Украина своих не бросает. Чем может закончиться арест ветерана АТО в Греции
Украина своих не бросает. Чем может закончиться арест ветерана АТО в Греции

Украина своих не бросает. Чем может закончиться арест ветерана АТО в Греции

13:53, 30.10.2021
13 мин. 4000

Ветеран АТО Александр Радкевич был задержан в Греции, и сейчас решается вопрос об его экстрадиции в Литву. Мужчина ехал с семьей на отдых, и для него стало абсолютной неожиданностью то, что он заочно осужден в Вильнюсе по "делу 13 января". УНИАН узнал подробности этой истории.

13 января – одна из важных вех Литвы. В начале 1991 года Кремль сделал отчаянную попытку вернуть контроль над страной, объявившей независимость. Сотни тысяч людей вышли на улицы Вильнюса. С другой стороны - спецназ, десант, военная техника. 13 января, во время штурма телецентра, погибли 14 литовцев, один боец подразделения "Альфа", было ранено около 800 человек. Расследование велось до 2014 года, и несколько лет назад несколько десятков человек были осуждены заочно. Среди них есть и граждане Украины.

Тридцать лет назад Александр Радкевич был водителем-механиком советского танка, выполнял приказы, когда 11 января тогда еще советские военные штурмовали в Литве Дом печати. В тот день обошлось без смертей, но два человека были ранены, и приговор танкисту – 4 года.

По словам Александра, повлиять на срок, оспорить обвинения в зале суда он не мог. Сложилось так, что, пока шел суд, танкист вновь вернулся в армию, воевал на Светлодарской дуге на Донбассе. Мужчина не скрывался от следователей, давал показания. И утверждает, что по какой-то причине его адвокаты из Литвы не сообщали ему о ходе процесса и приговоре, он ничего не знал о европейском ордере на арест.

Шансы оспорить экстрадицию минимальны, на этот вопрос может уйти до двух месяцев, но, по информации литовских журналистов, его могут решить намного быстрее.

На историю 90-х накладывается геополитический треугольник с гранями – Украина-Греция, Украина-Литва. В первом случае отношения не из лучших, Афины не может устраивать тесное сотрудничество Киева с Анкарой. Партнерство с Литвой – не нуждается в дополнительных комментариях. И очевидно, что РФ просчитывает варианты, как использовать эту истории в своих целях.

УНИАН разбирался, может ли один ветеран АТО повлиять на отношения с ключевым партнером нашей страны и каковы шансы Александра Радкевича выйти на свободу.  

"Не прятался за чужими спинами"

УНИАН пообщался с семьей Радкевича. Его дочь Мария Годованюк рассказывает, что отец приходит в себя после шока, вызванного арестом. Его посетил консул, украинцу наконец передали теплые вещи (задержали его в одной футболке и джинсах), с ним постоянно на связи украинские адвокаты и их коллеги из Греции.

"Отец понял, что его не бросили", - рассказывает Мария.

По ее словам, бывший танкист не рассказывал семье, что происходило в Вильнюсе тридцать лет назад. При этом, все знали, что в 2014 году отец давал показания по "делу 13 января". Но тогда решили, что бывший офицер Советской Армии интересует суд в качестве свидетеля. В 2015 году Радкевич сам пошел в военкомат и отправился на фронт.

Бывший танкист не рассказывал семье, что происходило в Вильнюсе тридцать лет назад / фото из семейного архива Александра Радкевича

"В 2014-м папа был волонтером, и часто с восхищением рассказывал о встречах на передовой с парнями, знакомстве с настоящими патриотами. Как-то сказал: "Я, как военный, тоже должен быть там". И пока он был на войне, я ничего не слышал об адвокатах из Литвы", - утверждает Мария Годованюк.

Мы пообщались и с побратимами Радкевича. ""Дед" (такой был у него позывной) как-то обмолвился, что был в Вильнюсе. Но каких-то подробностей не было, просто как факт упомянул. Говорил спокойно, не так, как человек, который опасается, что получит срок, бегает от следователей. Тем более, скрываться – не в его духе. Он никогда не прятался за чужими спинами, мы знаем его как смелого офицера, который всегда проявлял разумную инициативу", - рассказал УНИАН офицер ВСУ с позывным "Варвар".

В конце разговора парень добавил, что тоже был в Литве - на реабилитации после ранения. Окажись на его месте Радкевич, история бы стала еще более неоднозначной.

Дело без срока давности

Надо ли говорить, что для Литвы "дело 13 января" - одно из самых важных. Следствие тянулось крайне долго. В какой-то момент было решено, что судят военных преступников – в таких делах нет сроков давности. В марте 2019 года огласили приговор, его текст в открытом доступе, там говорится: "Обвиняемый Александр Радкевич – наводчик (здесь ошибка, правильно - водитель-механик, – УНИАН) танка №511, принимал участие в военной атаке возле Дома печати, обеспечил воздушно-десантным подразделениям возможность пробраться к зданию, опасно маневрируя на территории здания, устрашал людей".

Скриншот из приговора суда

Приводятся и показания, которые давал сам Радкевич.

"На перекрестке загорелся красный сигнал светофора, и он остановил танк. Когда он вновь тронулся, полоса движения была загорожена автомобилями, и он вынужден был въехать на островок безопасности и снести светофор, чтобы не столкнуться с автомобилями. Много людей стояло на перекрестке, они начали бросать камни и другие предметы в танк. Камень, величиной с кулак, попал ему в правый висок, и он на несколько секунд потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел, что танк едет к грузовому автомобилю ЗИЛ 130. Стал тормозить, однако ему все же не удалось избежать столкновения. Водитель грузовика пересел на пассажирское место, поэтому не мог получить телесных повреждений", - фиксируется в приговоре.

Как уже было сказано выше, приговор – четыре года. Для сравнения, бывший министр обороны СССР Дмитрий Язов был осужден на 10 лет. Тогдашний президент СССР, главнокомандующий Михаил Горбачев в тексте приговора не значится, и это вызывает вопросы не только у семьи и друзей Радкевича, но и литовцев. 

Отметим, что в приговоре упоминаются несколько граждан Украины, но за три десятка лет часть данных литовских следователей безнадежно устарела.

Так, один из них, Александр Житников, после событий в Вильнюсе стал начальником Харьковского высшего военного училища тыла МВД СССР (сейчас - Национальная академия Нацгвардии Украины). Через недолгое время он перебрался в РФ и сейчас - генерал-майор Росгвардии в отставке.

Уроженец Тореза (Донецка область) Сергей Головко тридцать лет назад в Литве был замкомандира батареи 234-го полка Псковской воздушно-десантной дивизии. Сейчас его полный тезка есть в базе Миротворца, как разведчик боевиков. К слову, и упомянутые псковские десантники участвовали в войне на Донбассе, в 2014 году сообщалось, что они понесли серьезные потери на Луганщине.

Естественно, РФ, российские военнослужащие и спецназовцы, не признают вину за события в Вильнюсе 1991 года. Им вторит и украинец, бывший десятник Анатолий Иваницкий из Житомира, который также получил 4 года. Несколько лет назад он рассказывал местным СМИ:

"Я никаких противозаконных действий не совершал. На тот момент я имел статус военнослужащего Советской Армии и выполнял приказы командиров и вышестоящих начальников, направленных, как нам говорили, на защиту конституционных прав страны, в которой мы все тогда жили. Приказа стрелять в людей тогда не было и быть не могло. Ни я, ни мои бывшие подчиненные, не сделали ни одного выстрела", - говорит Иваницкий.

Но вот, что думают об этом в Литве.

"Все, кто совершали преступления против человечности, говорят то же самое. На самом деле, по обстоятельствам ясно, что вся военная сила использовалась против гражданских. Но одно из правил ведения военных действий - нельзя использовать армию против гражданского населения. И тут достаточно самого участия, это дает основание для ответственности. Не важно, убивал или нет конкретный человек. Важен сам факт его участия. Кто конкретно в кого стрелял или ранил - менее важно. Такая специфика преступлений против человечности", - объяснил УНИАН бывший председатель Конституционного суда Литвы, декан юридического факультета Университета Витаутаса Великого Дайнюс Жалимас.

"Если выдан Европейский ордер ареста - он должен исполняться"

Интересно, что десять лет назад в Австрии по делу "13 января" был задержан Михаил Головатов, полковник запаса КГБ, командир "Альфа". Но россиянина отпустили, и это вызвало дипломатический скандал.

Сейчас эта история однозначно не повторится. По словам литовцев, экстрадиция Радкевича – вопрос времени. Но также они понимают, что при заочном процессе обвиняемый не мог защитить себя в полной мере. 

"Если выдан Европейский ордер ареста - он должен исполняться. Это упрощенная процедура, где невозможно оспаривать решение судов других стран ЕС. Они должны восприниматься и признаваться как принятые совершенно справедливо, - говорит Дайнюс Жалимас. – И то, что судили заочно, вовсе не означает, что суд не был справедливым. Тем более, в этой ситуации, если человек задержан, если его выдадут Литве, насколько я помню, по литовским законам полагается пересмотреть дело уже при личном участии. По-моему, возможен залог, личные гарантии… СИЗО - не обязательный и единственный вариант. Все зависит от того, решит ли суд, что Радкевич захочет скрыться".

В 2015 году Радкевич сам пошел в военкомат и отправился на фронт / фото из семейного архива Александра Радкевича

Юрист Хельсинкского союза по правам человека Максим Тимочко рассказал УНИАН, что защита Радкевича хочет использовать несколько моментов.: "Есть общий подход к квалификации военных преступлений. Особенность в том, что они совершаются только во время военного конфликта. Чтобы было понятней - во время войны, оккупации, вооруженного конфликта. Но этого недостаточно. Надо, чтобы сам обвиняемый понимал определенный контекст этих событий. Я не хотел бы, чтобы Литва восприняла так, что мы ставим под сомнение ее стремление к Независимости. Речь про конкретное осознание этого вопроса украинцем, который недавно закончил танковое училище. Одна ситуация, когда сейчас на танке въезжают в независимое государство. Но было ли такое понимание у простого советского солдата, который, возможно, и не хотел принимать участие в этой операции?".

"Вопрос помилования будет простой вещью, если задействовать все рычаги"

"За военные преступления по правилам, которые существуют в международном праве, не может быть амнистии как таковой. Мы должны понимать, что это - военные преступления. Понятно, что мы не можем амнистировать российских боевиков. Но это не отменяет возможности помиловать Радкевича, с учетом того, какая ситуация сложилась. Надо понимать суть обвинения. Его действия не привели к гибели людей, он прямо не посягал на жизнь и здоровье. Он несет ответственность за участие в операции, которая была спланирована высшим политическим руководством СССР. Выглядит это так, будто его привлекли к ответственности за соучастие в тех действиях, которые в целом совершала советская армия", - говорит Максим Тимочко.

В скором времени, после экстрадиции из Греции в Литву, будет решаться вопрос об осуждении или помиловании ветерана АТО / фото из семейного архива Александра Радкевича

О том, что ветерана могут помиловать, говорит и политолог Тарас Чорновил.

"Нас укоряют: почему до сих пор нет приговоров по Майдану? У Литвы похожая история отняла больше 20 лет. Для Литвы все являются преступниками. Но есть российский спецназ, который кидался на людей, есть те, кто не может избежать ответственности: водители машин и танков, которые ехали на людей, от чего, впоследствии, погибли и были ранены люди, и есть те, кто был участником "массовки". Мы можем понять парней, которые сидели в тех танках, которым, может, и не объяснили, куда они едут, что там происходит. Но Литва осудила людей, которые боролись против ее Независимости. Принцип правосудия сводится к тому, что существует коллективная ответственность, каждого выделяют отдельно, но при этом как бы звучит: "Ты был участником преступных действий. Ты был обязан не выполнять преступный приказ. Ты должен был понять, что это был преступный приказ", - говорит Чорновил.

Поэтому, по его мнению, сейчас срочно должна включаться политика и дипломатия: "Человек за три десятилетия кардинально поменял свои взгляды. Человек проявил себя в совсем другой сфере, в сфере которой Литва особенно нам помогала. Нужно, чтобы глава МИД Украины связался с главой МИД Литвы. Наш премьер-министр должен звонить своему коллеге, Владимир Зеленский должен звонить президенту Литвы. Не идет речь об отмене приговора. Должен сразу встать вопрос о помиловании. И его вероятность я бы расценивал как такую, которая приближается к 100%. А, вот, если бы его судили в Греции, Россия сыграла бы по полной. Мы бы имели повторение истории с Виталием Маркивым в Италии. Сейчас Греция просто выполняет решение Интерпола".

По словам экспертов-международников один человек, одна подобная история вряд ли сможет повлиять на отношения Литвы с Украиной. Арест АТОшника кажется подарком для российской пропаганды, но в Литве он был по одну сторону баррикада с теми, кого Кремль считает "героями".

"У нас другая проблема. Украинское представительство Интерпола не отлеживает должным образом поданных в международный розыск украинских граждан. Помните, РФ подала в розыск Игоря Мазура, и Польша его задержала? Все быстро разрешилось, через три дня он был в Украине. Но наш Интерпол должен был отлеживать в оперативном режиме эти вопросы, - говорит Тарас Чорновил. - Мы не можем, согласно Конституции, выдать другим странам своих граждан. Но если они преступники, и мы их таким считаем, мы должны их у себя привлечь к ответственности. Если считаем, что они ни в чем ни виноваты, то должны предоставить защиту и информационную поддержку, сообщить, что им не следует выезжать за границу". 

История Александра Радкевича еще не закончена. В скором времени, после экстрадиции из Греции в Литву, будет решаться вопрос о его осуждении или помиловании. А УНИАН продолжит следить за ситуацией.

Влад Абрамов

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь