Место, где нашли отравленного экс-шпиона Скрипаля / REUTERS

Киллерский арсенал России: от отравлений до виртуальных казней

Пытаясь расправиться с неугодными режиму персонами, Россия не скупится ни в методах, ни в средствах. Недавнее отравление бывшего офицера ГРУ РФ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии – яркий тому пример. Но изощренные отравления не единственный конек РФ по «зачистке провинившихся».

Место, где нашли отравленного экс-шпиона Скрипаля / REUTERS

Практически каждый, кто, по тем или иным причинам, попадает под пресс Кремля, - потенциальный труп. Поскольку российской власти свидетели, которые слишком много знают, не нужны, российские спецслужбы не гнушаются ничем. В ход идут отравления, внезапная остановка сердца, ДТП, падение с высоких этажей, а также неприкрытые убийства и даже теракты.

Отравления у спецслужб – в порядке вещей

Когда 4 марта в британском городе Солсбери нервнопаралитическим веществом «Новичок» был отравлен бывший российский разведчик Сергей Скрипаль и его дочь Юлия, у следствия не было сомнений, что к этому причастна Россия. Во-первых, учитывая сложные отношения Скрипаля с бывшей родиной, где он был осужден на 13 лет за пособничество британской разведке, но через четыре года, в процессе обмена на разоблаченных в США российских шпионов-нелегалов, помилован и выслан за пределы РФ. Во-вторых, из-за происхождения отравляющего вещества, которым был убит бывший разведчик – «Новичок» изобрели еще в СССР как химическое оружие…

То, что после этого разгорелся небывалых масштабов дипломатический скандал, из Великобритании были высланы более двух десятков российских дипломатов, которых Лондон посчитал сотрудниками российской разведки, следствие раскопало, что подозреваемые в отравлении Скрипалей граждане РФ Александр Петров и Руслан Боширов являются штатными сотрудниками ГРУ, а премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила, что операция по отравлению Скрипалей, вероятно, была одобрена высокопоставленными лицами в России, скорее, исключение из правил. Ведь это дело – лишь одно из вереницы нераскрытых, к которым были причастны российские спецслужбы. В России «своих» не забывают.

Чего только стоит история с отравлением в Лондоне радиоактивным полонием-210 бывшего сотрудника КГБ и ФСБ Александра Литвиненко в ноябре 2006 года. В том, что к этому причастна Россия не было сомнений ни 12 лет назад, нет и сегодня (по информации следствия, в день отравления Литвиненко виделся с нынешним депутатом Госдумы РФ Андреем Луговым и российским предпринимателем Дмитрием Ковтуном). И, как и в случае со Скрипалем, Лондон также возложил ответственность за это убийство на Россию и лично на Владимира Путина (по мнению следствия, провернуть такую операцию без его одобрения спецслужбы не могли). Тем не менее, все это время в Кремле делают вид, что Россия тут ни при чем.

Любопытно, что до отравления Скрипаля эта линия поведения вполне «прокатывала» - не было ни жестких санкций, ни игнорирования путинских геополитических порывов, ни перекрытия «воздуха» для российского коррупционного бизнеса на территории Великобритании.

Собственно, именно тот факт, что сейчас все эти жесткие меры предпринимаются, заставляет Россию хоть как-то реагировать на обвинения. Впрочем, делают это в скрепной стране в духе всех предыдущих «отмазок». Так, 12 сентября, через неделю после того, как в его адрес прозвучали жуткие обвинения, президент РФ Владимир Путин заявил, что Петров и Боширов – никакие не ГРУшники, а «гражданские лица». «Мы знаем, кто это, мы их нашли. Надеюсь, они скоро появятся и сами все расскажут, это гражданские лица. Ничего там криминального нет», - сказал он и выразил надежду, что эти люди «сами появятся и о себе расскажут».

13 сентября они появились и рассказали, вызвав в свой адрес шквал небезосновательных издевок, а в адрес России – очередное обвинение в наглой лжи. «В последний раз российские военные утверждали, что они в отпуске, когда в 2014 году вторглись в Украину. Пора остановить фейковые телешоу – мир разоблачил Россию», - написал министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант на странице в Twitter.

Александр Петров и Руслан Боширов / REUTERS

И, как многие «отпускники», защищавшие «русский мир» в Украине, Петров и Боширов, с большой долей вероятности, уже не жильцы. Зачем России лишние свидетели ее делишек? К примеру, ученый, который, в свое время, обнаружил, что Литвиненко был отравлен полонием, два года назад погиб при загадочных обстоятельствах. При этом, за несколько месяцев до своей кончины он побывал в РФ…

К слову, ненужным свидетелем был и сам Литвиненко. Именно он еще в 1998 году заявил, что ему и нескольким сотрудникам ФСБ России приказали убить российского бизнесмена Бориса Березовского.

К Березовскому, кстати, российские спецслужбы пытались подобраться дважды: в 1994 году возле его машины сдетонировало взрывное устройство (олигарх не пострадал), в 2007 году, когда бизнесмен уже эмигрировал в Великобританию, к нему пытались подослать убийцу (впрочем, тому по какой-то причине запретили въезд в страну, что и спасло Березовского от верной смерти). В 2013 году Борис Березовский покончил с собой в доме бывшей жены. Хотя в то, что столь неудобный для Кремля человек действительно ушел из жизни сам, верится с трудом.

«Березовского к самоубийству действительно могли подвести, так как он на тот момент находился в тяжелом материальном положении, что могло спровоцировать депрессию и суицид. Но если человек диссидент и борется против существующего режима, то подвести его к этой черте очень сложно, так как в это мало кто поверит», - считает военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.

Или – еще один «неудобный свидетель» делишек российской верхушки, скончавшийся от отравления – российский журналист и политик Юрий Щекочихин (летом 2018 года в РФ практически незаметно прошла 15 годовщина с дня его смерти). Помимо того, что он последовательно выступал против коррупции и распространения организованной преступности в России, о своих расследованиях коррупционных делишек Генпрокуратуры РФ, ФСБ, Государственного таможенного комитета РФ и МВД РФ он намеревался подробно рассказать следователям ФБР в США. Собственно, за несколько дней до предполагаемой встречи, он внезапно «заболел».

К слову, перед этим – в 2002-2003 годах – Щекочихин получал анонимные звонки с угрозами в свой адрес, а однажды на него даже было совершено нападение возле собственного дома. Но, согласно заключению судмедэкспертизы, причиной его смерти стало не отравление, а синдром Лайелла (когда у человека развивается острая аллергическая реакция), хотя аллергиями Щекочихин никогда не страдал. Более того, все записи медицинских исследований и результаты вскрытия были засекречены ФСБ и остаются под грифом «секретно» до сегодня.

Любопытно, что еще одной жертвой отравления вслед за Щекочихиным едва не стала его коллега, российская журналистка, последовательно критикующая Кремль, Анна Политковская. В сентябре 2004 года она тяжело отравилась после того, как выпила чай на рейсе «Аэрофлота». Журналистка считала, что за отравлением стоит ФСБ. А два года спустя Политковскую застрелили в подъезде собственного дома в Москве. До сегодня главная версия ее убийства, озвучиваемая россиянами, состоит в том, что она находилась в оппозиции к Кремлю и крайне остро освещала тему чеченского конфликта.

Показательный расстрел

В принципе, политические расправы как в советской России, так и в РФ довольно часто заканчивались выстрелами в упор. Особенно показательным в этом смысле был период с 1920 по 1950 годы. «Мишенями оказывались две группы людей: бывшие белогвардейские генералы и предатели. Видимо, ко второй группе отнесли и Троцкого – это было самое громкое политическое убийство. Предателями также считали бывших офицеров ГПУ-НКВД, которые, оказываясь за границей, банально бежали, чтобы не возвращаться в Советский Союз. Однако после того как Сталина сменил Хрущев, эта практика начала отходить в прошлое», - отмечает российский историк Валерий Соловей.

Во время хрущевской оттепели, по его словам, вопиющих убийств политических оппонентов не было лишь потому, что это могло бы разладить и без того шаткие отношения с Западом, которые всячески пытался наладить Хрущев.

Впрочем, в начале прошлого века была и еще одна группа неугодных – украинцы, желающие независимости. Так, руководство советской России во главе с Лениным очень беспокоила деятельность украинского освободительного движения и, в частности, одного из ее лидеров – Симона Петлюры. Несмотря на то, что последний находится в эмиграции, Ленин считал, что «Петлюру нужно убить». «Поручаю Сталину как представителю партии, а Дзержинскому и Трилиссеру по линии ЧК выполнить это задание», - заявил он на одном из заседаний партии в 1922 году.

Задание было выполнено в 1926 году наемником, которому перед этим, во время его участия во французской военной миссии и путешествия из Петрограда в Одессу, знатно промыли мозги, Самуилом Шварцбардом. На улицах Парижа убийца выпустил в Петлюру семь пуль. К слову, о том, что уничтожение Петлюры было именно операцией советских спецслужб, в Конгрессе США свидетельствовал сотрудник КГБ Петр Дерябин, который в 1954 году перешел на сторону американцев.

Практика расстрелов вернулась в Россию после развала «страны советов». Так в 1995 году в подъезде собственного дома был убит российский журналист Владислав Листьев. Следователи предположили, что произошедшее связано с политической деятельностью журналиста.

в марте 2017 года в центре Киева «предателя» России – бывшего депутата Государственной думы РФ Дениса Вороненкова / фото УНИАН

Кремлем активно практикуются и расстрелы-казни. К таковым, к примеру, можно отнести убийство в марте 2017 года в центре Киева «предателя» России – бывшего депутата Государственной думы РФ Дениса Вороненкова. В октябре 2016 года он вместе с семьей переехал в Украину, а в декабре принял украинское гражданство. Но главной его провинностью перед родиной стало то, что позволил свидетельствовать в деле о сбежавшем в Россию бывшем президенте Украины Викторе Януковиче и его связях с российской верхушкой.

Несмотря на то, что в Москве заявили: считают абсурдным заявления украинцев о российском следе в убийстве Вороненкова, на деле, для российского электората, депутатов и чиновников, это выглядело неким устрашением – мол, предателей достанем и в другой стране.

Показательной казнью можно считать и убийство под Киевом в 2017 году общественной активистки, военнослужащей Амины Окуевой. Автомобиль, в котором она ехала с мужем Адамом Осмаевым (уроженцем Чечни, членом одной из влиятельных семей Чечни, выступающим против друга Путина, главы Чечни Рамзана Кадырова) расстреляли в Киевской области на железнодорожном переезде.

Любопытно, что иногда, вероятно, чтобы дать возможность недовольным властью осознать «всесилие» хозяина Кремля, происходят весьма показательные убийства, а для устранения оппонентов выбираются знаковые места или даты.

К примеру, Анну Политковскую застрелили в День рождения Владимира Путина. А российского политика-оппозиционера Бориса Немцова застрелили на Большом Москворецком мосту буквально под окнами Кремля. «Демонстративное убийство Немцова в центре Москвы подразумевает сразу две цели – как физическое уничтожение, так и запугивание оппонентов, чтобы другим неповадно было», - считает бывший заместитель главы СБУ, бывший начальник Главного управления разведки Минобороны, вице-президент Центра стратегических исследований и анализа Александр Скипальский.

«Несчастные случаи» и теракты

Довольно часто обстоятельства смерти неугодных спецслужбы представляли, как несчастные случаи. Особенно «модным» это было в советское время. К примеру, одной из самых ходовых «технологий» для политической расправы была автокатастрофа. Именно она стала причиной смерти главы Белорусской ССР Петра Машерова, в «Чайку» которого в 1980 году на полном ходу врезался груженый грузовик. Даже зашоренное советское общество считало аварию подстроенной, поскольку Машеров мог помешать Юрию Андропову занять место Леонида Брежнева у руля СССР, а в дальнейшем – помешать возглавить Страну Советов Михаилу Горбачеву.

В 1990 году в аналогичной автокатастрофе погиб и требующий перемен известный певец Виктор Цой. «Не справился с управлением», - написали в милицейском протоколе.

А вот известный российский генерал Александр Лебедь, который, по мнению экспертов, мог потягаться за власть с Владимиром Путиным – погиб уже в авиакатастрофе – вертолет, на котором он, как губернатор Красноярского края, летел вместе с сотрудниками своей администрации на открытие новой горнолыжной трассы, столкнулся с проводом ЛЭП. Государственная комиссия, расследовавшая катастрофу, дала заключение, что причиной трагедии стала «неудовлетворительная подготовка экипажа». Однако несколько факторов заставляют думать иначе. Во-первых, авиакатастрофа произошла как раз тогда, когда в России заговорили о возможности возвращения Лебедя в большую политику (президентские выборы 2004 года были не за горами). Во-вторых, за несколько дней до полета в вертолете поменяли экипаж. В-третьих, погода в день трагедии вообще не допускала возможности полета…

Но одно дело – устранить одного неугодного чем-то оппонента, и совсем другое – убрать всю верхушку целой страны. Таким беспрецедентным случаем стала авиакатастрофа президентского авиалайнера Ту-154М под Смоленском, в которой в апреле 2010 года погибло все высшее руководство Польши – президент с женой, почти все высшее военное командование, известные польские политики, общественные и религиозные деятели, которые направлялись в Россию на траурные мероприятия по случаю 70-й годовщины Катыни.

В отчете по результатам расследования в 2011 году все сводилось к ошибке пилота, сложным погодным обстоятельствам (был туман) и непрофессиональным действиям диспетчера. Но, поскольку полного сотрудничества российских следователей с польскими так и не случилось (Россия даже не предоставила польской стороне доступа к обломкам самолета), поляки не перестали копать. В результате, через восемь лет, весной 2018 года в Польше опубликовали другой отчет о трагедии. По версии польских следователей, главной причиной катастрофы стал не человеческий фактор, а два взрыва на борту. И организовать их вполне могли российские спецслужбы, поскольку все погибшие военные и политики Польши были заинтересованы не только в тесном сотрудничестве Польши с НАТО и США, но и вели целенаправленную политику по ослаблению влияния России в Восточной Европе. Точка в этой истории до сих пор не поставлена.

Павла Шеремета подорвали в июле 2016 года в центре Киева  / фото УНИАН

К слову, взрывать российские спецслужбы научены не хуже, чем расстреливать. К примеру, гибель в результате взрыва автомобиля известного белорусского, российского и украинского журналиста Павла Шеремета в июле 2016 года в центре Киева связывают как с его профессиональной деятельностью, так и с заинтересованностью в его гибели российских спецслужб.

Наконец, серию удавшихся и провалившихся террористических актов в российских городах в сентябре 1999 года даже сами россияне связывают, главным образом, с работой ФСБ. Мол, чтобы оправдать ввод войск в Чечню и начало второй Чеченской войны, и были организованы эти теракты, в которых обвинили лиц «кавказской национальности». Более того, это привело и к стремительному росту рейтингов Владимира Путина, который из простого назначенца выкристаллизовался в реального правителя.

Устранение неудобных свидетелей

Тот факт, что «врагом» и «предателем» для России можно стать, будучи просто неудобным свидетелем, уже сказано выше. И одним из доказательств этого тезиса можно считать смерти даже таких маргиналов, как боевики «Гиви», «Моторолла» или «вождь» нужного только России ракового образования на территории Украины – «ДНР» - Александра Захарченко.

Напомним, «Гиви» был взорван в собственном «штабе», «Моторолла» нашел свою гибель в лифте дома, в котором отжал себе квартиру, а Захарченко не спасся от взрыва в ресторане «Сепар».

Но гораздо более показательным можно считать настоящий мор российских послов. Одним из первых (по официальной версии, из-за инсульта) скорчался временный поверенный РФ в Украине Андрей Воробьев. Эту должность он занял после того, как в феврале 2014 года МИД РФ отозвал из Киева в Москву посла Михаила Зурабова. В мае 2016 года Воробьев тоже находился в Москве, где скоропостижно скончался.

В феврале 2017 в Нью-Йорке внезапно умер главный свидетель российских бесчинств в Украине – постпред РФ в ООН Виталий Чуркин / фото eadaily.com

Возможно, его смерть не обратила бы на себя особого внимания, если бы в следующем году российские послы не начали умирать «пачками». Так, в январе 2017 года в своей квартире в Афинах скончался заведующий консульским отделом посольства РФ в Греции Андрей Маланин. В МИД РФ сообщили, что смерть консула наступила «в результате естественных причин». В том же месяце в Нью-Дели «в результате болезни» скончался посол РФ в Индии Александр Кадакин.

В феврале 2017 в Нью-Йорке внезапно умер главный свидетель российских бесчинств в Украине – постпред РФ в ООН Виталий Чуркин, которому постоянно приходилось отдуваться перед международным сообществом и за несуществующих в Крыму «зеленых человечков», и за отсутствующих на Востоке Украины российских военных, и за БУК, из-за которого погибли почти 300 человек – пассажиры и экипаж сбитого россиянами «Боинга»…

Но и на этом смерти российских дипломатов не прекратились. В августе 2017 года в собственной резиденции в Хартуме (Судан) был найден мертвым посол РФ в Судане Миргаяс Ширинский. По официальной версии – причиной стал «острый сердечный приступ». В мае 2018 года такая же участь постигла и посла РФ в Потругалии Олега Белоуса.

Вполне вероятно, что на этом загадочные смерти дипломатов не прекратятся – они слишком много знают.

Виртуальные казни

В целом, со временем практика демонстративных политических убийств должна сойти на нет. Причем, понимание этого должно было появиться еще у советских деятелей, когда даже тщательно спланированные операции могли сорваться глупейшим образом, а спецслужбы оставались в дураках. Так, в 1976 году советский пилот Виктор Беленко совершил побег из СССР в Японию на истребителе «Миг-25П». Самолет со множеством секретной аппаратуры летчик передал японским властям и запросил политическое убежище в США. Позже он был вывезен в Америку, где получил сначала политическое убежище, а затем и американское гражданство.

Военной коллегией Верховного суда СССР Беленко был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. И при встрече в США с агентом КГБ, ему недвусмысленно дали понять, что к нему доберутся и здесь. Спустя какое-то время проживания Беленко в США, в советской прессе появилась информация о гибели перебежчика в автокатастрофе.

Однако в 2000 году летчик дал интервью американскому корреспонденту на авиашоу в Висконсине, в котором, в частности, сказал: «В США я встретился с космонавтом Игорем Волком. Он говорит: «Ты же, вроде бы, умер!». Я ответил: «Не так быстро». КГБ распространил слухи о моем убийстве, чтобы отбить охоту у других».

По словам историка Валерия Соловья, в целом политические убийства, которые, по старой памяти, использует РФ, не играют Москве на руку. «Это приносит гораздо больше потерь - репутационных и политических - чем выигрыша. Нет уверенности, что в современных условиях политические убийства эффективны, потому что мир устроен таким образом, что многое можно проследить. Например, в Англии - одна из лучших систем видеонаблюдения в мире и их следователи могут эффективно работать», - считает он.

Эксперт отметил, что к практике устранения своих врагов, в частности, тех, кто причастен к терактам против израильтян, широко прибегал Израиль. Однако в последние годы (если не брать ситуацию на Ближнем Востоке, где такие методы активно применяются) Моссад от нее отошел. «Конечно, время от времени, государства прибегают к подобным мерам. Но стараются действовать под чужим флагом или маскируют под несчастные случаи. Делать так открыто: взрывать, стрелять или травить - это признак дурного тона. Это носит очень демонстративный характер и смысл этой демонстрации не очень понятен. Как правило, она контрпродуктивна в глазах общественного мнения», - говорит историк.

К сожалению, как бы это не выглядело в глазах мировой общественности, на деле Россия, применяющая подобные методы давления на оппонентов, все еще выходит сухой из воды. Дело в том, что политики большинства европейских стран, в которых откровенно неевропейские организации, «подкармливаемые» Кремлем, чувствуют себя, как дома, опасаются резких движений в сторону РФ. Поэтому расследования, в которых рука Кремля – вовсе не мифическая страшилка, не заканчиваются наказанием виновных. Остается лишь надежда - наказывать Россию санкциями. Так долго, насколько это возможно.

Анастасия Заремба, Роман Цимбалюк

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter