/ Фото УНИАН

Жители горевших сел: «Мы побывали в настоящем аду. Сидели в канаве на окраине села и ждали, когда утихнет огонь. Минута, и мы бы сгорели»

Очередную годовщину трагедии на Чернобыльской АЭС северная часть Украины встречала в огне и гари. С подозрением, что вдыхаемый дым вполне может быть радиоактивным… Страхи – страхами, но УНИАН отправился на Полесье, чтобы пообщаться с местными жителями и волонтерами о причинах многочисленных пожаров.

/ Фото УНИАН

В лесах Чернобыльской Зоны, на Житомирщине пожары продолжаются весь апрель. Во время масштабных возгораний горели леса и села, было уничтожено свыше 80 домов. Наибольший урон нанесен селам Нижняя Рудня, Острова, Магдин и Личманы Овручского района. УНИАН побывал на Полесье, пообщался с местными жителями и волонтерами о причинах пожаров, а ученых расспросил, когда следует ждать «второй волны».

«Минута, и мы бы сгорели»

«Оно тлело, тлело, а потом резко занялось. Рядом с нашим селом вышка для наблюдения за огнем, оттуда прибежал пожарный, кричит: «Бери детей и бегом!». А я оцепенела. Огонь пошел по селу. Там газовые баллоны взорвались, там – КАМАЗ вспыхнул. Дым черный везде. Дети кричат от страха. У меня шок, я растерялась, не знаю, что делать, - рассказывает Надежда, жительница поселка Острова (Житомирская область). - У соседей сарай загорелся. А от него до деревянного дома всего пара метров. Они его тушат, сын соседки сам загорелся. Перемотали ему ожоги на руке, на ноге, и он бегом на трактор – перепахать землю между домами, чтобы огонь дальше не пошел. Бинты у него размотались, кровь течет. И вокруг так горело – ужас! Тот пожарный потащил нас в канаву с водой на окраине села. Позвонили учительнице в соседнее село, чтобы приехала детей забрать: «Спасайте, задыхаемся!». Она сквозь огонь к нам на машине. И дети к ней так бежали, что обувь потеряли. Вывезли их, а мы в канаве сидели, пока не услышали: «Возвращайтесь. Дом уцелел». Я не поверила: «Как, уцелел?» Не думала, что спасут».

После заголовков о масштабном пожаре кажется, что на месте села - укрытая пеплом пустыня / Фото УНИАН

Ее соседка по селу Елена Адамовна, вздыхая, добавляет: «Можете представить, в каком аду мы были? Минута, и мы бы сгорели».

После заголовков о масштабном пожаре кажется, что на месте села - укрытая пеплом пустыня. Но огонь прошел по Островам неравномерно: выжег траву, опалил лес, но в самом селе сгорели дома, которые были заброшены или пустовали. Теперь деревянные избы, который огонь пощадил, соседствуют с руинами.  

От двора предпринимателя Ивана Невмержицкого осталась лишь печь и груда кирпичей. Среди черепиц видны разбитые глиняные горшки, обугленные металлические спинки кровати. На черной выжженной земле стоит то, что осталось от КАМАЗа. За ним - палатка, рядом с которой тренога для котелка и мешки с овощами.

«Я был в Киеве, и вечером мне позвонили, сказали… Я не поверил. Пожары весной бывали, но небольшие, их тушили. Никогда такого не было, чтобы до села дошел огонь, - с горечью рассказывает мужчина. - Мой дед хороший хозяин был, отец тоже. Люди подтвердят. Жалко, что так с хозяйством, но холодильник, стиральную машинку, телевизор можно новые купить. Не осталось ни одной фотографии родных по отцовской линии, по материнской… Не знал, что однажды приеду, а вместо дома будет пепел».

Детвора из этого села уже, похоже, забыла о случившемся / Фото УНИАН

По его словам, на днях в село приезжали полицейские, фотографировали, составляли «бумаги об убытках». Местные власти якобы пообещали помочь с временным жильем, говорили, что могут дать на время «вагончик» (вроде того, что используют на стройках).

«Пока живу в палатке. За шиворот не капает, - улыбается Иван. – И если мой дед в 15 лет, будучи сиротой, смог построить дом, то и у меня получится. Переезжать не хочется. Там, где родился, всегда легче».

Стоит отметить, что детвора из этого села уже, похоже, забыла о случившемся. И первоклассник Артем превратил обгоревший корпус грузовика в место для игр.

«Муравейник»

В пострадавших от огня Магдине и Личманах уже начали аккуратно разбирать завалы. Село превратилось в муравейник, где одни фасуют посылки, которые подвезли волонтеры, другие укрывают от непогоды продукты, третьи заняты стройкой…

К слову, по наблюдениям волонтеров, помощь от властей в глубинку еще не дошла. Зато соцсети наполнились фотографиями, на которых чиновники разного уровня встречаются с жителями сел и обещают помощь.

По одной из теорий, озвучиваемых местными жителями, кто-то с помощью огня мог скрывать следы массовых вырубок / Фото УНИАН

Здесь, как и в Островах, говорят о произошедшем без отчаянья, с оптимизмом рассказывают, что отстроят все заново. И все едины в мнении, что произошла трагедия из-за поджога: «С трех стороны на село шел огонь. Семь точек возгорания было».

«Такое чувство, что мы кому-то мешаем и нас так хотят выкурить, а лес вырубить», - рассказывают селяне.

По одной из теорий, озвучиваемых местными жителями, кто-то с помощью огня мог скрывать следы массовых вырубок, по другой – пламенем расчищают место для карьеров, чтобы добывать полезные ископаемые. Действительно, на Житомирщине есть залежи бериллиевых руд, ильменита, циркония, но те, что решено разрабатывать, находятся в другом, Олевском районе.

Версия о поджигателях постепенно обрастает подробностями, селяне говорят, что они перемещались на мотоциклах или скутерах. Активист из Овруча Виталий Ющкевич рассказывает, что наблюдает за ликвидацией пожаров, выезжал на места возгорания. Он утверждает, что был свидетелем того, как огонь вспыхивал в удаленных друг от друга местах при отсутствии сильного ветра.

Но у версии, что все произошло из-за неосторожного обращения с огнем, тоже есть немало сторонников.

У нас были года, когда страдало около миллиона гектаров сельскохозяйственных земель, утверждает эксперт / Фото УНИАН

Еще в советские времена на Полесье начали работать мелиораторы. Болота стали лугами. Из-за зимы без снега и весны без дождей на них стояла сухая трава. При этом, в «чистый четверг» в этих краях есть традиция – сжигать мусор у себя во дворе (огонь кажется контролируемым, но ветер разносит искры, а тлеющий пластик может поджечь свалку). Причиной пожара мог стать и окурок, выброшенный, скажем, из кабины лесовоза или другого автомобиля…

«В Беларуси тоже были пожары, но не такие масштабные»

«Недавние масштабные пожары были во всех новостях. Сейчас о них говорят меньше, но зайдите на сайт ГосЧС и увидите, сколько там новостей о поджогах травы. Украина выделяется в ЕС площадями, которые пройдены огнем. У нас были года, когда страдало около миллиона гектаров сельскохозяйственных земель. Страдают от пожаров и леса. И, в первую очередь, наибольшие пожары бывают в лесах Зоны отчуждения. Там этот пожар прошелся по той самой территории, что и пять лет назад - в августе 2015 года, - рассказывает руководитель Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров Сергей Зибцев.

Он говорит, что в Полесье такие ЧП происходят с периодичностью 3-5 лет. Сейчас на многих гектарах гореть практически нечему, все уничтожил огонь. Но через время в тех местах появится трава, упадут сгоревшие стволы, вырастут новые лиственные деревья. Для того, чтобы все повторилось, будет достаточно искры.

Эксперт говорит, что следующая волна пожаров может начаться ближе к концу лета / Фото УНИАН

Но проблема не только в природных аномалиях. «Какими бы причины не были, есть служба, которая занимается тем, чтобы пожары не распространялись. Мы не можем избежать краж, убийств, но есть правоохранители, которые борются с преступниками. Для борьбы с лесными пожарами должны быть дееспособные подразделения. Везде есть своя специализация, ГосЧС может успешно тушить пожары в домах, на промышленных объектах, но за городом – своя специфика. Главное – наладить лесопожарную службу. Сколько бы не было поджогов, их должны своевременно тушить, и не допускать больших ЧП», - убежден Сергей Зибцев.

По его словам, если посмотреть на снимки со спутников, то видно, что в Беларуси тоже были пожары, но не такие масштабные, как в Украине. «Вывод – наши службы работают хуже. Но я вообще удивляюсь, что работают автомобили, станции, люди. У нас с 2016 года государство не выделило ни копейки на охрану лесов от огня», - подчеркивает он.

Эксперт говорит, что следующая волна пожаров может начаться ближе к концу лета, когда фермеры начнут сжигать траву - до введения новых штрафов это был самый дешевый способ обработки поля.

Впрочем, существует еще одна угроза: «Большие пожары подожгли торфяники, они будут гореть до снега (если он будет). Не будет осадков - будут тлеть до весны. Потушить их – самая сложная задача. Открытого огня и дыма нет, очаги увидеть невозможно. Но если тление не остановить, то вместе с засухой это приведет к новой волне пожаров».

Можно было бы ожидать, что к тому времени, после нынешних масштабных пожаров, у спасателей появится новая техника, будут созданы команды быстрого реагирования и тд. Но на Полесье считают, что чиновники сейчас лишь с облегчением вздохнут: «Притушили, и слава Богу». А шевелиться начнут, когда загорится снова.

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Теги: #пожар