчал. И ближе к ночи стало известно, что группе украинских кораблей было приказано возвращаться назад. Оккупанты на это ответили сначала угрозами – они требовали от украинцев остановиться и сдаться - после чего началось преследование. В конце концов, все закончилось захватом украинских кораблей в нейтральных водах – спецназ ФСБ открыл огонь на поражение, после чего корабли были взяты на абордаж, а 24 украинских военных оказались в плену. При этом шестеро получили ранения. Позже стало известно, что корабли ВМС Украины перевезли в Керченский порт.

Захваченные украинские корабли в порту Керчи / REUTERS

Только после этого в АП «проснулись» - разродились заявлением об акте агрессии, проинформировали страны G7, а Порошенко созвал военный кабинет. В НАТО заявили, что целиком и полностью поддерживают Украину в этой ситуации, и потребовали от России немедленно обеспечить ВМС Украины беспрепятственный доступ к портам. Похожее заявление выпустил и Евросоюз, призвав стороны к «сдержанности». Также Украина призвала срочно созвать Совбез ООН. 

Луценко объявил, что из-за действий РФ открыто дело о «ведении агрессивной войны».

Весь состав ВМС Украины подняли по тревоге. А в стране вполне определенно запахло военным положением.

Но паззлы потихоньку начали сходиться в единую картину во время заседания СНБО. Военное положение на пятый, кстати, год войны, планировали ввести на всей территории страны на 60 дней. Обещали, что на экономике это не отразится. В НБУ заявили, что на работу банков военное положение никак не повлияет, у пограничников в планах было перекрыть границу для «некоторых категорий» граждан РФ, а полиция должна была перейти на усиленный режим работы. Мобилизацию пообещали только в случае наземной агрессии. И, собственно, из важного, это все. Ах, еще подал голос «краснокнижный» министр информполитики Стець – он призвал всех пользоваться исключительно официальными источниками информации и не читать «fake news».

Проще говоря, никаких серьезных ограничений гражданских прав и свобод не планировалось, и, по факту, ничего кардинально в стране не менялось…

Почти ничего. Как говорится в одном анекдоте, есть нюанс.

Так уж вышло, что 60 дней военного положения накладывались на начало избирательной кампании в стране, и, таким образом, выборы президента автоматически были бы отсрочены – в условиях ВП предвыборную кампанию не ведут ни под каким соусом. Вот так совпадение! Но на этом моменте присутствующие на заседании СНБО как-то не акцентировали внимание. Какие, к черту, выборы, если страна на пороге войны? В итоге, СНБО решил военное положение ввести, Порошенко инициативу поддержал. В понедельник после обеда «комитет Пашинского» в парламенте также дал этому зеленый свет. А дальше, согласно Конституции, решение должна поддержать Верховная Рада, которая собралась по такому случаю на внеочередное заседание. Дело техники, как говорится.

Но получилось не все так просто. Для начала - мнение общества по этому поводу показательно разделилось. С одной стороны, всем очевидно, что Украина уже не первый год находится в состоянии войны. Фактически – аннексирована часть территорий, на востоке до сих пор каждый день получают ранения и гибнут украинские защитники. Все хорошо помнят и мобилизацию, и котлы, и вторжение российских кадровых войск, и похороны героев во всех уголках страны, и огромное количество переселенцев с Донбасса. Погибло больше десяти тысяч человек… Да, Украина находится в состоянии войны, и это «эррор», что ВП до сих пор не введено. Россия, несомненно, - военный, экономический и идеологический противник Украины. Но точно также мы помним, как власть раньше с полной уверенностью объясняла, почему военное положение никак нельзя ввести – даже во время самых кровавых «мясорубок», когда украинских солдат хоронили сотнями. Якобы тогда Украина бы потеряла поддержку МВФ, из страны уехали бы все инвесторы. Также звучало, что введение военного положения фактически означает объявление войны России, и это якобы может еще больше спровоцировать агрессора. Помните?

Потому вопросом о том, что же так кардинально изменил инцидент у Керченского моста, задалось не только общество, но и значительная часть парламента. Депутаты во время заседания вечером понедельника ударились в горячие споры о том, что введение военного положения может отсрочить грядущие президентские выборы. А где отсрочат раз, там можно, говорят, переносить еще – вплоть да парламентских выборов или, в теории, «до бесконечности» - закрепив, таким образом, настоящую военную диктатуру у власти.

Споры и консультации в под куполом Рады затянулись до глубокого вечера. А президент, прибыв в парламент днем, так и не выступил перед депутатским корпусом, получив от несогласных с его планами (которые ведь тоже готовятся к выборам) уверенный отпор. К вечеру, впрочем, он пересмотрел свое предложение и озвучил в Раде уже новое – ввести военное положение с 9 утра 28 ноября сроком на 30 дней, а не на 60, как предлагалось ранее. Таким образом, дата проведения президентских выборов оказалась вне угрозы. Кроме того, ВП вводилось только в десяти областях – которые граничат с Россией, Приднестровьем и выходят к морям.

Это компромиссное предложение и получило поддержку большинства в парламенте. Порошенко же во время весьма эмоционального выступления в Раде неоднократно подчеркнул, что страна реально находится под угрозой полномасштабной войны с Россией, которая продолжает концентрировать вооружение на границе, и введение ВП никоим образом не связано с выборами.

Верить ему или нет – дело каждого. Но, как по мне, уж лучше пусть введение ВП будет излишней осторожностью. А уж с какой целью его ввели, вопрос, несомненно, важнейший, но не первый. Важнее – оправданным ли будет это решение? Учитывая, с кем мы ведем войну, ожидать можно чего угодно. Ведь наш северный сосед, как показывает история, как никто умеет пользоваться плодами глупости украинской власти. В Кремле соплей, как говорится, не жуют. Остается надеяться, что наши властьимущие об этом помнят.

На следующий день после голосования Рады страна столкнулась с проблемой – никто не мог толком ответить, с какого времени в этих десяти областях действует ВП. «Официальные источники информации», пусть икнется господину Стецю, здесь как-то подкачали.

Дело в том, что во вторник утром правительственная газета «Урядовый курьер» опубликовала указ Порошенко о военном положении на 60 суток – срок, на который президент требовал ввести особый режим изначально. Пока специалисты, разбирающиеся в нюансах законотворчества, объясняли, что это был опубликован лишь указ, которым глава государства утверждал решение СНБО (как официальный документ его обязаны были напечатать), в Кабмине поспешили заявить об ошибке. Подбросил масла в огонь и Турчинов, который заявил, что дата начала военного положения, за которую проголосовала Верховная Рада - 26 ноября 14:00. А позже и президент, который в интервью украинским телеканалам заявил: «Когда я делал обращение, там была другая дата, а сейчас уже дата стояла 26 ноября. Поэтому режим военного положения вступил в силу с 26 числа». Таким образом, формально, в половине страны уже два дня действовало ВП. Ведь, в конце концов, согласно обнародованному на следующий день закону, военное положение вводится с 26 ноября на 30 суток до 26 декабря 2018 года. Правда, никто об этом не знал.

Как вам такое, господин Стець? Подкачали ваши «официальные источники информации», согласитесь.

Как бы там ни было, ВП на части территории Украины действует уже пятый день. В основном, никаких кардинальных изменений жители этих десяти областей не почувствовали. В Чернигове заметно увеличилось количество военных на улицах. В Харькове, уже закаленном войной, тоже не испугались – разве что усилили блокпосты на подъездах к городу. Спокойно восприняли введение военного положения и в Одесской области. А вот жители Сумщины оказались теми еще паникерами и решили превратить некоторые товары в дефицитные - стали массово скупать соль, сахар, гречку, спички и т.п. В то же время, военное положение вызвало настоящую панику у жителей ОРДО. Как оказалось, на 5-м году войны они «не слышали» об агрессии РФ. Люди поверили слухам, что гривна обвалится, а банковские карты будут заблокированы, потому начали штурмовать украинские банкоматы.

Заметные очертания ВП получило лишь в пятницу. Украина на время действия особого режима запретила въезд мужчинам-россиянам в возрасте от 16 до 60 лет. Единственное исключение – если человек едет на похорон или с какой-то другой гуманитарной целью. Какие последствия будет иметь это решение – пока не понятно. По крайней мере, если судить по соцсетям, многих россиян это зацепило.

Также читателей УНИАН взбудоражило заявление спикера МИД РФ Марии Захаровой. Эта дамочка, если отбросить дипломатическую шелуху, заявила о возможности оккупации тех регионов Украины, в которых расположены дипломатические учреждения РФ. В частности, на вопрос о том, возможен ли перенос российских дипломатических консульств из Киева и Львова на оккупированный Донбасс, Захарова сказала: «Относительно того, что вы спросили, не было ли мысли относительно переноса куда-либо этих представительств, понимаете, наш недавний исторический пример говорит о том, что иногда не нужен перенос, а иногда так получается, что меняется статус дипломатических представительств». Правда, позже она решила дать заднюю и назвала новость «фейком», а УНИАН обвинила в «обслуживании военного положения, введенного в Украине».

Что тут скажешь, это признание, наверное. Остается, разве что, пожелать Марии Владимировне, как официальному лицу, следить за тем, что она говорит.

Но во всей этой истории с новым витком конфликта с РФ остается открытым вопрос о судьбе 24 украинских моряков, которые, фактически, попали в плен. Так называемый «суд» Крыма арестовал их за якобы незаконное пересечение границы. Их уже отправили в СИЗО в Москве. И как их оттуда вытаскивать, несомненно, вопрос пока открытый. Слабо верится, что русские их нам просто так отдадут. Похоже, эта история надолго.

Не остались без внимания читателей и новости о Почаевской и Киево-Печерской лаврах. Началось с того, что неделю назад Минюст отменил передачу имущества Почаевской лавры УПЦ МП. А в среду Кабмин вернул ее территорию в состав Кременецкого заповедника. Наместник Почаевской лавры успокоил верующих. Говорит, обитель не захватывают и поводов для паники нет. В любом случае, монахи оттуда (а их там сотни две) никуда не собираются уезжать и заявляют, что у них есть действующий договор о пользовании лаврой. Но каковы будут прикладные последствия этих формальных изменений – пока непонятно. На сегодня все это похоже на подготовку к чему-то.

Любопытнее ситуация складывается с Киево-Печерской Лаврой. В начале недели Минкультуры громко объявило об инвентаризации ее имущества и реликвий. Но, как выяснил УНИАН, на поверку это пафосное заявление оказалось пиаром. В ответ на вопросы УНИАН о ходе «инвентаризации» и запрос на разрешение понаблюдать за процессом, пресс-секретарь Министерства культуры Юлия Даценко призналась, что на самом деле никакой инвентаризации нет. Оказалось, что не существует никакого официального журнала-каталога различных реликвий музейного комплекса, которым пользуется УПЦ МП. То есть, установить, все ли мощи святых или иконы на месте – не представляется возможным. Вот такой цирк. Вопрос только – на кого это расчитано?

Также сегодня стало известно, что СБУ проводит обыски у настоятеля Киево-Печерской лавры Павла. Того самого «Паши-мерседеса», который любит красиво жить и при этом не стесняется оскорблять журналистов. Но сейчас не об этом. Владыка Павел заявил, что правоохранители проводили обыск в доме, в котором он не появлялся с 2013 года. Говорит, пять лет назад дом ограбили, вынесли 5 икон и ящик водки. По словам Павла, он писал заявление в полицию, чтобы вернули хотя бы иконы, но с того случая дом стоял бесхозный. От обиды поставил владыка Павел на нем жирный крест. Хотя, в конце концов, одним домом больше, одним - меньше. У владыки их, наверное, далеко не один. Хотя ящик водки, конечно, жалко.

На этом фоне читатели пропустили новость о том, что подозреваемый в коррупции экс-глава ГФС Продан вернулся в Украину. Напомним, пару недель назад разразился скандал из-за его бегства в ЕС среди ночи на какой-то евробляхе. Сам чиновник тогда заявил, что поехал на лечение. А началось все с того, что еще летом появилась информация, якобы Продана собираются «сливать», и Генпрокуратура подозревает его в приобретении и строительстве недвижимости через подставных лиц в Украине и Турции. 5 сентября он сам уволился с должности, и, когда запахло жаренным, якобы и сбежал. Теперь экс-чиновник вернулся на родину, а в пятницу САП заявила, что требует взять его под стражу с возможностью внесения залога в 89 млн грн – «больной» систематически не является на допросы. Посмотрим, что будет дальше.

Также как-то начинает забываться и затираться дело Екатерины Гандзюк, рискуя пополнить ряды других громких дел об убийствах, припадающих пылью. Никаких подвижек в расследовании о заказчиках убийства нет. Да и кому сейчас есть дело до этого дела? - Военное положение в стране. А впереди - выборы. А потом - еще одни. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы никакая избирательная гонка не становилась поводом не расследовать убийства.

Хороших нам всем новостей!

Тарас Сидоржевский, заместитель главного редактора веб-проектов УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter